18+
четверг, 8 декабря
Общество

Вавилов против Вавилова

Всемирно известная коллекция под угрозой

  
32

Вчера, 15 июля, Девятый арбитражный апелляционный суд отклонил жалобу ВНИИ растениеводства имени Н.И.Вавилова. Тем самым суд апелляционной инстанции признал законным распоряжение Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) по поводу передачи одного из земельных участков Павловской опытной станции Фонду содействия жилищного строительства.

На этой земле находится коллекция плодовых, ягодных культур и семян, основанная академиком Николаем Вавиловым. По словам директора Павловской опытной станции Федора Миховича, утрата коллекции «может стать мировой трагедией, поскольку многие редкие образцы плодовых культур, которые уже не встретишь в дикой природе, исчезнут навсегда». На перенос растений на другую территорию, по его оценкам, потребуется не менее 15 лет.

Андрей Вавилов, заместитель руководителя Департамента земельных ресурсов Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства, считает, что «заявления Павловской опытной станции о размещении на земельных участках уникальной коллекции растений, по нашему мнению, не совсем соответствует действительности. Один из земельных участков представляет собой поле, покрытое естественным травяным покроем, на котором отсутствуют какие бы то ни было плодово-ягодные культуры. Второй участок был лишь частично занят такими культурами».

Арбитражный суд Москвы рассмотрит это дело по существу 11 августа.

Корреспондент «СП» побеседовала с директором Павловской опытной станции.

«СП»: — Федор Иванович, как измерить значение и ценность коллекции Вавилова? Существуют ли такие единицы измерения? Когда-то ведь Вавилов отдал за нее жизнь, да и не только он, те 28 сотрудников института, которые умерли в блокаду от голода, но коллекцию, в том числе — семян — сохранили…

— В 1926 году Николай Иванович Вавилов организовал Павловскую опытную станцию. С 1932 года началось пополнение коллекции мировых растительных ресурсов Вавиловым и десятками, сотнями ученых, которые ездили в экспедиции в различные страны мира и регионы Советского Союза. Они привозили оттуда на Павловскую опытную станцию коллекционные образцы, их высаживали и на протяжении 85−90 лет эти образы пополнялись, восстанавливались, воспроизводились, изучались и отдавались коллекционерам для возведения новых сортов. И умирали, гибли люди за коллекцию. Во время войны мы часть коллекции потеряли, но этого было не избежать под бомбежками. Павловская станция во время войны была под фашистской оккупацией, и 30% коллекции мы потеряли. Но 70% - сохранили, затем мы ее увеличили, а теперь наши чиновники видите, что творят?

«СП»: — Получается, что дело Лысенко живет и побеждает?

— Получается, да! Лысенковщина возродилась. Николай Иванович, вы знаете, был за генетические ресурсы, а Лысенко говорил совсем по-другому, и вот теперь наши чиновники, похоже, приняли позицию товарища Лысенко. Чтобы угробить вавиловскую коллекцию, как когда-то угробили его, великого ученого. Коллекцию, которая является не только национальным достоянием Российской Федерации, но и всего мирового сообщества. Она необходима для продовольственной безопасности нашей страны.

«СП»: — А могла бы тут помочь смена юридического статуса коллекции?

— Конечно, могла бы помочь, но посмотрите, какая ситуация у нас в стране: сегодня коллекция не имеет цены. Поскольку она не имеет цены, — она не облагается налогом. На самом деле она стоит миллиарды долларов, но если появится ее реальная стоимость, ее поставят на баланс, и с этой суммы надо будет платить налоги. Кто в состоянии платить налоги с миллиардных сумм? Так что палка о двух концах. В то же время Росимущество не воспринимает коллекцию как объект недвижимости, они заявляют, что коллекция это плодовые растения, сегодня растут тут, а завтра могут расти там. А господин Вавилов — не тот, не Николай Иванович, а современный чиновник Вавилов заявляет: «У них там какая-то трава растет на поле». А как раз это коллекция и есть — травы кормовых культур более четырех тысяч образцов. Это он травой называет!

Если б он приехал, я бы показал ему коллекцию кормовых культур более четырех тысяч видов, коллекцию плодовых, ягодных, декоративных культур более шести тысяч образцов. Как можно такое не заметить, когда растут деревья, которым по 20−30−40 лет!

«СП»: — Это правда, что больше других положением коллекции Вавилова озабочены зарубежные ученые?

— Конечно! Однозначно! Когда полгода назад эта эпопея началась, — 11 января мы получили документ, который переводит право собственности на земельный участок Павловской станции в коммерческую структуру Фонду содействия развития жилищного строительства, мы попытались поднять нашу общественность, нашу прессу. Мы провели две пресс-конференции, на которых, к сожалению, появилось полтора корреспондента. Буквально месяц назад приехали американцы, побывали у нас, посмотрели коллекцию и подняли шум за границей. И многие знаменитые ученые, которые знают нашу коллекцию не понаслышке, а по нашим реальным делам, стали бить тревогу, возмущаться, и отголоски их волнения, этого их беспокойства дошли до нашей общественности.

«СП»: — Что же вам предстоит дальше? Битвы в судах?

— Да. Вчера, к сожалению, мы проиграли кассационную жалобу по первому участку, где находится коллекция кормовых культур, суд рассматривал наше дело не более пяти минут и принял решение по нашей жалобе — отказать. Для них все просто! Вопросов у них нет!

Мы давно пытаемся выйти на Медведева, на Путина, к сожалению, пока это не очень получается. Но подключены российские и зарубежные СМИ. И я думаю, что мы найдем способ отстоять нашу коллекцию. Она нужна нашим потомкам. Мы не можем согласиться с тем, чтобы вместо нее там строили жилье .У аграрного университета уже отняли участок 8 га, выставили на аукцион, продали за 162 миллиона рублей. А представьте себе, если продадут наши 90 гектаров! Это миллиард 900 миллионов получается! Вот где собака зарыта!

«СП»: — Давно вы узнали, что генплан Петербурга против вас так «настроен»? Ваши оппоненты утверждают, что в соответствии с генпланом, участок, на котором расположена коллекция, находится «в границах функциональной зоны застройки односемейными жилыми домами».

— Генплан против нас никогда не был настроен, я работаю на Павловской станции тридцать один год, и директором более двадцати лет. Не претендовал никогда город на наш участок. Не было этого! Конечно, это возникло в связи с тем, что Фонд развития жилищного строительства — очень серьезная, властная структура, они договариваются с властями Санкт-Петербурга, чтобы те перевели эти земли им под застройку.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня