18+
пятница, 9 декабря
Общество

Остров ржавого генерала

Катастрофа вертолета Ка-60 «Касатка» — это следствие деградации не только ВПК, но и всей Системы

  
59

24 июня в Подмосковье рухнул военно-транспортный вертолет Ка-60 «Касатка». Рухнул он во время испытательного полета, во время которого должен был сниматься рекламный ролик. Ролик, как утверждают некоторые СМИ, разработчики из бюро Камова хотели продемонстрировать потенциальным покупателям своей чудо-машины. Прежде всего, иностранным.

Вообще же, катастрофы в российской авиации происходят регулярно, и очередным падением никого не удивишь. Но здесь есть одна деталь, которая показывает, почему российские самолеты и вертолеты так не вовремя падают. Вот краткая история Ка-60. Начали его разработку еще в первой половине 80-х годов. Первый пробный полет машина совершила в 1998 году. За прошедшие 12 лет было выпущено не то два опытных образца машины, не то якобы семь. На вооружение армии военно-транспортный вертолет, которым первоначально предлагалось заменить Ми-2 и Ми-4 (а потом и Ми-8), до сих пор не поступил, несмотря на многочисленные обещания. Не удалось запустить вертолет и в серийное производство. Правда, готовились вроде бы в этом году, во что мало верится. И теперь у многострадального вертолета катастрофа.

Вообще же в мировой авиации удлинение сроков разработки летательных аппаратов — дело стандартное. Например, создание единого европейского военно-транспортного самолета было запланировано еще в 1982 году. Потом это дело отложили. Лишь в начале 2000-х годов было принято решение о его производстве. Первый полет турбовинтового А400М, который строил концерн Airbus, был запланирован на январь 2008 года, в реальности же состоялся спустя почти два года — в декабре 2009 года. До сих пор этот самолет не в серийном производстве и, скажем так, далек от него.

Другой пример — успешный боевой вертолет. Для вертолета AH-64 «Апач» США потребовалось почти 11 лет — с 1972 по 1983 годы, чтобы пройти все этапы от начала разработки до войсковых испытаний и начала серийного производства. При этом процесс поставки в армию растянулся еще на несколько лет. Примечательно, что первый серийный вертолет был выпущен лишь в 1983 году после почти 8 лет с момента первого полета прототипа. И все эти 8 лет над машиной серьезной работали.

Не редки случаи, когда уже в ходе разработки выяснялось, что машина, собственно говоря, и не нужна. Конкретный случай — многоцелевой вертолет RAH-66 «Команч», который создавали совместно Boeing и Sikorsky. В 1991 году был представлен прототип машины, с которой команда разработчиков и выиграла конкурс, тестовые полеты прошли в 1996—1998 годах, а начало серийного производства было запланировано на 2006 год. Но в 2004 году армия США отказалась от машины — дорогая игрушка стала не нужна. США вообще стали делать в последние 5−7 лет ставку на гиперзвуковые и беспилотные аппараты, способные наносить точные и молниеносные удары. И к радости российских патриотов, уверенных в преимуществах конкурента «Команча» — Ка-50 «Черная акула», американская машина далее проекта не пошла.

Собственно на этом примере видно, что военно-промышленный комплекс, прежде всего авиация — это сложнейшая и интеллектуальная индустрия. Боевая машина создается здесь не для очковтирательства, а для боя. Современный самолет пятого поколения, который в России якобы уже в каком-то виде существует, создается не для того, чтобы выписывать мертвые петли и делать бочки на парадах. И не для банального сравнения по ТТХ с вероятными противниками. Каждая машина встраивается в ту или иную концепцию представления о военном конфликте, в созданную под нее структуру вооруженных сил и методики применения.

В России никакой концепции современной войны не существует. Это не беда наших политиков или генералов, поскольку для такой концепции нужен все-таки интеллектуальный труд, которого требовать от них невозможно. На примере мимолетной войны с ничтожной в военном плане Грузией весь мир убедился в этом.

Поэтому смысл и цель разработки той же «Касатки» уже давно устарели. Нет уже СССР, нет противостояния с агрессивным блоком НАТО, в страны которого российские элитарии активно вкладывают свои миллиарды. Но это лишь одна сторона медали. Подумаешь, нет концепции войны. Нет понимания, с кем воевать, как воевать, чем воевать и, наконец, зачем воевать. Это мелочи. Главное, нужно оружие. Согласимся.

Вторая сторона медали более прозаична. Невозможно иметь в дикой, примитивной, коррумпированной и ориентированной лишь на сырьевой экспорт экономике такую интеллектуальную отрасль как развитый военно-промышленный комплекс. Не получается. Есть, конечно, пример Северной Кореи, которая за счет колоссального напряжения ресурсов, тотального обнищания населения и при прямой помощи ряда иностранных государств добилась успехов в ракетостроении и атомной энергетике. Это, заметим, при ВВП в размере 3% от уровня соседки — Южной Кореи. Но ведь зачем воевать с КНДР, если ей достаточно перекрыть поставки продовольственной помощи? Кстати, в Пхеньяне это понимают, и потому срочно создают ядерное оружие — будет хоть чем-то удерживать мировую общественность от такого негуманного шага.

В целом же мировой опыт свидетельствует прямо — примитивные общества и экономики не «тянут» высокие технологии. И здесь крушение недоделанного вертолета Ка-60 выглядит вполне логичным. И даже ожидаемым.

Например, «великая энергетическая держава» пытается уже 12 лет создать «универсальную» ракету морского и сухопутного базирования «Булава». Итог усилий: из 12 запусков 6 признаны полностью неудачными, два — частично. Сотни миллионов долларов — если не миллиарды — истрачены впустую. Предшественник «Булавы» — ракета «Барк» начала разрабатываться еще в 80-х годах, но за 14 лет так и не совершила ни одного успешного полета. Между прочим, под эти ракеты, которых нет, спроектированы и строятся подводные лодки типа «Борей» (одна из них — «Юрий Долгорукий» уже даже почти готова). Можно, конечно, предаться излюбленному спору наших знатоков, сравнив «Юрий Долгорукий» по ТТХ с американскими «Огайо», да только у США их 14 в строю и вооружены они ракетами, которые нормально летают.

С этим «летанием» постоянные накладки. В ноябре 2008 года президент Медведев пригрозил США размещением тактических ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области. Российское чудо-оружие сразит супостата, вздумавшего в Польше и Чехии поставить батареи своих агрессивных зенитных комплексов «Пэтриот». Прошло два года. Первая американская батарея уже появилась в польском городке Моронг, буквально в 70 километрах от Калининградского анклава. А где же российские «Искандеры»? Правильный ответ — их нет, и не было. Точнее, в 60-м Учебном центре в Капустином яру в Астраханской области есть две установки, несущие 4 ракеты.

При этом на 2010 год Дмитрий Медведев обещал в послании Федеральному собранию закупить 5 этих комплексов. Еще раньше обещалось вооружить «Искандерами» сразу несколько дивизионов. А вообще этот комплекс начали разрабатывать в 1986 году, он является целиком советской разработкой конца 70-х-начала 80-х годов, и до сих пор для него нет запланированной ракеты Р-500 (хотя о ее успешных испытаниях громогласно трубил официоз еще в 2007 году).

Впрочем, авиация и ракетное оружие, действительно, вещи сложные. Могут летать, а могут не летать. Хуже всего с людьми. Если ракету можно мурыжить по 30 лет и она по-прежнему в «разработке», то люди так долго не выдерживают. Меня поразило одно в истории катастрофы Ка-60 — это возраст летчиков-испытателей. Да, они опытные профессионалы, не спорю. Но только одному 57, а второму — 59 лет.

* Автор — главный редактор информационного агентства InterRight.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня