Общество

Домашний арест разгрузит российские тюрьмы

Ежегодно под новую меру пресечения в России будет попадать свыше ста тысяч человек

  
243

С 10 января в России вводится такое понятие как домашний арест. Как полагают в Федеральной службе исполнения наказаний, эта новая мера пресечения может быть назначена примерно 113 тысячам осужденным ежегодно.

По состоянию на 1 ноября 2009 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы России содержались 875,8 тысячи человек, в том числе в 755 исправительных колониях отбывали наказание 731,4 тысячи человек, в 7 тюрьмах — 2,9 тысячи человек, а в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних находились 6,3 тысячи человек. В 225 следственных изоляторах содержались 135,2 тысячи человек.

Однако снижаться численность населения колоний будет постепенно — понадобится время, чтобы судьи стали в полной мере применять ограничение свободы в виде наказания.

Введение в России домашнего ареста корреспонденту «СП» прокомментировал адвокат Борис Сосновский.

— Суть домашнего ареста в соответствии со статьей номер 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого. Фактически, человек лишен свободы. Вот только находится он не на лесоповале, а в своей квартире. И это не может не радовать. Потому что государству не надо будет тратить деньги на его перевозку в колонию и обратно. Это позволит сэкономить немалые средства.

«СП»: — А что еще могут запретить делать человеку, находящемуся под домашним арестом?

— Например, общение с определенными лицами, получение и отправление корреспонденции, ведение деловых переговоров с использованием любых средств связи. Суд в постановлении или определении об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указывает конкретные ограничения для лица, в отношении которого эта самая мера избирается.

«СП»: — Но как контролировать человека, если он под домашним арестом? Держать возле каждой квартиры по милиционеру?

— Нет, это было бы глупо… Предполагается, что находящийся под домашним арестом, будет контролироваться с помощью электронных конвоиров.

«СП»: — Интересно, а что это такое?

— Планируется, что это будут специальные неснимаемые маячки, исполненные, например, в виде браслета. Они будут посылать специальные сигналы диспетчеру о месте нахождения своего носителя. Возможно, домашнему арестанту будут устанавливать дома специальные видеокамеры, а также его обяжут время от времени отчитываться по телефону о своем нахождении дома.

«СП»: — Вот вы говорите, что браслеты-маячки будут неснимаемыми. Но наши люди на выдумки хитры. Что же помешает кому-то из них «поколдовать и снять браслетик?

— Гарантией соблюдения режима домашнего ареста станет угроза замены домашнего ареста на вполне реальное содержание под стражей, которая будет произведена в случае выявления соответствующих фактов нарушения режима. Мне кажется, угроза оказаться вместо собственной квартиры в не очень удобной камере остановит многих.

«СП»: — По каким статьям можно применять домашний арест?

— Ограничение свободы может быть назначено за клевету, оскорбление, кражу, мошенничество, присвоение или растрату. В общем, не за самые тяжелые преступления. Поверьте, убийцу, маньяка или насильника никто под домашний арест не посадит.

«СП»: — А кто, кроме браслетов-маячков, должен контролировать местонахождение осужденного?

— Суд возлагает на осужденного определенные обязанности — помимо телефонных звонков, ему надо будет от одного до четырех раз в месяц являться для регистрации в орган, осуществляющий надзор. В случае неявки можно и в тюрьму угодить…

«СП»: — Как вы думаете, что принесет нашей стране введение домашнего ареста?

— На мой взгляд, введение в практику этой меры пресечения — это не только гуманность по отношению к подследственным, но еще и повышение требований к качеству работы оперативников, дознавателей и следователей. Потому что им теперь необходимо более четко, правильно и ясно обосновывать необходимость применения меры пресечения в виде содержания под стражей вместо домашнего ареста. Не секрет, что иногда подследственных шантажируют, грозят посадить в камеру к бывалым зэкам. И некоторые люди не выдерживают, подписывают «чистосердечные» признания. Соответственно, сейчас будет меньше средств для подобного незаконного шантажа.

«СП»: — Как вы думаете, когда практика содержания под домашним арестом приживется в России?

— Я считаю, что это будет долгий и трудный путь. У нас, к сожалению, не привыкли доверять людям, которых судят или собираются судить даже за легкие преступления. Милиции и суду проще посадить в СИЗО, чем надеть браслет с маячком. Но, как мне кажется, года через три-четыре домашний арест будет для нашей судебной системы самым обычным делом.

«СП»: — Вы серьезно в это верите?

— Конечно! Российская судебная система не стоит на месте, а развивается. В Европе и США очень часто избирают меру пресечения в виде домашнего ареста. А чем мы, собственно, хуже? И не будет никакой опасности, что человек, осужденный на полгода за какое-то легкое преступление, вернется из зоны озлобленным. Потому что он никуда не будет уезжать, а проведет срок заключения дома, в привычной обстановке.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Алексей Кротов

Почетный строитель города Москвы, член Союза архитекторов России

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня