Польша открещивается от Холокоста

Зачем полякам понадобилось принимать закон, запрещающий обвинения страны в пособничестве нацизму

  
4147
На фото: концентрационный лагерь Освенцим, Польша
На фото: концентрационный лагерь Освенцим, Польша (Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images)

Сенат Польши 1 февраля принял закон, согласно которому будет запрещено упоминать, что нацистские концлагеря были польскими. За подобные высказывания, а также, за утверждения, что Польша также несет ответственность за преступления нацистов, предусмотрено наказание вплоть до тюремного срока.

Закон теперь должен подписать президент Польши Анджей Дуда.

Закон вводит наказание в виде штрафа или лишения свободы на срок до трех лет за выражения «польские лагеря смерти» и другие высказывания, которые можно трактовать как попытку возложить на поляков вину за якобы соучастие преступлениям нацистской Германии, в том числе геноцид евреев в Европе.

Такое же наказание закон предусматривает за пропаганду бандеровской идеологии и отрицание Волынской резни.

Издание The Gurdian ранее констатировало, что законопроект станет предпосылкой для уголовного преследования любого, кто не согласен с принятым на государственном уровне мнением, что поляки были исключительно героями в ходе войны и никаким образом не были соучастниками в преступлениях нацистов.

Читайте также

Ранее израильский премьер Биньямин Нетаньяху выступил с жесткой критикой в отношении законопроекта. Президент Польши Дуда в телевизионном интервью заявил, что его страна не может отступить и она имеет право «защищать историческую правду».

Министр образования Израиля и по связям с диаспорой Нафтали Бенет, в свою очередь, заявил: «Это исторический факт, что многие поляки помогали убивать евреев, выдавали их нацистам, издевались над ними и даже убивали их во время и после Холокоста». Правда, он также признал, что «такой же исторический факт и то, что это немецкие нацисты инициировали, планировали и строили лагеря смерти в Польше».

— Нет никакого сомнения, что многие поляки участвовали в уничтожении евреев во время оккупации Польши нацистской Германией, — говорит историк, генеральный директор фонда «Историческая память» Александр Дюков. — Однако это сотрудничество было делом их личного выбора, их совести. Точно так же среди коллаборационистов в СССР находились свои антисемиты, уничтожавшие людей по этническому признаку.

При всём том мне неизвестен ни один нормативный документ польского Союза вооружённой борьбы или Армии Крайовой или эмигрантского зарубежного правительства Польши, которые предписывали бы осуществлять убийства евреев по этническому принципу. В то время как подобные документы у бандеровцев и литовских нацистов хорошо известны и опубликованы. Вне всякого сомнения, Польша именно как государство не несёт на себе ответственности за Холокост.

Тем не менее, решение польского сената кажется мне достаточно опасным. Прежде всего, для историков и тех, кто хотел бы докопаться до сути происходивших в годы Второй мировой войны событий. Сейчас есть несколько польских историков, объективно занимающихся исследованием тем Холокоста. При этом иногда они публикуют достаточно неприятные для польского самосознания факты. В частности, польский историк Ян Томаш Гросс написал книгу «Золотая жатва», недавно переведённую на русский язык, посвящённую этому вопросу.

При определённом стечении обстоятельств такие историки могут быть осуждены по закону, одобренному польским сенатом. Надеюсь, что до этого не дойдёт, и закон останется в основном декларативным.

«СП»: — Однако уже сейчас этот закон, который пока ещё даже не подписан президентом, вызвал много критики со стороны «международного сообщества».

— Да, это так. Польские власти испортили себе отношения с Израилем и не только. Я думаю, если бы дело ограничилось включением в закон об Институте национальной памяти пункта о запрете героизации украинских нацистов, всё бы прошло гораздо более спокойно. С другой стороны, насколько я знаю, этот закон в польском Сейме вызвал достаточно серьёзные разногласия. Поэтому не исключено, что мы имеем дело с неким «пакетным соглашением». То есть часть польских депутатов соглашалась проголосовать за включение в закон пункта об украинских националистах лишь в обмен на запрет рассуждений о том, что Польша имеет отношение к Холокосту. Ещё раз подчеркну, что поляки таким образом, возможно, удовлетворили собственный электорат, но при этом на международном уровне вызвали негативную реакцию.

«СП»: — Существуют высказывания отдельных политиков, что в войсках Вермахта воевало едва ли не больше поляков, чем участвовало в антифашистской борьбе в годы оккупации. В частности, по данным профессора Рышарда Качмарека, директора Института Истории Силезского Университета, автора книги «Поляки в Вермахте», через немецкую армию прошло около полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья.

— Я бы не стал делать таких выводов. Да, в войсках фашистской Германии воевало немало поляков. Только Советская армия взяла в плен порядка 60 тысяч солдат, которые называли себя поляками. Однако этническую принадлежность пленных определяли в основном с их слов. И если военнопленный, владеющий польским языком, называл себя поляком, то его таким и считали. Хотя после 1942 года многие немцы, родившиеся в Польше и знавшие польский язык, вполне могли бы обозначать себя именно как поляков, которых, якобы, заставляли воевать против Советского Союза.

В целом же поляки, будучи славянами, рассматривались немецкими нацистами как представители низшей расы, и отношение к ним было соответствующее. Той части поляков, которой планировалось оставить жизнь, была уготована роль чернорабочих и прислуги. Поляки сами прекрасно понимали, что их ждёт, если Третий Рейх добьётся мировой гегемонии. Поэтому Польша была одной из стран, где сопротивление гитлеровскому режиму было довольно масштабным. И число воевавших с нацистами было большим, чем число сотрудничавших с ними.

«СП»: — На ваш взгляд, почему именно сейчас полякам показалось важным принять закон о запрете даже такого выражения как «польские концлагеря»?

— Героизация пособников нацизма на Украине актуализировала в Польше вопрос отношения к Волынской резне и другим преступлениям бандеровцев против поляков. И как я уже сказал, часть политических сил Польши захотела, чтобы в новый закон вошло дополнение и о непричастности страны к Холокосту.

Тема концлагерей на территории Польши всегда была нервным раздражителем для поляков. Особенно не нравилось им выражение «польские лагеря смерти». Тем не менее, сейчас большой актуальностью для польского общества эта тема не обладает.

«СП»: — Насколько опасно для самого польского общества замалчивание темы коллаборационизма в годы Второй мировой войны? Ведь, например, в России не принимается закон, запрещающий упоминание армии Власова и других пособников нацизма.

— Поляки всё же не собираются запрещать упоминания о случаях коллаборационизма и участия в расправах над евреями среди своих соплеменников. Под запрет попали пока высказывания о том, что весь польский народ несёт ответственность за Холокост. На мой взгляд, это неудачный закон, мягко говоря. Он ничего принципиально не меняет для Польши и создаёт почву для спекуляций. К сожалению, подобные попытки административными методами регулировать вопросы истории имеют место во многих европейских странах.

В то время как я сторонник того, чтобы вместо запретов государства занимались просвещением. Это имеет отношение и к России. Посмотрите, у нас законодательно закрепили запрет на нацистскую символику. И это тут же привело к таким эксцессам, как недавний нашумевший случай с вынесением обвинительного приговора человеку, разместившему в соцсети фотографию Парада Победы 1945 года в Москве, поскольку на этой исторической фотографии изображены нацистские штандарты. Чем принимать подобные законы надо хотя бы составить реестр мест преступлений нацистов на территории России. Такого нет до сих пор. Многие сожжённые фашистами деревни, места концлагерей никак не обозначены, там даже не стоят самые скромные памятные знаки. Вот над чем надо работать. А не придумывать очередные глупые запреты.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня