18+
четверг, 8 декабря
Общество

Россия обязана спасти свой флот

Герой Советского Союза, адмирал флота Владимир Чернавин отвечает на вопросы нашего корреспондента накануне Дня ВМФ

  
44

«СП»: — День Военно-морского флота России имеет советскую родословную, когда и как его начали отмечать?

— Этот праздник мы числим с советских времен. Он учрежден 22 июня 1939 года постановлением СНК. А сама идея возникла так. Тогдашний руководитель советского Военно-морского флота Николай Герасимович Кузнецов решил выйти в правительство с предложением о введении профессионального праздника военных моряков. Для начала он собрал приближенных адмиралов, стали прикидывать, к чему приурочить праздник. Кто-то предлагал — к какой-либо исторической дате, скажем, Синопского сражения, кто-то к другой победе. Сам Кузнецов рассуждал так: праздник связан с кораблями, с водой, с посещением кораблей публикой, то есть нужна хорошая погода, ведь в дождь, слякоть не получится той красоты и празничности, которая предполагается по данному случаю. Спросили у синоптиков: когда в России самая устойчивая и солнечная погода? Те отвечают: в конце июля. Вот и решили в последнее воскресенье июля отмечать День ВМФ. Он широко праздновался в советское время. Особенно в послевоенное, когда флот окреп, стал океанским, ракетно-ядерным. Весь мир признавал, что наш флот один из лучших на планете. Если кому мы и уступали чуть-чуть, то только американцам. Корабли много плавали, несли постоянную службу во всех районах Мирового океана. Возможно, не все нас любили, но уважали и считались с нашим флотом на всех континентах, на всех океанах. Так что было, что праздновать. Военные моряки и сегодня любят свой праздник. Любят его и многие гражданские люди. Потому что флот — это гордость государства и народа. Флот — это всегда красиво, зрелищно.

«СП»: — Вы один из тех адмиралов, кто стоял у истоков того флота, который и сегодня продолжает нести службу в морях и океанах, хотя и в усеченном виде. Насколько изменились задачи Российского флота относительно тех, которые решал советский ВМФ?

— Когда мы говорим о корабельном составе сегодняшнего флота — это только боевые единицы разработки и постройки Советского Союза, за исключением двух-трех строящихся кораблей, заложенных уже в новой России. Сегодня сходят со стапелей новые корабли, но это достройка тех, которые закладывались в СССР. К 1991 году строительство флота шло колоссальное, но оно враз остановилось после развала СССР. Позже начали потихоньку достраивать. Сегодня некоторые советские проекты вводятся в строй, но они уже морально устаревают. После развала СССР прошло уже почти двадцать лет, за это время кораблестроительное дело ушло далеко вперед. И нужно догонять. Поэтому, с одной стороны, это гордость наша: флот был построен таким, что даже после двух десятков лет после развала Советского Союза он составляет основу, суть и смысл российского морского могущества. Но, с другой стороны, есть и горечь: всем нынешним кораблям за 20−35 лет, а это предельный возраст их существования, как принято во всем мире. Они пока еще в состоянии выполнять поставленные задачи, но уже морально и физически устарели.

Задачи, конечно, у нынешнего флота стоят практически те же, что и у советского. Но с точки зрения возможностей их исполнения, они резко сузились. Если раньше в мою бытность главнокомандующим ВМФ у нас имелось порядка двух тысяч боевых кораблей и подводных лодок, такой же численности была авиация Военно-морского флота, то сегодня, по разным подсчетам, осталось около 200−300 единиц, половина из которых находится в состоянии, мягко говоря, не особенно боеспособном.

«СП»: — Руководители страны успокаивают нас тем, что флот хотя и резко сокращен, но будет улучшаться качественно.

— Хорошо бы, но для выполнения флотом задач важна не только качественная, но и количественная составляющая. Когда я был командующим Северным флотом, у меня было около тысячи кораблей разного ранга. Сегодня там осталось порядка пятидесяти. Но ведь флот нынче воюет не так, как наши предки воевали: вышли отрядом в 10 вымпелов, встретились примерно с равнозначным противником, и — кто кого. Сейчас нужно комплектовать ударные группировки для решения конкретных задач. Если речь идет об уничтожения авианосной группировки противника, то нужны ударные силы. В первую очередь — подводные лодки с крылатыми ракетами до 500 километров радиуса действия. Но они сами себя не способны обеспечивать полностью цеелеуказаниями, значит, нужно выдвинуть авиацию, другие подводные лодки и корабли, нужно соответствующие спутники иметь на орбите. Из военно-морской науки и практики состав отряда по уничтоженияю авианосной группировки известен — это несколько десятков разноплановых кораблей. А если их всего на флоте пятьдесят? Можно ли решить такую задачу? А кроме авианосцев необходимо еще уничтожать подводные лодки с баллистическими ракетами, которые нам угрожают. Надо уничтожать противолодочные корабли, которые развернуты против наших подводных лодок с баллистическими ракетами, предназначенными для ответного неприемлемого удара по противнику. Задач много, кораблей мало.

«СП»: — Но достаточно ли сегодня хотя бы сил ядерного сдерживания?

— При мне было 62 подводные лодки с баллистическими ракетами. Сегодня — менее 10. Нужно подчеркнуть, что если бы этого оружия не было, то нечем было бы остановить адептов новой мировой войны. Кстати, такую оценку впервые дала Маргаретт Тетчер, заявив, что только наличие ядерного оружия у основных игроков на политической карте мира дает возможность длительное время жить без большой войны. Российские силы сдерживания состоят из Ракетных войск стратегического назначения, из стратегической ракетоносной авиации и из стратегических ядерных сил ВМФ. В каждой из составляющей этой триады сил становится все меньше. Поэтому мы настороженно следили за переговорами по сокращению СНВ. Американцы требовали значительного сокращения нашего ядерного потенциала. Наше руководство пошло Обаме навстречу, но слава Богу, катастрофического сокращения не произошло. Нам сокращение невыгодно, зато очень важно для американцев. Потому что у них есть неядерные силы, способные решать те же задачи, что ядерное оружие. Например, они переделывают подводные лодки типа «Лос Анджелес» под носители крылатых ракет (около 200 единиц на борту). Массированным применением этого высокоточного оружия они добиваются боевого эффекта, сравнимого с применением ядерного оружия. Кстати, Югославия была разбита именно подобными средствами. У нас таких средств нет. Наша ядерная триада для НАТО, как бельмо в глазу. Какую бы ПРО они не соорудили, хотя бы небольшая часть наших ракет прорвется и нанесет неприемлемые для США разрушения. Пока у нас достаточно сил ядерного сдерживания, но их нужно очень и очень беречь. А также создавать новые им на смену. И мне кажется правильным, что уже в нынешней России, наконец, начали строить лодки с баллистическими ракетами.

«СП»: — Но ведь этот опыт пока не очень удачен?

— Что верно, то верно. И это показывают испытания новой баллистической ракеты «Булава». Еще когда я был главкомом, мы начали разрабатывать подобную ракету взамен наших тяжелых ракет на лодках 941 проекта. С развалом СССР эти работы приостановились. А когда руководство страны решило их возобновить, за основу взяли не морскую ракету, а сухопутную «Тополь М». Задумка была сооблазнительной — сделать одну универсальную ракету и для сухопутчиков, и для моряков. Это значительно удешевило бы производство. Но не учили того, что фирма, которая делала «Тополя», о морских ракетах никакого представления не имела. Теперь мы все видим в какую «копеечку» для государства стало это «удешевление». Испытаниям конца не видно, а «Булава» не летит.

«СП»: — Есть ли у Российского флота перспективы?

— Флот надо восстанавливать. Он разрушен за двадцать лет по всем статьям. Беда не только в том, что посписывали корабли, а новых не строили — изменились люди, специалистов стали готовить хуже. В общем, разрушена вся система Военно-морского флота, как и вся государственная и хозяйственная стстема страны. Флот надо возрождать, как и другие виды Вооруженных сил.

Россия без флота не будет не только великой, но даже и просто приличной державой. У нас самая протяженная морская граница. Мы окружены фактически четырьмя океанами. Так что объективная ситуация не даст никому из наших политиков пренебречь флотом. Мы видим, что наши нынешние руководители начинают в этом плане прозревать. Они поддерживают достройку советских кораблей и разработку новейших. Выделены ассигнования, которых при Ельцине не было. Конечно, этого мало, нужно усиливать. Вспомним, как флот возрождался после поражения в Порт-Артуре: было создано специальное министерство, разработана и профинансирована особая программа. Руководить возрождением флота был поставлен брат царя. И сегодня нужно напряжение всей страны. Я верю в то, что это произойдет, и Россия будет с достойным её флотом.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня