18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Рош-Га-Шана: Хасиды устремились в Умань

На небольшой украинский городок обрушилось рекордное количество еврейских паломников-ортодоксов

  
452

Хасиды со всего мира съехались на Черкасщину, чтобы помолиться на могиле своего святого Нахмана Брацлавского. Мудрец-цадик завещал похоронить его на месте одной из самых страшных трагедий еврейского народа.

Сегодня иудеи всего мира отмечают наступление 5771-го года со дня сотворения мира. Праздник называется Рош-Га-Шана. Кроме того, этой осенью исполняется 200 лет со дня смерти знаменитого праведника Рабби Нахмана. Хасиды верят, что молитва на его могиле имеет целительную силу.

Украина ожидала 20 тысяч паломников, однако их как минимум в два раза больше. Гости заняли лучшие кварталы Умани. Специальные КПП и милицейские кордоны отделили «иудейскую» зону от остального города. В оцеплении стоят больше 400 милиционеров и солдаты внутренних войск. Местным жителям без паспорта сюда вход закрыт.

Многие паломники словно в постоянном религиозном трансе. Например, на два часа был задержан авиарейс Тель-Авив-Киев. В самолете перевозили свитки Торы для уманских торжеств. Сначала на посадке пассажиров хасиды устроили ритуальные танцы и пляски вокруг раввина, который нес свитки. Торопить процесс было нельзя, и воздушный коридор для нашего борта закрыли. Затем хасиды принялись рассаживаться, и выяснилось, что свиткам Торы не позволено лететь в одном салоне с «неправоверными».

Когда первые 20 тысяч паломников прибыли в Умань, стало ясно, что жилья на всех уже не хватает. Многие обустраивают ночлег на улице, перед подъездами. Евреев-паломников стригут прямо на улицах.

Большой удачей считается обосноваться в палаточном городке у могилы Рабби Нахмана. Паломники уверены, чем ближе человек к могиле цадика, тем счастливее он будет. Здесь на улице Пушкина они устраивают бурные танцы. 200-летие смерти Рабби только в октябре, и эти танцы посвящены еврейскому Новому году

За квартиры даже в удаленном от могилы районе легко дают по 500 баксов в сутки. Раскупили буквально всю курятину. Украинцы из окрестных сел рванулись на городские базары, чтобы продать овощи в два раза дороже обычного. Например, за кило помидоров хасиды, не торгуясь, платят доллар. По курсу это восемь гривен. Хотя для своих те же базарные помидоры стоят не больше 2−4 грн. За бутылку кока-колы с гостя берут 4 доллара, а для украинца она стоит три гривны.

Сегодня здесь вообще нет цены ниже «ван доллар». Паломники не желают обращаться в обменники и охотно расплачиваются валютой. Удивительно, но особым спросом пользуется игрушечное оружие. У продавцов игрушек закончился годовой запас пистолетов и автоматов. Приезжие в большинстве своем мужчины в пейсах и необычных одеждах черного цвета и такие же дети мужского пола. Отцы с особым удовольствием покупают маленьким сыновьям пластмассовые пистолеты по 10 долларов.

Кроме молитв, возносимых на могиле цадика, хасидов ждет еще одна «культпрограмма» в Софиевском парке — одном из самых красивых ландшафтных заповедников Европы. До сих пор считалось, что знаменитый парк построил для красавицы-жены хозяин Умани граф Феликс Потоцкий.

Зато у паломников своя версия — по их утверждению, парк назван в честь спасенной еврейской девушки по имени София. Особым шиком считается проехаться сюда в карете или электромобиле.

В итоге еврейский сентябрь — золотое время для жителей провинциальной и очень небогатой Умани. Но они недовольны специфическим поведением гостей. Иудейские ортодоксы требуют, чтобы в домах не было женщин, телевизора, радио, картин, портретов, свет в праздничные дни должен гореть круглосуточно, в холодильнике не должна включаться и выключаться электролампочка…

— Не все хасиды приезжают к нам, чтобы помолиться, — говорит уроженец Умани депутат Верховной Рады Петр Цюрко. — Некоторые провоцируют местное население, ведут себя по-хамски.

Например, после отъезда практически все жилье приходится основательно ремонтировать. В праздники хасидам запрещена любая работа. Нельзя мыть посуду, выносить мусор и даже смывать воду в туалете. За месяц квартиры превращаются в полный кошмар.

К тому же молодежь устраивает в домах настоящие погромы — бьют стекла, ломают кровати, холодильники и газовые плиты, рвут и жгут обои. На улицах оскорбляют прохожих. Украинскую милицию подростковые банды не боятся. Зато несколько представителей израильской полиции, прибывшие в Умань, делают их буквально шелковыми.

После киевской сессии Генерального совета Евразийского еврейского конгресса на сегодняшние торжества в Умань прибыл президент конгресса Александр Машкевич. «Вся делегация конгресса приехала сюда, чтобы помолиться перед еврейским Новым годом на могиле раввина Нахмана», — сказал Машкевич.

По преданию, Нахман завещал похоронить себя в Умани, в память о евреях, погибших здесь во время польско-украинских войн XVII века. Прежде всего, речь идет о национально-освободительной войне украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого. Как известно, отряды батьки Хмеля тотально уничтожали еврейское население.

Не было покоя Правобережной Украине и после Хмельницкого. После проигранной многолетней войны Варшава отдала России Левобережье и Киев. Но правый берег Днепра, где находилась Умань, остался за Речью Посполитой.

Здесь продолжалось насильственное окатоличивание украинцев. С 1764 года на правобережных землях фактически уничтожили свободу вероисповедания, а униатскую церковь объявили единственно законной. Православные еретики-«схизматы» подлежали суровому суду. Расправой были петля, кол и сожжение живьем.

В защиту выступили повстанцы-гайдамаки. На любую жестокость со стороны поляков, гайдамаки отвечали двойной жестокостью. И снова досталось евреям, служившим варшавской администрации.

Зверства гайдамацких отрядов зачастую были за гранью человеческого понимания. Среди событий этого народного движения, получившего название Колиивщины, наиболее поражает и ужасает Уманская резня. Тарас Шевченко описал ее в поэме «Гайдамаки». Это самая страшная часть «Кобзаря», апофеоз крови и садизма. Учителя предпочитают не читать поэму школьникам, справедливо опасаясь за детскую психику.

Уманскую крепость взяли запорожский полковник Максим Железняк и сотник Иван Гонта. В течение трёх дней их гайдамаки вырезали до 30 000 евреев.

— По своей жестокости тогдашнее массовое убийство ничем не уступает преступлениям фашистов, — утверждает историк Аркадий Блюмин из Калифорнии.

Свое исследование событий 1768 года провел уроженец Умани, доктор технических наук, профессор Ассир Рабинович:

— Ту давнюю трагедию можно без колебаний назвать Холокостом восемнадцатого века.

Украинцы подняли восстание против «хулителей православной веры — ляхов и жидов». Их возглавил Железняк, будто бы получивший от Екатерины II «золотую грамоту», предоставившую ему право уничтожать поляков и евреев.

Под лозунгом истребления всех без исключения «от Нохума до Боруха», они напали и захватили Жаботин, Черкассы, Смелу, Корсунь и многие другие города и местечки Правобережья. Всюду безжалостно грабили и убивали «врагов православной веры». Конечно же, первыми в числе врагов были «кляти жиды». Подошли к Умани, где находилось большое количество евреев, как городских, так и искавших защиты из охваченных антисемитским пожаром мест…

Гайдамаки обложили город, и тут произошло предательство: отряд присягнувших Польше казаков под командованием сотника Ивана Гонты, перешёл на сторону восставших. По свидетельству одного из летописцев «…вместо сражения началось братание и резня евреев, находившихся вне крепостных стен. Рубили зверски: беременным женщинам вспарывали животы, вытаскивая оттуда плод и запихивая кошек, а младенцев топили в реке…»

Описания зверств невозможно спокойно читать и спустя 240 лет. В актах Уманского Базилианского монастыря сказано так: «Страшно было видеть их (евреев), живыми плавающих в собственной крови, без рук, без ушей, обнажённых, которых добивали собравшиеся из сёл поселяне… тут даже женщины, ожесточённые примером мужей, дубинами, серпами, ножами резали и убивали, и даже детей своих к этим жестокостям принуждали».

Покончив с Уманью, гайдамаки отправились в Балту, куда бежали немногие спасшиеся евреи. Резня продолжалась, хотя размах был не тот — резать уже было почти некого. Дальше гайдамаки направились в Бендеры, где также грабили и убивали. Но это были их последние злодеяния. Екатерина II послала на усмирение, по её собственному выражению — «душегубов» — российские войска. Железняк и Гонт были схвачены.

Максима Железняка, как российского подданного сослали в Сибирь. Семьсот гайдамаков были повешены вдоль дороги Умань — Львов. Гонту, как предателя Польши, передали в руки поляков, которые его пытали и затем подвергли средневековой казни — 10 дней палач должен был вырезать кусок кожи со спины осужденного, на 11-й — отрубить обе ноги, на 12-й — обе руки, на 13-й вырвать из груди сердце, на 14-й — отрубить голову. Правда, экзекуция продолжалась всего три дня. Иван Гонта показал пример нечеловеческого мужества, и польский гетман Браницкий милостиво приказал отрубить ему голову.

В жуткое время нацистской бойни история повторилась: еврейское население оккупированной Умани было полностью уничтожено. Спустя десятилетия. Гонта и Железняк стали национальными героями Украины. Их именами названы улицы, а в Умани обоим поставлен памятник…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня