18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

США идут в космический отрыв

А Россия прощается с космонавтикой

  
130

В понедельник, 28 июня президент США Барак Обама огласил основные тезисы национальной космической программы страны. Там много «воды», обещаний и призывов дружить. Первое впечатление у человека, который ее прочитал — США космосом не занимаются, а все свои важные миссии они откладывают на далекую перспективу — до 2015−2025 годов. И это ошибка.

В реальности США хотят успеть за следующие несколько лет разработать за счет частных фирм новые ракеты-носители, новый многоразовый корабль, частную космическую станцию, а также новые виды ракетных двигателей. Государство сохранит за собой научное исследование, а также экспедиции на Марс и, возможно, Луну (хотя от полета на нее американцы вроде бы точно отказались).

В пользу решения Барака Обамы говорит то обстоятельство, что разработка частными фирмами космических аппаратов идет уже несколько лет и начинает давать ощутимые результаты. От «прогулочного» Space Ship One частный сектор к концу нынешнего десятилетия продвинулся до действующих ракетоносителей. Один из них — Falcon 9, производства компании Space X, 4 июня успешно вывел на орбиту транспортный модуль. Полет Falcon 9 к МКС может состояться уже в 2010 году — на три года раньше запланированного срока. Также в финальную стадию вступают испытания еще одной ракеты — Taurus 2. Компания Ad Astra под руководством бывшего астронавта NASA Франклина Чанга-Диаза завершает работу над ракетой с плазменным двигателем.

Ракетоносителями, впрочем, дело не ограничивается. Компания Bigelow Airspace, разработчик надувных космических модулей Genesis I и II, разрабатывает проект первой частной космической станции. Активно идут работы и в военной сфере. Недавно американцами был успешно запущен орбитальный беспилотный аппарат X-37B. Подробности полета и миссия аппарата засекречены, но мало кто сомневается, что он может нести на борту оружие. В 2010 году также состоялись испытания гиперзвуковых аппаратов X-51A и Falcon.

Плоды всего этого мы увидим уже через несколько лет. Что касается России, то планам американцев она может лишь позавидовать. Да и вообще такая интеллектуальная и наукоемкая отрасль как космонавтика у нас как раз в следующие 5−10 лет может окончательно загнуться.

Наука. Ее практически нет. Последний крупный научный проект в космосе, который хоть как-то можно счесть успешным, пришелся аккурат на конец советской эпохи — это аппараты Фобос-1 и Фобос-2. В 1988 году оба зонда были запущены к Марсу и оба вышли из строя раньше времени. Один вообще не долетел до красной планеты, второй добрался до Фобоса, но спустя два месяца — как раз перед спуском на спутник Марса двух модулей — прекратил работу. Потом уже у России была межпланетная исследовательская станция «Марс-96». Аппарат, начиненный дорогущим импортным оборудованием, ракета-носитель не смогла вывести на орбиту из-за взрыва одной ступени. Зонд сгорел в атмосфере.

Следующий российский научный аппарат — «Фобос-грунт», должен был отправиться к Марсу в 2009 году. Но затем старт отложили до 2011 года. По слухам, станция по-прежнему не готова к полету.

Астрофизическую обсерваторию «Спектр-Р» Россия пытается вывести на орбиту с 2007 года. Очередная попытка назначена на 2012 год. Метеоспутник «Электро-Л» безуспешно запускают с 2006 года. Рассчитанный на три года работы научный спутник «Коронас-Фотон» в сентябре 2009 года, после 9 месяцев на орбите, вышел из строя. Это официально признал Роскосмос лишь в апреле 2010 года. Никаких других подобных научных спутников у России на орбите больше нет (научный спутник МГУ «Татьяна-2» тоже сломался).

Причина проста: все дело в той же нарастающей технологической и научной деградации России. Советские спутники и научные станции тоже отличались от американских своей «недолговечностью», однако тогда эта разница не имела фатального значения.

Сейчас же вся спутниковая группировка России в космосе из примерно сотни объектов состоит из устаревших и ненадежных аппаратов. Некоторые из них, выполняющие шпионские функции, делают снимки на пленку, которая затем доставляется на Землю в спускаемой капсуле, что соответствует технологическому уровню 60-х годов. Таким был спутник «Дон» («Космос-2399»), прекративший работу в 2003 году. С ним произошел забавный казус — из-за нештатного отделения от него капсулы с очередной отснятой фотопленкой она не была отстрелена, а просто вывалилась из аппарата. При этом пленка размоталась вокруг спутника. Наблюдавшие за аппаратом американцы предположили тогда, что российский спутник-шпион развалился на несколько частей.

Другой подобный аппарат — «Кобальт-М», проработав на орбите менее 4 месяцев, в январе 2005 года был принудительно приземлен. При этом оказалась утерянной его спускаемая капсула с фотоснимками.

Спутники в России проектируются долго и по устаревшим технологиям, поэтому Роскосмосу или Министерству обороны приходится иногда пользоваться складскими запасами, доставшимися от СССР. Так было со спутником системы морской радиотехнической разведки «Легенда» («Космос-2421»), запущенным в 2006 году и официально прекратившим работу в 2008 году (по данным США, он перестал работать сразу же после запуска из-за поломки солнечной батареи), а до того 15 лет пролежавший в арсенале. Этот аппарат, кстати, упал на территорию Мексики в феврале 2010 года. Министерство обороны России получило телекоммуникационный аппарат «Глобус-1» с задержкой в два года.

Средний срок службы российского спутника колеблется от нескольких месяцев до, максимум, 2−3 лет (есть, правда, очень редкие исключения, когда работают по 6−7 лет, справедливости ради надо сказать). В тоже время средний американский или европейский спутник работает на орбите от 5 до 8 лет. Есть и случаи работы в течение 12−15 лет. Потери Россией военных спутников из-за поломок стали делом обыденным. Вместо нормативных 5 лет по 6−9 месяцев на орбите отработали легкие спутники «Стерх», входящие в международную космическую систему КОСПАС-SARSAT (производство ПО «Полет»). Оба этих аппарата к весне 2010 года вышли из строя. Только в 2009 году поломались дорогостоящие — по российским меркам — аппараты «Монитор», «КазСат» и «Персона» (последний стоил около 5 млрд рублей). Их американские аналоги живут в среднем по 10−11 лет на орбите. Правда, они стоят дороже (до 1−1,5 млрд долларов), ведь электронная компонента в них на порядок сложнее и надежнее, чем в российских аппаратах.

Поэтому в космосе российским аппаратам с таким уровнем надежности делать нечего. Более того — тех результатов, которых сейчас добиваются Европейское космическое агентство (ESA), NASA и даже Индия, российской космонавтике вряд ли уже достичь. Ведь помимо всем известных аппаратов «Вояджер-1» и «Вояджер 2», которые работают в космосе уже четвертый десяток лет, у них масса примеров работы спутников, превышающих существенно нормативный срок. Достаточно вспомнить солнечную станцию «Улисс», которая отработала около 18 лет, марсоходы «Спирит» и «Оппортунити», которые работают до сих пор («Спирит» из-за увязания в песке законсервирован) на Марсе вот уже почти 6 лет, марсианский зонд Mars Express — 7 лет.

В любом случае, NASA проанализировало причины неудач ряда своих спутников в 90-х годах (Mars Polar Lander) и учло их.

В России же если запускать в космос надежные аппараты не получается, то можно попытаться взять реванш на Земле. Роскосмос совместно с Европейским космическим агентством проводит сейчас проект «Марс 500», в ходе которого моделируется полет и жизнь группы астронавтов на Марсе. Каковы будут итоги такой «наземной» космонавтики, предсказать никто не может. Главное, не совсем понятно для чего нужен этот проект, если ни Россия, ни Европейский союз даже не обсуждают всерьез полет на Марс.

Единственный сектор, в котором Россия что-то еще представляет на рынке космических услуг, являются ракеты-носители. В настоящее время главными проектами Роскосмоса являются доставка грузов и космонавтов на МКС, а также вывод на орбиту иностранных и российских спутников. Для этого используются ракетоносители серии «Союз» и «Протон». Российские ракеты также закупаются иностранными государствами. Так, Франция в 2009 году приобрела 2 ракетоносителя «Союз-СТ» для космодрома в Гвиане (для них там строится стартовая площадка). В 2010 году между двумя странами был подписан контракт на поставку еще 10 «Союзов». Впрочем, по мере развития новых ракет-носителей в США Роскосмос может потерять и эту область. Сроки начала серийного производства перспективных ракет нового семейства «Ангара», как и их первые запуски, постоянно переносятся. Напомним, эти ракеты разрабатываются в ГКНПЦ имени М. В. Хруничева уже более 14 лет. Первый запуск такой ракеты запланирован на 2012 год, а серийное производство — на 2015 год.

Тем временем потенциальные клиенты начали разочаровываться и в них. Во всяком случае, Южная Корея, при создании неудачной ракеты которой KSLV-1 были применены наработки по российской «Ангаре», уже обратилась за помощью к Индии.

Есть еще совсем узкий рыночный сегмент, где Россия может некоторое время держатся на плаву — это продажи ракетных двигателей, созданных в советское время. Так, предприятие «Энергомаш» продает в США двигатели РД-180. А американская компания Aerojet для первой ступени ракеты Taurus II намерена закупить ракетные двигатели НК-33 (в 90-х годах эта компания приобрела 40 таких двигателей). В 2016—2020 годах американская компания хочет приобрести до 70 таких двигателей, однако их на складах у российского производителя СНТК не более полусотни. Чтобы запустить серийное производство надо инвестировать в него до 130 млн долларов.

Деградацию российской космической индустрии трудно объяснить хроническим отсутствием финансирования, как это было в 90-х годах. Бюджет отечественного Роскосмоса в 2005—2008 годах вырос в полтора раза — с 25 до 37 млрд рублей (с 0,9 до 1,43 млрд долларов). В 2009 и 2010 годах он находился на уровне 37 и 35 млрд рублей (1,23 и 1,18 млрд долларов), соответственно. По совокупным расходам на космос Россия занимает четвертое место в мире (2,7 млрд долларов) после США (19 млрд), Евросоюза (5,3 млрд) и Китая (3,1 млрд). При этом Москва пока опережает Японию (2,2 млрд) и Индию (1,2 млрд).

Тем не менее, федеральную космическую программу на 2005−2010 годы Роскосмос провалил. В 2005—2008 годах на орбиту запланировано было вывести 19 спутников связи, в реальности вывели лишь один. Из девяти метеорологических аппаратов был запущен также лишь один. Не вышли на орбиту ни одна из двух космических астрофизических лабораторий. Аппарат «Коронас-Фотон», предназначенный для исследования Солнца, отработал в три раза меньше нормативного срока.

Из пяти модулей для МКС было изготовлено лишь два (третий — на американские деньги), а новая космическая станция, разработка которой должна быть завершена к 2010 году, так и осталась на бумаге. Вместо нее глава Роскосмоса Анатолий Перминов предложил эксплуатировать МКС до 2020 года. Также никаких продвижений нет и в области строительства нового космодрома «Восточный» в Амурской области, с которого с 2018 года должны будут стартовать российские многоразовые пилотируемые корабли. Начало строительства нового космодрома неоднократно откладывалось. При этом само строительство обойдется России в 400 млрд рублей. За эти деньги можно арендовать Байконур в течение 130 лет.

С новыми пилотируемыми кораблями дальше разговоров дело тоже пока не пошло. Эскизный проект нового космолета под громким названием «Русь», который в июне 2010 года завершила корпорация «Энергия», начнет рассматриваться в Роскосмосе лишь в июле 2010 года. При этом к 2015 году Россия хочет уже иметь четыре таких корабля.

В общем, при отсутствии реальных результатов российские космические чиновники щедро выдают новости авансом. Так, директор «Энергии» Виталий Лопота пообещал к 2015−2018 годам создать ядерный двигатель для кораблей, которые полетят к Марсу. А ученые из Научно-производственного объединения (НПО) имени С.А. Лавочкина к 2029 году построят аппарат, который будет изучать астероид Апофис. При этом глава Роскосмоса Анатолий Перминов намерен предотвратить возможное столкновение этого астероида с Землей. И сейчас российские специалисты спорят, как они будут бороться с опасным небесным телом. Пожалуй, это единственное, что они могут предложить мировой космонавтике (Германия тем временем уже вывела на орбиту спутник, который будет следить за такими небесными телами, а США намерены это сделать в ближайший год).

Автор — Главный редактор информационного агентства InterRight.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня