18+
понедельник, 5 декабря
Общество

«До чего же вы наглые, ветераны!»

Семью блокадников, потомков знаменитого адмирала, питерские власти гонят в общагу

  
140

Накануне Дня Победы администрация Петербурга выселяет из квартиры в центре города двух ветеранов, представителей старинного рода Завойко. Василий Степанович Завойко (1810−1898 гг.) — основатель Владивостока, Аянского порта, исследователь Приморья, военный губернатор Камчатки. Его еще называли русским Колумбом.

О доме семьи Завойко по улице Марата (бывшей Николаевской), 52, можно прочитать во многих питерских путеводителях, поскольку он является памятником федерального значения. Сюда в 1856 году приехал с Дальнего Востока сам адмирал, который был приписан к Адмиралтейскому ведомству и окончил свою жизнь в Петербурге.

С тех пор здесь жили представители пяти поколений семьи славного русского флотоводца, все они верой и правдой служили Отечеству, многие были моряками. Внучатый племянник адмирала Георгий Завойко — командир легендарной первой подводной лодки российского флота «Дельфин». Память об этих людях, которые неразрывно связаны с историей русского флота, хранится в их родовом гнезде. Вернее, в том, что от этого гнезда осталось — в двух комнатах большой коммунальной квартиры, где сейчас живут прямые потомки адмирала — правнук Александр Михайлович Завойко и его жена Евгения Александровна.

Оба они — блокадники, ветераны войны (жители блокадного Ленинграда уравнены по льготам к участникам ВОВ), оба — дети «врагов народа», а Евгении Александровне довелось быть еще и малолетним узником фашистских лагерей, куда их с братом угнали немцы. Во время блокады они, уже обездоленные сталинскими репрессиями, оставшиеся без родителей дети, пытались пройти к бабушке в питерский пригород. Как они добрались из центра города в Лигово первой блокадной зимой, уму непостижимо. Жене было пять лет, ее брату — полтора года! Но когда они все-таки туда пришли, то оказалось, что в их доме — немцы, а умирающую от голода и болезней бабушку они нашли в землянке.

— Нас заставили погрузить бабушку на санки и погнали в Германию, на границу с Австрией, — вспоминает Евгения Александровна.

«СП»: — А кого запрягли в санки?

— Мамину 18-летнюю сестру. Дорогой бабушка умерла. А мы с тетей и братом оказались сначала в одном концлагере, потом в другом.

«СП»: — Помните что-нибудь из той жизни?

— Помню, как нас заставляли смотреть на расстрелы военнопленных.

«СП»: — Как вы спаслись?

— Нас освободили американцы. Мне к тому времени уже было около семи лет, брату — около четырех. Мамина сестра — Анна Петровна Некрасова, приглянулась американскому офицеру. Несмотря на все лишения, она была все-таки очень красивой, и американец влюбился в нее, просил выйти за него замуж, уехать в Америку. Он готов был нас усыновить. Но тетка думала только о том, как попасть скорее домой, как вернуть нас нашей маме, которая в ту пору находилась в Мурманске, и откуда ей долгое время не разрешали вернуться в Ленинград.

А мы вернулись. Я была студенткой, когда мы встретились с Александром Михайловичем, который тоже в ту пору учился в институте. Это была любовь с первого взгляда, через месяц после знакомства мы поженились, и он привел меня сюда, на Марата, 52, где его родители выделили нам место в двухметровом коридоре. Тут мы и прожили первые семейные годы.

С приходом советской власти Завойко уплотнили, оставив им сначала трехкомнатную квартиру, но потом еще подселили соседей. Так семья Завойко, не выезжая из собственного дома, оказалась в коммунальной квартире, где на один умывальник претендовали 21 человек, и где люди жили даже в кладовках.

— Здесь прошла вся наша жизнь. Здесь в 1956 году зазвонил телефон, я подняла трубку, и незнакомый голос сказал мне: «Я ваш отец». Я не поверила. Я знала, что мой отец погиб в ГУЛАГе. Но когда мы встретились с ним, я увидела изможденного человека, как две капли воды похожего на моего брата. Отец, который до ареста занимал большой пост в Мурманском торговом порту, двадцать лет провел в ГУЛАГе, выйдя из лагеря, получил комнату в бараке, но недолго прожил после освобождения. Семья моего мужа тоже очень пострадала от репрессий. Она была почти полностью истреблена в двадцатые — тридцатые годы. Двенадцать человек из семьи Завойко строили Беломорканал, вернулся оттуда только один. А старшего внука легендарного адмирала Михаила на глазах у его семьи милиционеры сбросили с Литейного моста.

Александр Михайлович Завойко в этом доме на улице Марата живет с рождения в 1935 году. Здесь он выжил в блокаду. На стене в комнате до сих пор виден след от снаряда, который во время войны попал в дом.

— Он попал как раз в то место, где висела мемориальная доска в честь композитора Лядовой, которая тоже жила в нашем доме, — рассказывает Александр Михайлович, — взрывной волной меня ударило о дверной косяк так, что я потерял сознание.

Александр Завойко — один из разработчиков советской космической техники, работавший вместе с С.П.Королевым, член Русского Географического общества и Санкт-Петербургского отделения Всероссийского Дворянского собрания, кандидат технических наук, почетный изобретатель СССР, имеет более 80 научных трудов, свой трудовой путь закончил заместителем главного конструктора НИИ. Он и его жена достойно носят имя, которое запечатлено на карте страны и мира. Но жизнь этих замечательных людей снова под угрозой.

— Я с глубоким удивлением узнал, что администрация Санкт-Петербурга настаивает на выселении ветеранов из их жилья против их воли, — рассказал корреспонденту «СП» депутат Законодательного собрания Сергей Малков, — в настоящее время администрация Центрального района Санкт-Петербурга обратилась в Куйбышевский районный суд с иском о выселении семьи Завойко. Им предоставляют другое жилое помещение в общежитии, расположенном на окраине города, в 20 минутах езды на общественном транспорте от ближайшей станции метро («ул. Дыбенко»). Очевидно, что подобное предложение неприемлемо для пожилых людей.

Очевидно также, что такой переезд просто их убьет.

— До чего же вы наглые, ветераны! — заявил «инвестор», который действует с разрешения и от имени районной администрации. — Ну и пошли вы на х…

— По указу президента РФ нам положена отдельная квартира, в которой на каждого — по 36 кв. метров жилой площади, — говорит Евгения Александровна, — но я была на приеме в районной администрации, мне там сказали, что нам не положено ничего. Почему? Я не могу понять. Мы жили здесь в блокаду, а Сашины родители работали в ту пору, его мама работала в госпитале. Я не знаю, за что нас так преследуют. Мы просто изгои общества.

Квартира в которой сейчас живут ветераны четырехкомнатные трущобы. Там двери, двери, но из жильцов остались только они, всех остальных уже давно расселили еще работающие тогда питеские предприятия. Квартиру они боятся приватизировать — им в администрации Штуковой отказали. Стращали, то если они приватизируют, то окажутся на улице. Жилых квартир в доме осталось немного. «Инвестры» хотят сделать здесь торговый центр, они только это умеют. В квартире стариков — 200 метров. Живут они комнате метров в 30.

Ветераны защищаются, как могут. Они держат оборону, живут в осаде, не на все звонки по телефону отвечают, не на всякий стук в дверь открывают. Словом, опять оказались в блокаде. Когда к ним приходят очередные «комиссии», старики на всякий случай запасаются свидетелями — такими же ветеранами, как и они сами. На почве всех этих переживаний Александр Михайлович перенес инфаркт, да и сейчас «скорые» то и дело дежурят у подъезда. Помогают пенсионерам адвокаты, правозащитники. Просьбы о помощи попавшим в беду ветеранам войны и труда летят в самые высокие инстанции. Правда, их спускают в Смольный, а оттуда — в районную администрацию — с вышеописанными последствиями.

— Нам угрожают по телефону, обещают подогнать грузовик, выбросить туда наши вещи, — рассказывает Евгения Александровна, — Мы ожидаем любой провокации. А у нас ведь бывают иностранные делегации, в июне нынешнего года исполнится 200 лет со дня рождения адмирала Завойко, и по этому случаю уже приезжала делегация из Австралии. Но мы вынуждены жить на чемоданах и коробках.

— Имя адмирала В.С. Завойко по праву принадлежит России и сохранено на географической карте нашей Родины, — продолжает депутат ЗАКСа С. Малков, — в 1908 году во Владивостоке состоялась торжественная церемония открытия памятника адмиралу. Во время гражданской войны он был разрушен, а в данное время памятник вновь будет установлен, так как 2010 год объявлен Русским географическим обществом годом Завойко.

На открытие памятника приедут многочисленные делегации из разных стран. Заслуги В. С. Завойко перед Россией и, особенно, перед Камчаткой, переоценить невозможно. Героическая оборона Петропавловска от нападения превосходящей по численности и вооружению объединенной англо-французской эскадры в августе 1854 года и блестящий маневр по эвакуации эскадры, воинского гарнизона и практически всего населения города в апреле 1855 года не просто вписаны в летопись Боевой Славы России и Российского Флота, но предотвратили отторжение Камчатки от России.

«СП»: — Сергей Александрович, вы принимаете деятельное участие в судьбе семьи Завойко. Как вы расцениваете то, что здесь происходит?

— Я просто поражен. Правительство Санкт-Петербурга неоднократно заявляло об успешном выполнении Указа Президента Российской Федерации Д. А. Медведева от 07.05.2008 года № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941−1945 годов». Однако, похоже, в городе реализуется ещё одна программа — по лишению ветеранов жилья в судебном порядке.

«СП»: — Но власти заявляют, что беспокоятся о состоянии старого жилого фонда, который нуждается в ремонте.

— Они пытаются выселить Завойко под предлогом аварийного помещения. Александр Михайлович на протяжении всей жизни собирал экспонаты и раритеты, относящиеся как к семье самого В. С. Завойко, так и связанных с ним лиц. По сути дела, А. М. Завойко уже создал мемориальную квартиру-музей, в связи с чем Российское Географическое общество ещё в 2007 году выражало готовность произвести ремонт данной квартиры за счёт собственных средств и обращалось к правительству Санкт-Петербурга с просьбой о придании мемориальной квартире официального статуса. Но власти ответили отказом…

К слову, Попечительский совет Российского Географического общества, членом которого является Александр Михайлович Завойко, с прошлого года возглавляет Владимир Путин. Недавно премьер побывал на архипелаге Земля Франца-Иосифа, приняв участие в работе научной экспедиции по изучению белых медведей. Событие широко освещалось в прессе.

О грустной истории семьи Завойко почти никто не пишет, это ж не медведи…

На снимках: семья Завойко — ныне живущие и их славные предки

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня