18+
четверг, 8 декабря
Общество

Орловских «партизан"-нацистов возглавлял майор ФСО

Им приписывают уничтожение 7 опорных пунктов милиции и 2 «притонов банд «Прокуратура»

  
107

В Орле сотрудники милиции задержали группировку «партизан"-националистов», которым приписывают многочисленные взрывы и поджоги зданий органов власти, а также кафе и торговых точек, принадлежащих выходцам с Кавказа. Как сообщает следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Орловской области, под подозрением находится 7 человек.

В число «орловских партизан» входят охранник ЧОП «Шторм», рабочий ОАО «Юнимилк» и несколько человек, официально нигде не работающих.

Возглавлял группу, по версии следствия, майор ФСО Виктор Луконин. Он работает в Академии ФСО, расположенной в Орле (бывшее высшее училище связи), преподавателем кафедры физкультуры.

«В ходе обысков в арендуемом майором гараже были обнаружены и изъяты два обреза охотничьих ружей, револьвер без номера, приспособление в виде авторучки для стрельбы малокалиберными патронами, взрывчатые вещества и компоненты для самодельных взрывных устройств. Экспресс-анализ показал, что взрывчатка такого типа уже использовалась при совершении преступлений в Орле», — сообщает следственный комитет.

Как считают в правоохранительных органах, именно эти люди называют себя в интернете «Командованием объединенных групп черноземного сектора оккупированной России — NS/WP „Центр“». От их имени распространялось «Воззвание Орловских Партизан: «Делайте как мы! Делайте лучше нас!». Неизвестные утверждали, что провели около 20 успешных «акций», в том числе, цитируем:

  • уничтожение 7 опорных пунктов милиции;

  • уничтожение двух притонов банд «Прокуратура»;

  • уничтожение притона «Эрос» (магазин занимающийся пропагандой нравственного извращения)

«Довольно! Мы не терпилы, и не те ублюдки с улиц, которые напившись „Яги“ будут валяться в канаве», — говорится в пресс-релизе «партизан».

При этом правоохранителям известно только о двух попытках нападений на органы власти. Как сообщает следственное управление, в июле 2010 года злоумышленники путем взрыва самодельного взрывного устройства уничтожили и повредили часть имущества прокуратуры Железнодорожного района города Орла, а также совершили поджог здания опорного пункта милиции.

Последней по времени акцией националистов стал взрыв кафе «Индира» 5 августа 2010 года. В день празднования дня города Орла в кафе «Индира», расположенном в Заводском районе, было приведено в действие самодельное взрывное устройство, начиненное поражающими элементами. В результате взрыва в кафе пострадали пять человек.

В органах считают, что все эти преступления совершили задержанные накануне националисты, которые «объединились на почве единства националистических идей в целях дестабилизации обстановке в городе Орле, дискредитации власти и правоохранительных органов».

При этом в городе недоумевают: каким образом националистам удалось создать достаточно крупную банду, и, при этом, не допустить ни одной утечки информации о ней. Активист «Другой России» в Орле Михаил Деев считает, что «Орловские партизаны» — скорее всего, полумифическая организация, а само дело похоже на провокацию.

«СП»: — Вам что-нибудь известно об «Орловских партизанах»?

— Дело в том, что в нашем городе не так много правых, скажем так, из неформальных кругов. И они все друг друга в лицо знают, и я со многими из них общаюсь. И если бы существовала какая-то радикальная группа, то этим людям должно было быть что-то известно. А о ней никто никогда ничего не слышал. Этих людей никогда никто не видел. Поэтому вся история вызывает у нас некоторое недоумение.

Все это напоминает провокацию. Я общался непосредственно с правыми, мои знакомые, журналисты пытались что-то узнать от правых, а они просто разводят руками — ничего про них не знаем. Никто про них ничего сказать не может. И это самое загадочное.

Организованная группа в 7 человек — такого просто не может быть. Если люди занимаются такими вещами в таком небольшом городе, как наш, то их по определению не может быть семь человек. Это же целая толпа! Кто-то обязательно проболтается, пойдет пиво пить, или просто неосторожно ляпнет, и все дело накроется. Если бы кто-то реально этим занимался, то группа была бы максимум 2−3 человека. Это потолок.

Борьба с экстремизмом у нас идет, но с таким, который «экстремизмом» является только в глазах ФСБ, то есть с проявлениями гражданской активности.

«СП»: — В качестве примера, за что были последние аресты активистов?

— Последний раз был арестован Георгий Саркисян, он занимался защитой предпринимателей на рынке. Дело в том, что их просто по беспределу лишали рабочих мест, люди говорят — «верните нам заводы, мы пойдем работать», и, естественно, сделать этого никто не может. Георгий помогал им, и с юридической стороны, и с информационной, и его 30 июня задержали, когда он шел на рынок, где собирался очередной митинг по этому поводу. Но тут ничего нового, сценарий отработанный, и такие вещи у нас происходят не впервые.

Аналогичного мнения придерживается орловский правозащитник Дмитрий Краюхин. Он выдвигает версию, что за различными преступлениями стояли разные группировки. И теперь СКП поставили задачу «повесить» все обвинения на первых же задержанных.

«СП»: — Что вы знаете об этих задержаниях?

— Это дело очень странное. Я разговаривал со многими людьми, с самыми разными, и у всех, и у правых, и у левых очень схожие оценки.

«СП»: — Какие именно?

— Я разговаривал со многими правыми. У нас город очень маленький, все друг друга знают. Появление какой-то мало-мальски действующей группировки из 5−6 человек все заметят.

«СП»: — Речь, насколько известно, идет о семи задержанных?

— Тут есть разные версии, от четырех человек до одиннадцати. Невозможно, чтобы об этом не знал никто. Допустим, могу не знать я, но в правой среде они бы засветились, потому что люди не берутся ниоткуда. Они переходят из одной группы в другую, они как-то пересекаются, как-то взаимодействуют.

«СП»: — Тем более, что люди в возрасте, там «майору ФСО» то ли 31, то ли 32 года.

— Я разговаривал с одним из активистов правого движение, он не знает. Я разговариваю с одним из лидеров фанатов, спрашиваю — «это ваши?» — «какие наши, у нас такого нет». Правые не знают о задержаниях в их среде.

Я попытался анализировать то, в чем их обвиняют. Я читаю это «заявление орловских партизан». В нем они говорят, что «чистят наш русский город в целях очищения от всего плохого, что может быть», и при этом они взорвали секс-шоп. Честно говоря, про этот взрыв я даже и не слышал — у нас в городе пластмассовые пенисы над головой не летали.

Когда произошли первые взрывы, до взрыва кафе «Индира», мы случайно встретились с одним из правых активистов. И мы прикидывали, что здесь действует очень маленькая автономная группа — один, максимум 2−3 человека. При этом, по нашему мнению, это делало какое-то пацанье. Этот вывод мы сделали из почерка.

Судите сами — первый взрыв был в прокуратуре. Он был такой мощности, что аж разбил стекло, а решетку, к которой устройство было прикреплено, он даже не повредил.

«СП»: — То есть это петарда?

— Да, большая петарда — спичечных головок наковырять. И когда мне говорят, что это сделал майор ФСО, пусть даже физкультурник, ЧОПовец, который отслужил в армии, я в это не верю. Я могу допустить, что они причастны к взрыву в кафе. Вот в это я вполне могу поверить.

«СП»: — Взрыв в кафе стоит особняком?

— По имеющейся у меня информации, 2 августа в кафе произошла стычка между кавказцами и русскими. Это был день ВДВ. Кто-то с кем-то сцепился. Действительно могли через несколько дней из чувства мести заложить бомбочку с поражающими элементами.

Но взрыв прокуратуры и поджог опорного пункта в эту схему не ложатся.

«СП»: — Абсолютно разный почерк?

— Это делали явно дилетанты. Причем я допускаю мысль, что они живут в этом районе, потому что от прокуратуры до опорного пункта — максимум 400 метров по прямой. Это пацаны, не взрослые дядьки. А вот кафе — это уже взрослые дядьки.

Опять же, те, кто взрывает кафе — это не те, кто пишет воззвание «от орловских партизан». Потому что, опять-таки, это пацанский текст.

«СП»: — А это не могут быть просто криминальные разборки?

— В это верится слабо. Эти взрывы — реальная головная боль для наших правоохранителей. Только что в городе побывал Нургалиев, и тут такое. Следствие по поджогу опорного пункта ведет ФСБ, а по взрыву прокуратуры — Следственный комитет. У нас к сожалению — или к счастью — и следаки в ФСБ, и милицейские следаки в «Центре противодействию экстремизма» специалисты очень невысокого уровня.

Здесь нужно кого-то найти. И если они смогли выйти на мужиков, которые, допустим, действительно взорвали кафе, то попытки повесить на них взрывы в прокуратуре, в милиции, и «партизанство» непременно будут. Потому что нужно закрывать дело.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня