18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

У приморских «партизан» — до 1,5 тысяч сторонников

Возможно, поэтому банду Муровцева до сих пор не удается поймать

  
38

В Приморье в ночь на 10 июня задержан подозреваемый в нападениях на милиционеров. По некоторым данным, это может быть один из пятерых преступников — самый молодой член банды «приморских партизан» 18-летний Роман Савченко. Его поймали у села Михайловское в окрестностях Уссурийска. У молодого человека была при себе сумка с продуктами и новый сотовый телефон. Правда, по данным некоторых СМИ, Савченко не участник банды, а «сочувствующий».

Поиск остальных четырех участников банды — 32-летнего Романа Муромцева, 19-летнего Александра Сладких, 22-летнего Андрея Сухорады и 20-летнего Александра Ковтуна — продолжается. На их счету двое убитых и трое раненых милиционеров.

«Партизаны» хотят возродить Дальневосточную республику
Силовики блокируют банду в Приморье, а интернет наполняется сочуствием к ним

Операция по поиску нападавших на сотрудников милиции идет почти неделю. У силовиков есть сведения, что преступники вооружены автоматом Калашникова, охотничьими ружьями и пистолетами, они могут использовать милицейскую форму. На всех дорогах от Владивостока до границы с Хабаровским краем установлены усиленные наряды ГИБДД, на некоторых перекрестках стоит бронетехника, идет прочесывание лесных массивов, тотальная проверка автотранспорта. Под усиленную охрану взяты детские лагеря. Милиция не исключает, что лидер группы Роман Муровцев (он же Присяжный) со своими подельниками попытается прорваться во Владивосток. В то же время говорят, что милиции отдан приказ поймать бандитов до 12 июня — Дня России. Якобы к этой дате они намерены организовать серию терактов.

Около 12.00 мск появилась информация, что Роман Муромцев, которого ранее называли главарем банды, якобы на самом деле не причастен к ее деятельности. Дальневосточное агентство Дейта сообщило со ссылкой на помощника руководителя следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Приморья Ольгу Левченко, что не состоит членом банды, причастной к нападениям на милиционеров. «В 1996 году Роман задерживался за разбойное нападение на АЗС в селе Ракитное Дальнереченского района Приморья, в 2002 году — за угон автомашины, отбывал наказание. Он не является ни ветераном событий в Чеченской республике, ни офицером ВДВ России», — утверждает представитель СКП. А МВД по Приморскому краю вообще распространило информацию, что Муромцев недавно освободился из мест заключения и сейчас находится у себя во владивостокской квартире. Получается, что его именем прикрываются бандиты?

Также МВД сообщило, что среди среди ОМОНа, прочесывающего лес в поисках банды, появились первые раненые. «Пятеро сотрудников ОМОНа были искусаны энцефалитными клещами. Они госпитализированы в одну из инфекционных больниц края, и врачи подозревают у них болезнь Лайма, при которой поражается нервная система», — передает агентство Primamedia.

О том, что сейчас происходит в Приморье, корреспонденту «Свободной Прессы» рассказал Денис Головчан, владивостокский политолог, бывший депутат Законодательного собрания Приморского края. По его словам, в регионе сторонников у группы Муромцева-Присяжного может быть до 1,5 тысяч человек.

«СП»: — Денис Сергеевич, что сейчас слышно об этой банде?

— По последним данным они находятся в Спасском районе, прорываются в сторону Владивостока — до краевой столицы им 3−4 часа езды на машине.

«СП»: — Когда впервые у вас заговорили об этой группе?

— В конце мая ряд депутатов краевого Законодательного собрания получили анонимные письма, в которых звучал ряд политических требований. Например, смена всего судейского корпуса и милицейского начальства, пересмотр уголовных дел, вынесенных за последние 2 года. Насколько я знаю, такие же письма получила и краевая ФСБ.

«СП»: — То есть, до конца мая о банде Муромцева-Присяжного слышно не было?

— Официально они о себе до этого срока не заявляли, но начиная с марта произошел ряд событий: во Владивостоке была обнаружена заминированная машина у здания суда, были совершены странные, немотивированные нападения на сотрудников милиции. Сложно сказать, была ли причастна данная группа к этим инцидентам.

«СП»: — С какой целью они могут прорываться к Владивостоку?

— По слухам, активных сторонников у этой группы в крае может быть до полутора тысяч человек. Понятно, что во Владивостоке им и легче затеряться на время, и организовать новое, более масштабное выступление.

«СП»: — Как относятся дальневосточники к этой группе?

— Большинство простых людей поддерживает их политические заявления. Но понятно, что их методы достижения целей неприемлемы. На практике ведут они себя, как настоящие бандиты.

Как сложится судьба новоявленных Робин-Гудов, рассуждает полковник милиции, доктор юридических наук, писатель Данил Корецкий.

«СП»: — Данил Аркадьевич, бандиты заявили, что готовят серию терактов 12 июня. В то же время, некоторые СМИ высказали предположения, что за бандой стоят более могущественные силы, возможно, криминализированные бизнес-структуры. Это похоже на правду?

— Совершенно ясно, что никаких взрывов они не планировали, и планировать не могли, что никто за ними не стоит — в этом случае все выглядело бы по-другому. Это обычная бандгруппа, которая, скорее всего, будет уничтожена.

Как это оценивать? Возможно, кто-то сочувстует им, но каждому ясно: если в цивилизованном обществе такое происходит, реакция может быть только одна. А если общество маргинализировано и криминализировано, тогда заметная часть его может поддерживать бандитов и осуждать представителей власти. Но это же дикость!

«СП»: — А как же взрывачатка, которую якобы обнаружили на одной из квартир?

— Сейчас у каждого есть взрывчатка. Один рыбу ловит, другой принес из шахты, третий украл гранату в части, четвертый гранату купил… Такого в стране, кстати, никогда раньше не было. Это ослабление общего режима законности в обществе.

Во времена СССР бандиты из там называемой банды «Фантомас» сами делали гранаты, автоматы, револьверы. Потому что найти оружие, купить, достать было просто невозможно. А сейчас это возможно, и это вопрос к режиму законности, который установден в стране. Все эти случаи требуют определенных выводов. Потому что, как можно убивать милиционеров только за то, что они служат в органах? Это милиционеры должны убить тех преступников, которые пытаются на них напасть. А у нас это удается, опять-таки…

«СП»: — Почему банду до сих пор не поймали? На поимку выгнали около тысячи милиционеров и военных со всего края, в небе висят вертолеты, на въездах в крупные города стоят бронемашины. А результат — нулевой?

— Вы думете, это так легко? Поймают, они никуда не денутся. Это совершенно однозначно. Попомните мое слово: большая часть банды, скорее всего, будет уничтожена.

«СП»: — В советской истории милиция сталкивалась с похожими бандами?

— В советской истории не было таких случаев. В 1920-х годах было, когда банда на 20 конях врывалась в село, и расправлялась с работниками сельсовета, милиции. Тогда режима законности в стране не существовало вообще, и шла политическая борьба. А потом бандитизма не было — с конца 1950-х годов, в 1960-е годы. Первые случаи бандитизма были в 1970-м году, в частности, ростовская банда Толстопятова «Фантомас». И во всем Советском Союзе графа «бандитизм» в годовых отчетах была пустая. Или там был один случай, максимум два. Два случая — это уже было что-то из ряда вон выходящее.

«СП»: — Почему все-таки бандиты в Приморье действуют так безумно?

— Большинство преступлений совершаются непродуманно и глупо. Это так называемое нетранзитивное поведение, когда человек не ставит перед собой рациональных задач. Он делает нечто, но это нечто приведет его же к отрицательному результату, в конце концов. Большинство преступников совершают преступления именно таким образом. Есть очень мало преступлений, которые продуманы, и направлены на то, чтобы преступник получил от него реальную выгоду.

«СП»: — То есть, вы считаете, что прагматичных цедей приморская банда не ставила перед собой изначально?

— Это очевидно. Разве так себя ведут, если ставят прагматичные цели? Их бы никто не узнал, никто не вычислил, их бы искали долгое время. А они в открытую делали то, что делали.

«СП»: — Как вы думаете, долго они продержатся?

— Откуда ж я знаю? Но думаю, недолго, может, пробегают еще неделю.

Другое мнение

Виктор Черепков, экс-мэр Владивостока:

— Это очень тревожный сигнал для власти. Тревожен он не тем, что у этих людей взрывчатка. У них может быть и взрывчатка, и несколько автоматов Калашникова. Завтра они могут напасть на какой угодно объект — в Приморье, куда не сунься, склады боезапасов, — и натворить что угодно. Но обратите внимание: эти бандиты не убивают богатых, чтобы грабить, не совершают теракты в местах массового скопления людей. Они убивают только милиционеров. И власть должна понять, что неприятие мер по наведению порядка в самой организованной преступной системе — системе МВД — порождает появление в обществе народных мстителей. Которых просто достали милиционеры.

Дело не в том, что люди, которые взялись за оружие против милиции, правы или не правы. Они вынуждены так поступать по объективным причинам. Если бы вашего отца, вашу семью незаконно посадили, разорили бы весь ваш бизнес, а потом еще убили кого-то, и все это делала милиция — как бы вы относились к людям в форме?!

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня