18+
суббота, 10 декабря
Общество

Мэрия Москвы взяла курс на «русский город»

Мигрантам хотят запретить резать баранов и говорить не по-русски

  
25

Власти столицы представили публике проект концепции межнациональных отношений в Москве. Этот проект вкратце описал в интервью «Российской газете» глава департамента межрегиональных связей и национальной политики столичного правительства Михаил Соломенцев. Чиновник подчеркнул, что мэрия сейчас работает над тем, чтобы предложения Москвы были одобрены и на федеральном уровне.

Вот краткий список того, что предлагает москвичам мэрия в лице Михаила Соломенцева-младшего, внука одного из могущественнейших советских чиновников. Во-первых, совместно с представителями национальных диаспор в Москве разработают «Кодекс москвича» — писаный свод правил поведения в городе. «Пока существуют неписаные правила, которых обязаны придерживаться жители нашего города, — отмечает чиновник. — Например, не резать барана во дворе, не жарить шашлык на балконе, не ходить по городу в национальной одежде, разговаривать по-русски…

А в ближайшее время мы хотим разработать свод правил, которые помогут быстрее освоиться приезжим, которые остаются в Москве на постоянное место жительства. Разработку их мы предложили начать самим московским диаспорам. Когда получим их предложения, пригласим ученых, и в итоге будет выработан, образно говоря, кодекс москвича. Приезжает человек, а ему земляки дают книжку: посмотри, почитай, что здесь принято, а что не принято".

Другой пункт программы, не менее важный, состоит в коррекции миграционного законодательства. Кстати, за федеральную законодательную инициативу по этому поводу уже проголосовали депутаты Мосгордумы. Речь о том, что, по предложению столичного правительства, квоты на мигрантов нужно делать адресными — чтобы за каждого въезжающего в Россию трудового мигранта персонально отвечал тот или иной работодатель, который бы и гарантировал его занятость и предоставлял рабочую визу.

Вот как комментирует ситуацию Соломенцев: «Гастарбайтеров в Москве и в самом деле очень много, гораздо больше, чем нужно городу. Отсюда беспокойство постоянно проживающего населения, доходящее порой до фобий перед чужими — с незнакомым укладом, неизвестными традициями. Но это вина не столичных властей. Это в основном следствие неправильной государственной миграционной политики. Москва добилась, чтобы ей вдвое снизили квоты на привлечение гастарбайтеров — с полумиллиона до 250 тысяч. Дальше она предлагала возложить ответственность за них на работодателей и ряд других мер.

Госдума же с 1 января 2011 года, напротив, вводит патенты на право заниматься трудовой деятельностью, хотя Мосгордума посылала на этот законопроект отрицательный отзыв. Купит теперь любой иностранец патент за тысячу рублей, и неважно — работает он или занимается грабежами, никто его не имеет права тронуть. У него «легальный» въездной билет в Россию. Минфин России, таким образом, конечно, получит дополнительный ручеек денег в бюджет. Но стабильности стране такой порядок не добавит. А уж в том, что Москву ждет еще больший наплыв приезжих, можно не сомневаться. И это при том, что уже сейчас до половины преступлений в городе совершается приезжими. Надо срочно корректировать федеральное миграционное законодательство".

Оба эти пункта уже несколько лет значатся в программе московского правительства. Так, еще в 2007 году тогдашний глава департамента межрегиональных связей и национальной политики, а ныне префект ЦАО Алексей Александров в интервью автору статьи упоминал и о кодексе поведения москвича, запрещающего «резать барашка во дворе и жарить шашлык на балконах», и о необходимости адресных квот на трудовых мигрантов. Тем не менее, оба этих проекта пока остаются проектами.


Однако нынешнее выступление Михаила Соломенцева все-таки содержит некоторую принципиальную новизну. Во-первых, чиновник едва ли не впервые в новейшей истории Москвы назвал столицу «русским городом». Это зафиксировано в недавно принятой концепции национальной политики и межэтнических отношений. «Москва — город, жизненный уклад которого базируется на русских культуре и традициях, сложившихся веками, и все, кто приезжает сюда жить, должны с этим считаться», — отметил в интервью Соломенцев.

Второе новшество — это радикальная перемена отношения к этнокультурному компоненту в некоторых московских школах. Мэрия, как оказалось, больше не одобряет изучения родного языка и традиций в рамках общего образования. «Образовательные программы в школах должны быть одинаковыми для всех, — заявил Соломенцев. — А вот кружок, на который ребенок придет изучать родной язык, изучать народные танцы и так далее — уже после уроков и, возможно, на другой площадке. Для этого в столице существует большое количество учреждений дополнительного образования. Надо их активно использовать для этого».

Эти два пункта, а также то, что указанная Концепция все-таки принята после многолетнего обсуждения и подготовки — недвусмысленно демонстрируют, что отношение столичных властей к национальному вопросу изменилось достаточно радикально. Правительство, вслед за правыми политическими движениями, выразило озабоченность по отношению к иноэтническим мигрантам, стало видеть в миграции реальную проблему. Или, по крайней мере, обозначило ее.

«Этому может быть как минимум две причины, — полагает политолог Станислав Белковский. — Первая — более высокого порядка — то, что мэрия Москвы ищет социальную базу, опору среди москвичей, тем более, что у нынешней команды сейчас положение весьма шаткое. Дело в том, что отношение москвичей к мигрантам, которое еще пять-шесть лет назад не было таким острым, сейчас очень напряженное. И сегодня позиция «Москва — русский город» вполне может прибавить мэру популярности.

Ну, а вторая причина может быть в том, что после кризиса Москве просто не нужно такое количество дешевой и бесправной рабочей силы из Центральной Азии. И сейчас неплохо бы этих гастарбайтеров, пользуясь таким поводом, куда-нибудь депортировать без выходного пособия, без социальных гарантий и т. п.

Что же касается действенности «кодексов москвича» и тому подобных документов, то обычно такие нормы работают только если они неписанные, и есть кому принуждать к их соблюдению. А так — кто будет выполнять инструкции, за неисполнение которых не назначено наказания, если самые натуральные законы, с четко прописанными санкциями, игнорируются? «

Впрочем, общественность пока что присматривается — насколько этот яркий жест московского правительства может быть признаком реальной перемены политики, ведь раньше как раз московские чиновники были одними из первопроходцев массового завоза в Москву трудовых мигрантов.

«Господи! Неужели это правда?, — пишет в своем блоге публицист-консерватор Егор Холмогоров. — Неужели это всерьез? Неужели Соломенцев сегодня к вечеру не будет валяться в ногах перед диаспорами и объяснять, что его неправильно поняли? Неужели никто из федерального правительства не станет сообщать, что оно категорически не приветствует подход московских властей? Москва — русский город; школы с этнокомпонентом — нафиг… Это слишком хорошо, чтобы быть правдой! «

Другие общественники уже сейчас указывают на возможные подводные камни этого решения. Так, один из активных представителей московской армянской диаспоры в Сети опасается, что вместе с «агрессивными» национальными меньшинствами столицы под удар попадут и вполне интегрированные и традиционные диаспоры:

«По-видимому, скоро закроют в Москве школы с этническим компонентом, и детям будет негде учить армянский язык. Их в Москве 10, плюс две воскресные школы. Останутся, видимо эти последние — при церкви и при посольстве. Во всех странах, даже в Болгарии, в каждом городе с армянской диаспорой есть обычная болгарская школа с факультативами по нашей истории и языку.

А в России их может не стать. Понятно, что документ изначально направлен не на нас, а на русских кавказцев, потому что именно они не умеют себя вести (ну и соседи еще). Но коснется всех, и нас в том числе. Возможно, документ вообще не примут. Возможно примут, но школы не тронут. Возможно, примут во внимание нашу легендарную законопослушность и немного пощадят… не так больно прирежут. Но дело ведь не в этом, совсем не в этом".


Между тем, Москва в своей истории уже сталкивалась с необходимостью интегрировать значительные массы мигрантов. В разные периоды истории России власти, отвечавшие за порядок в городе, применяли разные методы воздействия: от комендантского часа (XVII век) и строгого паспортного режима (времена Российской Империи) до сочетания того и другого в годы Великой Отечественной войны, когда беженцев в Москве было особенно много.

При этом традиционным для Москвы во все времена являлся не национальный, а социальный подход к приезжим. Так, татарская и грузинская аристократия в Москве пользовалась достаточно привилегированным положением (в плане места, выделяемого для расселения, отношений с правоохранителями, уважения к обычаям), как и приезжие из Европы (Немецкая слобода, польские кварталы в Грузинах и др.). Татарские мещане, выходцы из сел, устраивались дворниками и пользовались известным уважением, подобно русским выходцам из Кимр, тачавшим сапоги. А вот люди деклассированные, кто бы по национальности они ни были, всегда находились под подозрением со стороны полиции.

Так же понимали дело и московские обыватели. Кварталы Хитровки или Грачевки добропорядочные москвичи обходили стороной, не обращая внимание на национальность тамошних обитателей — достаточно было знать, что в этих местах могут убить или ограбить. Хотя, при этом, известная воровская специализация по национальностям существовала — скажем, наиболее квалифицированными взломщиками одно время считались поляки. Когда же милиция при советской власти «выжгла каленым железом» Хитровку и Сухаревку — правоохранители опять же действовали не по национальному, а по социальному принципу: устранить всех, кто угрожал общественному порядку.

Что касается «окультуривания» приезжих из сельских местностей, какой бы национальности они ни были, то, если верить бытописателям старой Москвы, происходило оно без каких-либо циркуляров со стороны городского начальства. Работали два основных правила: во-первых, сделать в Москве хорошую карьеру, не став предварительно похожим на москвича, всегда было затруднительно. А во-вторых, не говорящие по-русски и нарушающие общественный порядок люди попадали в поле зрения полиции и подвергались прессингу своих же диаспор, не желающих, чтобы из-за отдельных «трудновоспитуемых» представителей ложилась тень на всех представителей этой национальности в Москве.

В принципе, оба этих правила работают и сейчас — но с очевидными затруднениями. Во-первых, в отсутствие внятных социальных лифтов карьеру многие делают неформальным способом — внутри тех же диаспор, а для этого язык и московские манеры уже не нужны. А во-вторых — в столице не всегда есть четкие законы, формулирующие понятие «общественного порядка».

Например, если говорить о закалывании барашков для шашлыка во дворах домов, в Москве в 2009 году были отменены как устаревшие все постановления Моссовета, регламентирующие содержание в городе скота. Так что, на иной взгляд, режущие барашка мигранты сейчас ничего не нарушают…

Фото: zyalt.livejournal.com

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня