Общество

Генплан Москвы никогда не выполнят

Никогда в истории столицы генеральный план ее развития не выполнялся полностью

  
28

28 апреля состоится очередное заседание Мосгордумы. Правда, самый насущный вопрос городской политики — Генплан развития столицы до 2025 года — на нем обсуждаться не будет: рассмотрение основополагающего городского документа запланировано после майских праздников.

Правда, ходят упорные слухи о том, что 5 мая состоится экстренное и почти секретное заседание городского парламента, на котором депутаты сразу в трех чтениях примут Генплан. В одном пакете с ним идут так называемые ПЗЗ — Правила землепользования и застройки. Оба документа вместе — неподготовленному человеку правильно прочесть их довольно трудно — определяют, где именно будет вестись застройка в ближайшие годы и какой она будет.

При том, что многие москвичи и эксперты опасаются принятия Генплана — во многих районах города новые документы могут узаконить коммерческую точечную застройку и снос целых кварталов — современный Генплан — самый консервативный из всех когда-либо принимавшихся и применявшихся в городе. Более того — если оглянуться на исторический опыт генерального планирования Москвы, можно предсказать, что нынешний Генплан никогда не воплотят полностью.

Дело в том, что до конца в Москве не выполнили ни одного из шести ранее принимавшихся генеральных планов — при том, что в прошлом тысячелетии все подобные документы касательно столичного города Москвы визировались лично главами государства. Всякий раз что-то мешало выполнить державную волю до конца: в тот момент, когда триумф плана над жизнью становился очевиден, случалась либо война, либо суровая бедность, либо смена власти.

Царь положил линейку

Само понятие регулярного города в Россию принес Петр I — и быть бы Москве беспощадно перестроенной, если бы не идея великого царя с Петербургом. Москву первый император не любил, ею с начала XVIII века почти не занимался — в точности как нынешние инноваторы советскую Академию наук. Поэтому Генплан получил строящийся Петербург, а Москве достались только унылые и громоздкие бастионы вдоль Китайгородской стены, построенные по случаю шведского наступления в 1709 году и чуть ли не сто лет загромождавшие центр города.

Первый план развития «столичного города Москвы» появился в 1739 году — его по указу императрицы Анны Иоанновны разработал архитектор Иван Мичурин. Основной задачей планировщиков было выпрямить большинство «красных линий» тогдашних улиц, укрупнить кварталы (мелкие и мельчайшие частные владения XVII века породили сеть столь же мельчайших переулочков, а в имперский период владения стали больше).

В общих чертах довести эту работу до конца удалось — однако во многих местах города генеральный план вошел в конфликт с амбициями собственников и габаритами имеющихся зданий. Следы недоделанной тогда работы можно найти и сейчас — например, старинный дом № 11 по Маросейке сильно выдается за нынешнюю красную линию именно потому, что уже был построен к моменту принятия Генплана-1739.

Следующий Генплан был подписан в 1775 году императрицей Екатериной II — и он был гораздо радикальнее, чем предыдущий. Благодаря этому плану появились Садовое и Бульварное кольца: Генплан подразумевал снос старых укреплений Белого и Земляного города и озеленение территории. Тогда же было решено построить Мытищинский водопровод и прорыть Водоотводный канал для защиты от паводка — правда, канал планировался не таким, каким в итоге получился, а куда глубже, с резким изгибом и обширной искусственной гаванью для разгрузки барок с зерном.

Именно по этому плану Красную площадь украсили два ряда торговых лавок в стиле классицизма — один из них шел аккурат вдоль рва на Красной площади, вдоль Кремлевской стены. Планировалось и возведение нового Кремлевского дворца — на треть территории Кремля, разрабатывал его Василий Баженов. Ряды построили, а дворец нет — сначала не хватало денег, а потом разразилась Отечественная война.

После московского Великого пожара, навсегда разделившего столичные домики и усадьбы на «до-» и «послепожарные», Генплан был разработан заново в 1817 году. Разрушениями предполагалось воспользоваться для исправления некоторых недостатков планировки города. Основным автором этого плана был Осип Бове — он же курировал разработку и типовых фасадов, и особо значительных сооружений. Генплан получился складный и весьма удачный — следующие 40 лет столица развивалась по заданному при Александре I вектору.

Однако даже этот план не был полностью выполнен. Хотя по всем кольцам столицы появились транспортные «хабы» — площади, придуманные и воплощенные в фасадах Осипом Бове, хотя именно тогда впервые забрали в трубу реку Неглинную, мешавшую застройке ценнейших земель в центре города — ансамблевость Москвы была нарушена проектируемой громадой псевдорусского Храма Христа Спасителя. Который по первоначальному Генплану должны были построить на месте нынешнего Главного здания МГУ, на Воробьевых горах.

Следующие два генеральных плана — 1863 и 1886 годов — были, скорее, коррективами, которые по мере развития города вносились в структуру, созданную Осипом Бове. Так, развиваясь по инерции и под управлением «невидимой руки рынка», Москва дотянула до 1917 года — причем в начале ХХ столетия не только футурологи, но и обыватели уже ощущали необходимость радикального переустройства Москвы, которая становилась неотвратимо тесной, грязной и переполненной народом.

Каганович сказал — сносить

Время для архитектурной революции настало в 1918 году, когда в Москву переехало правительство большевиков. Желание немедленно начать слом старой московской жизни и построить новую вылилось в многочисленные наброски и проекты генеральных планов, представленные самыми разными архитекторами. Борис Сакулин с его идеей трех колец Москвы (жилье — парки- заводы), Сергей Шестаков с комплексным планом развития «Большой Москвы», то есть всего столичного региона, наконец Иван Жолтовский, который в 1923 году и выпустил первый советский Генплан развития Москвы…

Во второй половине 1920-х годов всерьез обсуждалась идея расселения московского муравейника по новым усовершенствованным «городам-садам», единственный из которых был построен под названием поселок «Сокол». Выдвигались идеи построить правительственный и деловой центр заново на Юго-Западе, а центр Москвы оставить как музей — эти идеи за очевидной дороговизной не были приняты.

В результате к началу 1930-х годов началась разработка настоящего, подкрепленного политической волей и средствами, Генплана развития советской столицы. Он был принят в 1935 году и представлял собой «надставку», расширение традиционной Москвы под современные стандарты ширины и высоты улиц. Стандарты, отметим, брались с запасом, ширины сталинских проспектов хватает даже сейчас.

Война помешала полноценному воплощению этого Генплана, не дала выполнить самые грандиозные, гигантоманские проекты: Дворец Советов, здания наркоматов на месте Китай-Города и подобное. Однако к началу 1950-х годов план в доработанном виде снова заработал: проспекты прорубались еще шире, дома по их «берегам» строились еще помпезнее.

Окончательно расширить все столичные проспекты и застроить из «сталинками» помешала смерть вождя и последовавшая за ней перемена курса. Традиционную эстетику сменила футуристическая, а качеству домов предпочли их количество — настало царство «хрущевок».

В начале 1960-х годов начал разрабатываться новый Генплан — рассчитанный уже на Москву расширенную до пределов МКАД. В этом плане, принятом в 1971 году, было немало полезного — например, на периферии города планировалось организовать локальные центры районной жизни вокруг кинотеатров и универсамов. Идея, воплощенная в полной мере лишь в современных торгово-развлекательных центрах, действительно ставших центрами притяжения жителей районов.

Среди решений Генплана-1971 были и транспортные хорды — их не хватает в Москве по сей день, а часть советских хорд превращена в менее эффективные кольца. Выполнить этот план до конца — а в нем значились и линии скоростного трамвая, и новый зоопарк в Битце, и многое другое — помешала перестройка и сопутствующее ей безденежье.

Разработка нынешнего Генплана велась дольше всех его предшественников — от начала разработки (в самом конце 1980-х) до принятия (скорее всего, 2010) прошло больше 20 лет. За это время многие положения этого документа были скорректированы, менялся и состав разработчиков проекта.

Тем не менее, документ получился далеко не такой революционный, как Генплан-1935 или даже генплан-1971. Скорее, нынешний документ напоминает консервативные планы конца XIX века — именно после этого периода Москве стала необходима градостроительная революция. Так что есть мнение, что до 2025 года нынешний Генплан не доживет. Радикальное обновление потребуется раньше.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня