18+
суббота, 10 декабря
Общество

Спасатель МЧС Бородин: В Гаити нас пропускали даже мародеры

  
18

Утром 23 января в аэропорту подмосковного города Раменское приземлился первый самолет с российскими спасателями, работавшими в Гаити. Следом за ним сел второй борт, груженный тяжелой техникой. После семи суток тяжелейшей вахты на родину вернулись более полусотни сотрудников отряда «Центроспас», а также кинологи, которые с 15 января вели поисково-спасательные работы в Порт-о-Пренсе. За это время наши ребята вытащили из-под завалов девять человек, которые наверняка погибли бы, не подоспей помощь вовремя. Среди них — двое детей.

Еще несколько десятков жизней спасли российские врачи. Только сложных хирургических операций, которые проводились в переброшенном в Гаити аэромобильном госпитале, было проведено около 70. Всего же квалифицированную помощь в первые дни после разрушительного землетрясения получили более 400 гаитян. Госпиталь работает и сейчас, принимая ежедневно до 60 человек.

Корреспонденту «Свободной прессы» удалось связаться с участником спасательной операции Кириллом Бородиным. Он в это время был на базе «Центроспаса».

"СП": — Сколько времени занял перелет? В полете, наверное, отсыпались?

 — Около двадцати часов. Садились и в Доминикане, и в Канаде, и в Исландии. Пока летели, конечно, все спали. Правда, в одном месте здорово тряхнуло — проснулись. А туда добирались больше суток, часов десять не могли вылететь из Доминиканской республики.

«СП»: — Что произвело на вас в Гаити самое большое впечатление — масштабы катастрофы, хаос, который царил поначалу, нервозная обстановка в городе, горы трупов на улицах?

 — Вы знаете, с такими вещами мы часто сталкиваемся. Но тут было очень жарко. От обезвоживания приходилось много воды пить. Другая особенность — множествоо трупов на улицах. Убирать их не успевали. Под солнцем тела быстро разлагались, и поэтому легко можно было подхватить какую-нибудь заразу. Принимали специальные препараты, ну и к технике безопасности повышенные требования предъявляли.

«СП»: — Сообщали, что в городе полно мародеров. Не приходилось с ними сталкиваться?

 — Приходилось. Но нас они не трогали. Однажды, когда двигались на объект, встретили на улице огромную толпу. Честно скажу — стало страшновато. Однако нас пропустили. А вообще, работали мы только в светлое время суток. Ночью было опасно. Правда, если мы находили под завалами выживших, то на базу не возвращались, пока людей не достанем.

«СП»: — Почему многие здания буквально рассыпались? Ведь землетрясение силой 7 баллов — не самое сильное?

 — Знаете, они при строительстве применяли местные материалы. Ну, и сами гаитяне контролировали процесс. Как — вопросы к ним. Бетон был очень слабый. Буквально в руках рассыпался. Поэтому и тяжелую технику применять было невозможно. Только вручную работали.

«СП»: — В тех зданиях, которые вы обследовали, было много погибших? Каким вообще может быть общее число жертв?

 — Я не считал, но натыкаться на тела постоянно приходилось. Сколько всего погибло? Цифру, даже приблизительную, назвать не могу. Но погибших было очень много. Хоронили людей все время.

«СП»: — До Гаити вам доводилось участвовать в спасательных операциях в других странах? В чем особенность этой?

 — Да, все началось еще в 1988 году в Армении. Потом были больше двух десятков стран — Китай, Пакистан, Индонезия… Гаити запомнилось жарой, и плохим качеством строительства. Нигде с такими масштабными разрушениями сталкиваться не приходилось. Поэтому и жертв так много.

«СП»: — Со спасателями из других стран приходилось пересекаться? Есть отличия в работе у нас и у них?

— Постоянно пересекались. Работали и жили рядом. Отличия, конечно, есть. Например, американцы очень много делают для собственной безопасности. Все направлено на то, чтобы спасатель не пострадал. А у нас главное — спасти человека. Даже когда риск большой — лезем.

«СП»: — Вам довелось доставать выживших?

— Да, в этот раз получилось. Это были две девушки, лет 20−25. Достали их под обломками жилого дома. Пролежали они под завалами больше шести суток. Состояние было тяжелым, но — живые. Их сразу отправили в наш госпиталь. Врачи, к слову, вообще работали на износ. Когда спали, я даже не знаю.

Группировка МЧС, высадившаяся на острове неделю назад, насчитывала 138 человек. Сейчас вместо спасателей в страну направляются медики. Именно их больше всего не хватает стране в эти дни. Полевые госпитали переполнены. Были случаи, когда обезумевшие от страданий люди пытались брать мобильные медицинские центры штурмом.

21 января в район землетрясения прибыла дополнительная группа врачей отряда «Центроспас». С собой они привезли 15 тонн груза. Это медикаменты, оборудование для плазмофереза, продовольствие и все необходимое для работы госпиталя МЧС в течение еще 15 дней. Для оказания помощи детям, пострадавшим во время землетрясения, прилетели в Порт-о-Пренсе и восемь врачей из бригады доктора Рошаля. Возглавляет группу руководитель отделения гнойной хирургии НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Валерий Митиш.

Прибывает помощь и из других стран мира. Но ее все равно не хватает.

По оценке газеты «Гардиан», землетрясение сделало инвалидами целое поколение гаитян. Более 200 тысячам гаитян была сделана, как минимум, одна ампутация. «Столько рук и ног последний раз отрезали во время крымской войны в ХIХ веке», — цитирует издание слова представителя благотворительной организации Médecins Sans Frontières.

95% больных, которых придавили плиты, обречены на ампутации, полагает американский хирург Джордж Буттэн. Ситуация осложняется тем, что оборудование полуразрушенных медицинских центров в Порт-о-Пренсе, которое можно было бы использовать, разграблено. Исчезли даже кислородные баллоны.

Во дворе крупнейшей в столице страны Университетской больницы лежат сотни пациентов с тяжелыми травмами. Их участь представляется печальной. На жаре раны быстро инфицируются, а очередь на операцию превышает тысячу человек.

По последним оценкам, звучавшим в прессе, количество жертв землетрясения сейчас достигает 75 тысяч человек. Хоронят погибших либо в братских могилах, либо прямо во дворах. Представители ООН и властей Гаити говорят, что беспокоиться о мертвых некогда — слишком много проблем с первоочередными потребностями выживших.

Восстановление страны может занять, как минимум, десять лет и обойдется, как объявило пришедшее в себя правительство, в 10 миллиардов долларов. Впрочем, эта цифра наверняка возрастет. В Гаити и раньше был один из самых высоких в мире уровень коррупции, а теперь, когда в страну хлынут деньги, чиновникам будет выгодно преувеличивать размеры необходимой помощи.

В любом случае, спасать несчастную страну придется всем миром. Иначе на карте появится второе Сомали. Расположенное к тому же в 200 километрах от США. Этого американцы боятся сейчас больше всего.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня