18+
четверг, 8 декабря
Общество

Силовики увидели способ блокады Москвы

А губернатор Громов советует миновать пробки на Ленинградке на вертолете

  
28

Главная автотранспортная новость этой недели в России — гигантская пробка на Ленинградском шоссе возле Москвы из-за аварийного путепровода. В ночь с 1 на 2 июля количество открытых для движения полос путепровода над путями Октябрьской железной дороги на 24-м километре Ленинградки увеличилось с 1 до 2 в каждую сторону. Однако гигантская пробка, практически круглосуточно существующая на шоссе и распространившаяся на все окрестные дороги, так и не рассосалась.

«Путепровод — действительно открыли, — рассказал „СП“ Алексей, таксист, базирующийся у станции метро „Речной вокзал“. — Но пробка никуда не делась: как начиналась два дня назад прямо от метро, так и сейчас начинается. Добраться до Шереметьева — если повезет, можно „Речного“ за полтора часа. Раньше ничего не гарантирую».

По словам Алексея, основной фактор, создающий затор — светофор и бетонные надолбы у поста ДПС на пересечении Ленинградки и МКАДа. «Сейчас пробка там ровно потому, что гаишники постоянно зажигают красный светофор», — утверждает таксист. По его словам, съезды с МКАДа в область тоже не разблокировали. «Наверное, хотят ограничить поток грузовиков, — полагает Алексей. — Но грузовики на Питер пойдут по-любому, как ни закрывай. Проезд найдут».

Облегчение, которое принесло разблокирование путепровода — лишь незначительное, отмечает Арсен, диспетчер маршруток «Москва — Зеленоград». «Стало, может быть, только чуть полегче. До всей этой истории с мостом мы первый рейс отправляли из Зеленограда в 6 утра, в пол-седьмого были уже у метро. Сегодня были в 7−15, разница все-таки существенная. Сколько машина по времени едет в 11 утра — это вообще как придется. Только что вот приехал водитель, в пути был 2 часа».

Дальние автобусы, как и грузовые фуры, уже пошли в обход гиблого места — наматывая лишние километры и теряя по нескольку часов в пробках. Как рассказал обозревателю «СП» Виталий, водитель автобуса «Москва — Санкт-Петербург», сейчас многие транспортники едут через «бетонку» А107 на соседние — Дмитровское и Волоколамское шоссе. «Для нас закрытие путепровода стало немного шоком, — говорит Виталий. — Мы частная компания, поэтому нас, конечно, никто заранее не известил. Но даже если бы мы знали — не отменять же рейсы совсем. А хороших объездов нет. Мы едем через „бетонку“ до Дмитровского шоссе, но это тоже постоянные пробки. Время в пути увеличилось на 2−3 часа. А усталость вообще несравнимая: 2 часа в пробке на жаре — это как 5 часов по трассе».

Сами инспекторы ДПС, дежурящие на «проблемном» пересечении Ленинградки и МКАДа, заявляют, что делают всё возможное для облегчения ситуации, но наличных ресурсов явно недостаточно. «Сейчас мы пытаемся создать равномерный поток, чтобы в Химках и на подступах к аварийному путепроводу не скапливались пробки, — рассказал „СП“ инспектор ДПС Алексей. — В Химках сужена дорога, областное руководство не хочет ее расширять, поэтому пробки здесь всегда. Но в те дни, когда путепровод закрывали, конечно, было что-то особенное».

Еще одна задача, поставленная гаишникам — регулировать грузовое движение, сказал Алексей: «Те грузовики, что пытаются пройти на Ленинградку — мы направляем на МКАД, в обход аварийного путепровода».

В целом ситуация вокруг Ленинградского шоссе в Химках сложилась неутешительная, и говорить о скором ее исправлении не приходится. Сейчас, после блокирования поворота с МКАД и запрета грузового движения по этой части магистрали М10, «пробкоопасными» стали Дмитровское, Пятницкое, Новосходненское шоссе, прилегающие к ним участки обеих «бетонок» А107 и А108, все дороги местного значения в районе аэропорта Шереметьево, Зеленограда, Химок и Куркина.

Отголоски коллапса на Ленинградке чувствуются даже на Волоколамском, Новорижском и Ярославском шоссе — судя по радиопереговорам дальнобойщиков в СВ-диапазоне, многие фуры по «бетонке» А107 направляются с питерского направления на Ярославское, добавляя себе около 50−60 километров перепробега.

При этом даже по оптимистичным заявлениям властей, путепровод полностью откроют (в том числе для грузового движения) не ранее 1 октября. Судя по тому, что сейчас никаких работ на путепроводе по-прежнему не ведется, эти сроки будут отодвинуты — и, возможно, не один раз. Транспортный коллапс на дороге в Санкт-Петербург и аэропорт Шереметьево на ближайшие месяцы станет привычным.


Интересно, что в реакции представителей власти на создавшуюся обстановку — реакции, кстати сказать, достаточно быстрой и уместной — звучат довольно непривычные нотки. Так, губернатор Московской области Борис Громов, отвечая на вопросы журналистов об автомобильных заторах в регионе, посоветовал автолюбителям для решения этой проблемы пересаживаться на личные вертолеты, сообщает РИА «Новости».

"Я летаю на вертолете. Вам тоже надо покупать вертолеты вместо машин, дороги не нужны", — сказал Громов. По словам главы Подмосковья, на данный момент в частном пользовании в Московской области находится около 400 вертолетов.

Такая фраза, заставляющая вспомнить знаменитое изречение «Нет хлеба — пусть едят пирожные!», приписываемое королеве Марии-Антуанетте, может быть просто попыткой отшутиться, а может быть и осознанным цинизмом. Так шутить можно и от слабости, и от абсолютной уверенности в себе и своем положении. И некоторые факты заставляют подозревать именно второй вариант.

«Всё, ребята, не дергайтесь — если что, до Шереметьева никто не доберется!» — шуточка того же сорта, но чуть погрубее, в исполнении инспектора ДПС на Ленинградке. Конечно, речь не о том, что в силовых органах назревает переворот, в результате которого какой-то части российского общества придется срочно удирать в направлении аэропорта. Но — нарочно ли, нечаянно ли — казус Ленинградки явился своеобразной «бета-версией» довольно многообещающей технологии, которая потенциально может сильно изменить нашу жизнь.

В конце 90-х — начале 2000-х годов, в начале президентства Владимира Путина, Россия покрылась сетью милицейских блокпостов — вместо стандартных будочек ГАИ были возведены мощные и местами солидно укрепленные сооружения с бетонными надолбами и часто с поголовной проверкой документов проезжающих. Яркими примерами этого могут служить посты на границах Московской области — причем не только на Каширском и Симеропольском шоссе, где можно ожидать реальной угрозы с Кавказа, но и на мирном Ярославском (Торбеевский пост имеет очень дурную славу у дальнобойщиков).

Сейчас большинство этих постов «спит» или работает вполсилы, многие помещения малых постов уже сданы в аренду бизнесменам или проданы. Но значит ли это, что государство отказалось от идеи контроля перемещения граждан?

Пример пробки на Ленинградке показывает, что в руках властей (в том числе региональных) и силовиков появился куда более изящный и мощный инструмент работы с транспортом. Закрытие ключевого путепровода «по техническим причинам» — есть ли на самом деле такие причины или их нет — гарантированно отрезает жителям мегаполиса возможность доехать в нужном направлении в сжатые сроки. Конечно, можно добраться и поездом — но поезд дальнего следования означает потерю анонимности, что в случае политических активистов может быть решающим фактором.

Во многом инструмент «пробки» даже предпочтительнее, чем торможение «проблемных» автомобилей и автобусов на блокпостах. Предположим, что где-нибудь под Питером образовалось очередное Пикалево. Или Кондопога. Или, наоборот, беспорядки начались в самой столице, и на подмогу одной из сторон выехали люди из регионов.

В таком случае, чтобы перекрыть этот поток людей с помощью блокпостов, потребуются массовые задержания — а это резко переводит ситуацию в ранг чрезвычайной. К тому же, активисты могут ехать не на своих машинах — тогда выловить их из потока на постах становится проблематично. С помощью же искусственно созданных пробок поток перекрывается куда надежнее и без лишних скандалов.

Любой крупный российский город, к которому ведут 1−2 федеральные магистрали, можно обездвижить таким образом. Даже Москву — единственный полноценный транспортный узел в России — таким способом можно перекрыть легко и непринужденно. Для этого нужно обездвижить всего несколько путепроводов.

Ленинградское шоссе — тот самый путепровод, который частично перекрыт сейчас. Новорижское шоссе — несколько мостов и путепроводов, которые находятся в состоянии хронического ремонта. Минское шоссе — путепровод в районе Одинцова. Киевское шоссе — один из путепроводов перед поворотом на аэропорт Внуково. Симферопольское шоссе — путепроводы в районе Подольского поста ДПС. Каширское шоссе — путепроводы на пересечении М4 и «старой Каширки» в Домодедове. Люберцы, Балашиха и Мытищи — во всех трех городах и так хронические пробки, малейшее осложнение обстановки сделает заторы непреодолимыми.

Учитывая качество дорожно-мостового строительства последнего времени, для объявления этих мостов аварийными часто не нужно никаких диверсий. Все, что требуется для закрытия любого из шоссе — комиссия, которая оценит состояние конструкций и выдаст предписание для немедленного перекрытия движения. И блокада любого российского города, включая Москву, обеспечена. Просто, надежно и никакой ответственности за задержания и блокирование. Этакие постмодернистские инновационные запоры. То есть заторы. В общем, никакой разницы. Москвичи, готовьтесь к блокаде.

Фото: Александр Попов russos.livejournal.com

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня