Общество

Жорес Алферов: Россию спасет альтернативная энергетика

Научный потенциал нашей страны еще достаточно силен, чтобы создать новые высокотехнологичные отрасли

  
216

Научным руководителем российской «Кремниевой долины», которая создается в подмосковном Сколково, станет нобелевский лауреат Жорес Алферов. Об этом сообщили «Ведомости» со ссылкой на первого замглавы президентской администрации Владислава Суркова, который руководит рабочей группой по строительству иннограда. По словам Суркова, в сколковском проекте будет сформирован научно-технический совет, в который войдут российские и иностранные ученые, инженеры и эксперты. У совета будут два сопредседателя. С российской стороны это будет Алферов.

В чем проблемы выбора инновационного пути развития России, рассуждает лауреат Нобелевский премии в области физики за 2000 год, директор физико-технического Института им. А.Иоффе, вице-президент РАН Жорес Алферов.

«СП»: — Жорес Иванович, что, на ваш взгляд, нужно для успеха инновационного развития?

— В истории XX века было два инновационных проекта, которые имели абсолютный успех. Они дали целую гамму новых технологий, новых направлений технического развития, которые, вообще говоря, даже не предполагались авторами и инициаторами эти проектов, когда они их начинали. Эти два инновационных проекта — Манхэттенский проект Соединенных Штатов по созданию американского ядерного оружия, и советский атомный проект.

В этих двух инновационных проектах чрезвычайно важной компонентой, которая является основой любых инновационных проектов, была кадровая основа. Профессиональные, высококвалифицированные кадры, которые могли с успехом решать инновационные задачи. Кадровую проблему для Манхэттенского проекта решил Адольф Гитлер. Именно из-за его прихода к власти высококвалифицированные ученые Германии и других европейский стран эмигрировали в США, и составили основу Манхэттенского проекта, и очень многих технологических проектов, которые последовали вслед за ним не только в области оружия, но и во многих других областях.

Кадровую проблему для советского атомного проекта решил Абрам Йоффе, непосредственного участия в ядерном проекте не принимавший. Но созданная им советская физическая школа и обеспечила все кадровые потребности проекта: Игорь Курчатов, Лев Арцимович, Яков Зельдович, Исаак Алиханов — все это воспитанники физической школы академика Йоффе.

Это показывает, когда мы говорим об инновационном пути развития, насколько тесно связаны с инновациями наука и образование, развитие и создание новых научных школ и повышение уровня образования.

«СП»: — Наука и образование — это понятно. Что еще?

— Следующим, с моей точки зрения, чрезвычайным успехом научно-технического прогресса в нашей стране была столь часто критикуемая система промышленных министерств. У нас в годы реформ говорили, что мы создали бюрократическую систему из промышленных министерств, которые не способствовали развитию конкуренции. С моей точки зрения, наши промышленные министерства, были гениальным изобретением советской власти. Каждое из этих промышленных министерств на высоком профессиональном уровне решало проблемы развития передовых направлений науки, технологии и промышленности. В каждом из этих промышленных министерств было главное научно-техническое управление, которое определяло стратегию научно-технического развития этих министерств.

При благоприятном стечение обстоятельств, если бы наши реформы проводились иначе, и другими людьми, наши промышленные министерства, созданные в советское время, могли бы стать успешными транснациональными компаниями, соревнующимися по основным направлениям развития современной техники, технологий и производства. К сожалению, этого не произошло.

Среди промышленных министерств Министерство среднего машиностроения, занимающееся атомными разработками, было наиболее ярким подтверждением единства промышленного и научно-технического развития. Не случайно, это министерство практически создавалось питомцами Российской Академии наук, и весь период своего существования имело самые тесные связи с Академией наук.

«СП»: — Если рассмотреть развитие, допустим, США с точки зрения инноваций, что мы увидим?

— Огромным направлением, сыгравшим чрезвычайно важную роль в научно-техническом и социальном развитии нашей планеты было то, что я называю полупроводниковой революцией XX века, или революцией в области информационных технологий. На моей памяти профессор Зи, много лет проработавший на фирме «Белл-Телеком» (последние 10 лет он работает в одном из тайваньских университетов), в 1982 году, в Токио, на конференции «Твердотельные приборы и их развитие» сделал доклад о субмикронной литографии в полупроводниковой технологии. В этом докладе Зи привел такие данные: начиная с 1950 года, наиболее бурно развивающейся отраслью промышленности США была электронная промышленность. Она развивалась с приростом 15% в год. После создания кремниевых интегральных схем, изобретения их Джеком Килби, с которым мы разделили Нобелевскую премию, эта часть промышленности (производство интегральных схем) развивалась со скоростью 25% в год.

Зи в своем докладе показал данные, которые на меня до сих пор производят очень глубокое впечатление. Он показал, как изменялась социальная структура общества в США в зависимости от развития технологий. До 1905 года наиболее многочисленной группой работающего населения в США были фермеры. То есть, до 1905 года Штаты были аграрной страной. С 1905 по 1955 годы наиболее многочисленная группа работающего населения была занята в промышленности: США стали индустриальной державой. Начиная с 1955 года наиболее многочисленная группа занятого населения — это люди, занятые в получении, использовании, развитии информации. Это постиндустриальное информационное общество. Начиная примерно с конца 1960-х годов, эта группа населения в США достигла 50%, и с тех пор стабилизировалась, хотя происходит огромный информационный взрыв. Стабилизация определялась, прежде всего, развитием полупроводниковой электроники, кремниевых чипов, компьютеризации, полупроводниковых гетероструктур и так далее — то есть базовых информационных технологий, которые стали основой развития информационных технологий в мире в целом.

«СП»: — Какое место в этом занимает реальная экономика?

— Полупроводниковая революция, будучи непосредственным движителем научно-технического прогресса, привела к существенным социальным изменениям в обществе. При этом, я бы сказал так: пока был Советский Союз, эти базовые информационные технологии, вследствие необходимости соревноваться с нами, соревноваться в развитии реальной экономики, служили прежде всего развитию реальной экономики. Конечно, они часто использовались в сугубо пропагандистских целях, но в целом служили именно развитию реальной экономики. Крах Советского Союза был величайшей трагедией не только для нашей страны, но и для развития экономики и общества на планете в целом.

Это привело к тому, что величайшие достижения науки и технологии, в частности, в области информационных технологий (последние десятилетия бурно развивалась электронная почта, интернет), стали использоваться, прежде всего, в финансовых махинациях. Финансовые пузыри бурно развивались еще и потому, что не было могучей компоненты — Советского Союза, — с которым можно и должно было соревноваться в области реальной экономики.

«СП»: — А у частного бизнеса есть мотивы развивать реальную экономику?

— Как-то недавно я читал публичную лекцию в Политехническом институте. Один из преподавателей подошел ко мне по окончанию лекции, и сказал: я хочу сказать вам фразу, чтобы вы ею пользовались. Он сказал замечательные слова: частная собственность на орудия и средства производства — это раковая опухоль страны, а бизнес и предприниматели — это ее метастазы. Сегодня на Украине премьером стал Николай Азаров. Так получилось, что я с ним познакомился лет пять назад. Он сказал очень правильные слов: «Мы все время стремимся достичь уровня передовых западных стран. Но вот душевой валовый продукт на Украине составляет всего 10% от душевого валового продукта в Швейцарии. Спрашивается, каким образом мы можем догнать Швейцарию? Основу валового продукта на Украине составляет донецкий уголь, металлургия и сельское хозяйство. Можно все эти отрасли увеличить на 20−30%. Но в десять раз — никак. Поэтому единственный способ успешно соревноваться с передовыми западными странами — это развитие науки и новых технологий, создание промышленности на их основе. Другого пути нет». Потенциал, который был создан в советское время, может быть прекрасной базой для реализации этого плана.

«СП»: — В чем же проблема?

— К сожалению, 20 лет мы просто потеряли, в то время, как развитие технологий на Западе шло необычайно бурно. Огромную роль в этом сыграли наши потери в науке, в частности, «утечка мозгов». Теперь главное — реально смотреть на то, что мы имеем. Слава Богу, среди научных структур сохранилась, хотя и с огромными потерями, Российская Академия наук. Атаки на нее идут давно, демократы предлагали упразднить Академию, и науку развивать в университетах. Но я всегда говорил, что не нужно для этого ломать и уничтожать Академию наук. Я привожу простой пример: все Нобелевские паремии, полученные советскими учеными, были получены сотрудниками Академии наук за работы, выполненные в Академии наук СССР.

РАН сегодня — наиболее мощная научная организация страны. Если подходить к этому по-хозяйски, то и развитие науки в вузах нужно развивать, используя научный потенциал Академии. Не нужно забывать простой вещи: в вузе главная задача — это образование, преподавание. И профессор, преподаватель, обязанный заниматься наукой, занимается ею дополнительно. А в научных институтах и РАН главное — научные исследования. Сотрудники РАН, читающие лекции, начиная со старших курсов, совмещают науку и преподавание. Этот потенциал надо использовать.

Сегодня — и это становится очевидным для руководства страны — необходима диверсификация экономики. У России нет будущего, если мы не создадим заново промышленность высоких технологий. Здесь огромное значение имеет поддержка и развитие научно-технических разработок, которые могут стать основой создания новых отраслей промышленности. В этом отношении, думаю, наша задача идти всегда на сотрудничество с властью, когда из этого может появиться реальный успех для нашей экономики и промышленности.

«СП»: — Какие направления инновационного развития самые важные?

— Безусловно, это альтернативная энергетика. У нас, казалось бы, много нефти и газа. Тем не менее, альтернативная энергетика — это движитель массы новых технологий, и без нее человечество не проживет. В самой альтернативной энергетике важнейшее направление — преобразование солнечной энергии, наиболее мощного источника. Подсчитано, что если бы мы перешли на альтернативную энергию в мировом масштабе, то к 2020 году, когда потребление энергии должно вырасти до 16 триллионов ватт, нам хватило бы 11 триллионов ватт за счет уменьшения потерь. Конечно, экономически выгодная солнечная энергетика — это дело конца столетия, но развивать его нужно уже сейчас.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня