18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Единая Россия» делает всё, чтобы её ненавидели"

Новая избирательная кампания ведётся по принципу «выжженной земли»

  
18

Почти полтора десятка регионов России готовится к очередным выборам в октябре. Для партий и политиков кампания этой осени показательна — до сезона Больших выборов, в Государственную думу и на пост президента остаётся совсем немного времени. Партия власти стремится доказать, что она по-прежнему сохраняет лидирующее положение, оппозиционные силы пытаются отыграть хотя бы несколько кресел на муниципальном уровне.

Как отмечают политические аналитики, основной «федеральный тренд» этого сезона — увеличение давления «вертикали власти» на региональную политику. Во многих крупных городах мэра теперь выбирают не прямым голосованием, а опосредовано — так называемых «сити-менеджеров» назначает местная дума, но, как правило, решение о том, кто возглавит тот или иной город, принимает непосредственно губернатор региона. Вторая особенность — снятие всех «несогласованных» кандидатов. По количеству претендентов, которым избирательные комиссии под тем или иным предлогом отказали в регистрации, эта кампания идёт на рекорд.

Зачистка на Волге

«Результаты регистрации кандидатов на региональных выборах 10 октября принесли гораздо больше скандалов, чем ожидалось. По итогам регистрационной кампании обозначился явный регион-лидер по девиациям в деле предвыборных зачисток. Этим регионом стала Самара, которая умудрилась по степени скандальности обогнать как предвыборную зачистку в Сургуте, так и привычно скандальные выборы в Тыве и Дагестане», — считает руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.

Для понимания ситуации стоит напомнить, в какой обстановке проходили прошлые выборы мэра Самары. Тогда спешно вступивший в «Единую Россию» глава города Георгий Лиманский проиграл выдвиженцу от местной бизнес-элиты Виктору Тархову. Проигрыш был предсказуем — антирейтинг действующего градоначальника был так велик, что кандидат, популярность которого в начале выборов была в районе статистической погрешности, уверенно победил ставленника «партии власти» со всем его административным ресурсом. «Витя тархни жору» — этим лозунгом был исписан весь город. Тархнул, однако процветания городу это не принесло.

Сразу после выборов выяснилось, что победивший кандидат, на свою беду, состоит в партии «Справедливая Россия». Это на федеральном уровне две «партии власти» могут делать вид, что не едят друг друга, а во многих регионах «справороссы» такая же подушка для битья, как в Москве — «несогласные».

Сейчас этот процесс «мочения» продолжается, но под раздачу попал не только Виктор Тархов, но и все, кто может составить конкуренцию «Единой России». Упустив этот пост один раз, «партия власти» не хочет вновь потерпеть поражение.

Поэтому выборы в Самаре скорее похожи на плохую комедию, причём роль самых нелепых клоунов взял на себя горизбирком. Для того, чтобы снять конкурентов губернаторского выдвиженца Дмитрия Азарова, чиновники придумали несколько замечательных нововведений.

Первое, и, конечно же, самое оригинальное — отказ в регистрации из-за недействительного паспорта. Кандидатов подвела любовь к отпускам за границей. При обмене загранпаспорта на новый на последней странице основного документа Федеральная миграционная служба проставила штамп «аннулировано». Обычная практика, такой штамп стоит у каждого, у кого заканчивался срок действия «заграна». Кстати, загляните и в свои документы.

Однако, избирком решил «такая отметка не предусмотрена действующим законом, значит, паспорт недействительный». И отказал в регистрации сразу троим кандидатам, в том числе достаточно популярному региональному политику Михаилу Матвееву.

Впрочем, у кандидатов был шанс исправить ситуацию — в течение суток они смогли оформить себе новые, действительные паспорта. Но им вновь отказали — признали недействительными все 100% собранных подписей. Сначала, как рассказывают кандидаты, «эксперты» с непонятными полномочиями пытались забраковать листы, выискивая «мертвецов», «одинаковый почерк», «помарки» и прочий откровенный брак. Кому-то из кандидатов в качестве «поддельных» засчитали те подписи, которые вычеркнули ещё перед сдачей в комиссию. Но нужного для снятия числа «недостоверных» подписей не набиралось.

Тогда сделали по-другому. Избирком принял решение, что все подписи одинаково плохие, так как на бланках «не указаны сведения о судимости». Кандидатам не повезло — ни один из снятых претендентов не был судим, и им нечего было указывать. Как позже объяснили юристы избирательной комиссии, писать «не судим» тоже было бы нарушением. Правильным вариантом было бы предусмотреть эту графу, но не заполнять её.

«Ничем не лучше оказалась ситуация на выборах в Самарскую городскую думу: общий отсев из 299 выдвинутых кандидатов составил 133 претендента», — говорит Александр Кынев — «Из 165 самовыдвиженцев были зарегистрированы только 38 (как правило, только технические кандидаты „партии власти“, что напоминает ситуацию на выборах Мосгордумы-2009)». Ситуация в области, пожалуй, даже хуже — конкурентов вычищают вплоть до уровня сельсоветов.

Самарский координатор ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» Людмила Кузьмина рассказала «СП» о предвыборной обстановке в Самаре.

«СП»: — Что сейчас происходит в Самаре?

— В Самаре происходит принуждение к голосованию за Единую Россию. Кандидаты-самовыдвиженцы сняты по надуманным предлогам, кроме одного, технического кандидата. Я его считаю техническим, потому что видела, как за него собирали подписи в структуре областного правительства, причём в день выдачи зарплаты. Из кандидатов в гордуму сняты все, кроме выдвиженцев «Единой России» и их «подставок». Прошли только несколько человек, выдвинутых бизнес-структурами. Избирательные комиссии работают под давлением правительства области. Это давление идёт везде, вплоть до главы сельского поселения. Я знаю избирательную комиссию, где председатель ослушался, и его самого сняли, а его зам. ушёл в знак протеста — не хотел делать то, что ему приказывали.

«СП»: — Но и на прошлых выборах, и на позапрошлых избирательные комиссии действовали похожим образом, снимали кандидатов. Что в этом нового?

— Новация в том, что в Самаре в этот процесс тотально включились все государственные органы. Вместо исполнения своих обязанностей они сейчас работают на избирательную кампанию. Плюс в каждой комиссии сейчас дежурят некие «юристы из Москвы», направленные сюда политтехнологическими конторами. Адвокаты, юристы, консультанты, их тут целая дивизия. Кто их оплачивает — работу, командировки, проживание? За счёт налогоплательщика ему же и объясняют, за кого он должен проголосовать.

Едет этот каток, выжигает всё избирательное поле. Часть людей сразу отходит от выборов, а остаётся управляемая, послушная масса, которая и выберет власть нам всем.

«СП»: — А старые технологии, вроде подкупа, они умерли?

— В одном районе есть единоросс, которому принадлежит шоколадная фабрика. Там у жителей этот шоколад уже скоро из всех щелей полезет. Обходили сплошняком, дарили. Подсластили избирателю.

«СП»: — Во многих регионах вовсе отменяют прямые выборы мэров, в Самаре такого не планируют?

— Возможно, если они проиграют выборы, то так и сделают. В принципе, муниципального самоуправления в России всё равно нет — бюджетом распоряжаются назначенные главы регионов. Недавно была в одном поселении, туда приезжал губернатор Владимир Артяков. Он прямо сказал, что деньги будут выделяться только если победит кандидат, которого выдвигает «Единая Россия».

«СП»: — Такой шантаж?

— Да, прямой. Давление очень простое — «подумайте о детях», «у вас не будет работы». При этом все СМИ, «конкуренты», собраны в один холдинг, который управляется из регионального правительства, и туда идут бюджетные деньги.

«СП»: — При всём при этом «Единая Россия» уже проигрывала выборы в Самаре, и не только — во многих других городах «партии власти» не удалось поставить своего мэра. Вот эти экстраординарные меры — от неуверенности?

— Я вообще считаю, что это агония. Я хорошо помню конец КПСС, тогда тоже за каждой тенью гонялись. Поведение «ЕР» сейчас — это, на самом деле, большой подарок оппозиции. «Единая Россия делает всё, чтобы её все ненавидели.

При этом я считаю, что их кандидат и без всего этого беспредела мог победить, но ведь надо зачистить всё, что шевелится.

«СП»: — А зачем?

— Чтобы не было критики, не было посторонней информации, не было анализа. Чтобы никто ничего не слышал.


Бондаж, доминирование, сити-менеджер

Самаре относительно повезло — там горожане ещё могут сделать хоть какой-то выбор, пусть из ограниченного числа кандидатов. Во многих крупных городах России с недавнего времени такой роскоши уже нет. Вместо всенародно избираемого градоначальника депутаты (как правило, сплошь «единороссы») выбирают «сити-менеджера». Фактически, муниципальный уровень полностью деполитизируется — главы города нет, зато есть наёмный работник, полностью встроенный в вертикаль власти.

Особенно этим грешат «назначенные» губернаторы, сами никогда в выборах не участвовавшие. Доходит до смешного — например, случай в Барнауле, о котором недавно писала «Свободная пресса». Там губернатор просто отстранил надоевшего ему мэра, и собирается менять устав города, чтобы на этот пост могли попасть только проверенные люди.

«Борьба губернаторов-назначенцев с местным самоуправлением, с избранием мэров населением — прямое следствие их слабости и безликости. Зачастую отмена выборов мэров вместо укрепления власти ведет к еще большему ее ослаблению. Причём, чем слабее и непопулярнее губернатор, тем сильнее и энергичнее он пытается избавиться от тех, у кого такая популярность есть или может быть завтра. При этом сама отмена прямых выборов нередко происходит скандально, с явным игнорированием местного общественного мнения и манипуляциями при проведении общественных слушаний», — пишет Александр Кынев.

Без выборов остались такие города, как Иваново, Владимир, Пермь, Челябинск, Благовещенск, Смоленск, Элиста, Ангарск, Оренбург, Рязань и многие другие. Такой же фокус сейчас пытается провести в Екатеринбурге свеженазначенный губернатор Александр Мишарин. О процессе навязывания столице Урала «федерального тренда» рассказал «СП» член комитета «Право выбора» Фёдор Крашенинников.

«СП»: — Насколько понимаю, процесс перехода на сити-менеджмент в Екатеринбурге близится к развязке?

— Это неделя будет критической, должно всё решиться буквально на днях. Обстоятельства меняются очень быстро. Сейчас были назначены общественные слушания по поправкам, вносимым в устав города, началась широкая общественная кампания неприятия этого нововведения. Инициаторы этой поправки, областные власти, сгоняют на слушания бюджетников.

14 сентября городская дума перенесла слушания из зала заседаний, рассчитанного на 400 человек, в концертный зал «Космос», там 2,5−3 тысячи мест. Уже сейчас выступающими записалось около полутысячи человек.

Накануне состоялось эпохальное событие — действующий глава города озвучил свой, компромиссный план действий, и встретился с общественным комитетом «Право выбора». Для нашего города это впервые — действующий градоначальник, «единоросс», встречался с общественниками. Я тоже участвовал в этом мероприятии.

Предложения мэра примерно следующие: глава города, он же председатель думы, выбирается всенародно, а за хозяйственную часть отвечает назначемый сити-менеджер. Последнего принимают на должность депутаты думы. С одной стороны, схема неплохая — остаётся автономный от вертикали власти человек, избранный людьми напрямую. Ещё один плюс — он не будет «сидеть» на бюджете. Мы знаем, что те мэры, которых избирали вопреки «Единой России», обычно становились жертвами бесконечных финансовых проверок и череды уголовных дел.

«СП»: — А тут он будет выведен из-под этого шантажа?

— Теоретически, если избрать человека, который будет независимым и неподконтрольным вертикали, у него будет достаточно полномочий публично излагать свою позицию, проверять и управлять сити-менеджером, при этом поймать его на какой-то хозяйственной деятельности будет невозможно. Но это всё равно компромисс, потому что единожды начав менять устав города, введя фигуру сити-менеджера, процесс вряд ли остановиться.

Вторая проблема — действующий мэр однозначно уходит.

«СП»: — Почему?

— Вообще его полномочия оканчиваются в 2012 году. Но сменился губернатор, и мэр начал объяснять, что он очень устал, что ему пора покинуть свой пост. При этом все мы знаем, какое чудовищное давление идёт от губернатора к мэру и его ближайшему окружению.

Соответственно, если бы он ушёл в отставку, в городе бы прошли выборы. И не факт, что на них бы победил кандидат от «Единой России» (в марте 2010 года «Единая Россия» взяла на выборах 39,8%. Это худший результат для федеральной власти на региональных выборах за несколько лет — «СП»). Именно тогда и пошёл процесс навязывания «сити-менеджера».

"СП": — Жителям Екатеринбурга объясняют, что отмена выборов мэра — это «федеральный тренд». Можно ли действительно говорить о воле Москвы в этом вопросе или это самодеятельность?

— Бумаг с надписью «федеральный тренд» я не держал, и я не оборудован антеннами для приёма сигналов из Кремля, поэтому точно сказать не могу. Но все эти усилия идут от губернатора Свердловской области Александра Мишарина, всё это происходит под его непосредственным влиянием. Ничего чрезвычайного, чтобы городу вдруг понадобилось отказаться от выборов мэра, в Екатеринбурге не происходило.

При этом «Единая Россия» умудрилась загнать себя в тупик. В народе вдруг появился интерес к выборам мэра: они у нас проходили многократно, но были скучными и не привлекающими особого внимания. И устав города менялся, но такого ажиотажа никогда не было.

А все эти скандалы вокруг сити-менеджера — перенос слушаний, варианты решения, попытки нагнать бюджетников — вызвали в людях интерес к процессу. Это создаёт очень странную атмосферу политической дискуссии. Такого не ожидал никто. Я знаю, что это очень сильно напугало областные власти, потому что за ситуацией следят из Москвы, и Мишарина никто по головке не погладит, если вдруг слушания превратятся в трибуну демократии.

«СП»: — Во многих городах выборы мэра всё-таки отменили, причём не считаясь с этикетом, достаточно грубо.

— Да, например в Перми была грустная ситуация — на слушаниях народ высказался против, но это не помешало депутатам местной гордумы проголосовать за сити-менеджера. Надо понимать, что большинство депутатов — члены «Единой России», и когда они туда вступали, они думали, что пришли с помощью партии решать свои проблемы, а оказались в организации, где нужно голосовать, как сказали, даже если им это не нравится.

В Оренбурге было ещё проще — главу города и главу думы вызвали в Москву, в администрацию президента, они сели в самолет, слетали туда и обратно, и после этого в считанные дни поменяли устав и все ушли в отставку. У нас Екатеринбурге всё-таки другие люди, другие финансы, здесь так просто избавиться от мэра не получится.


В России всё спокойно

Местные выборы во многих регионах превратились в чистую проформу. Начальник департамента Центра политических технологий Алексей Рощин рассказывает, что во многих регионах избирательная кампания даже не ведётся — нет никакого смысла. Города украшены однотипными плакатами «Единой России», агитации других политических сил не заметно. Да и сама партия власти ведёт кампанию по принципу «лишь бы было», и не прикладывает особых усилий, чтобы заинтересовать избирателя. От конкурентов «ЕР» избавляют избирательные комиссии — во многих районах остаётся всего два кандидата — тот, который должен победить, и техническая «подставка», чтобы выборы вовсе не отменили. Итоги выборов получаются достаточно смешные. Явка иногда бывает 8−10%, и не каждый согласится называть такой результат «победой».

В целом люди безразлично относятся к процессу выборов, поэтому снятия кандидатов, скандалы вокруг избирательных комиссий мало кого интересуют. Большинство вообще игнорирует промежуточные избирательные кампании. «Против всех» голосовать нельзя, альтернативных кандидатов нет, а, значит, нет интриги. Алексей Рощин рассказал «СП», как сейчас россияне воспринимают выборы.

«СП»: — Как люди в регионах воспринимают фактический возврат к выборам в стиле КПСС?

— Население совершенно апатично. Спрашиваю людей — «у вас тут выборы какие-то?», машут рукой — «да, нам наплевать, это всё ерунда, они сами себя избирают». Это общее.

«СП»: — Отчуждение от политики?

— Да, невозможно вызвать эмоции по этому поводу — негодование, возмущение. Народ отчётливо дистанцируется: «это их игры, меня это не касается». Причём так реагируют люди из разных слоёв населения — и богатые, и бедные, и образованные, и не очень. Все считают, что выборы фальсифицированы, поэтому болеть за кого-то, переживать как-то глупо.

Политическая активность в регионах существует только на маргинальном уровне, но с федеральным замахом. Например, в Ростове все стены расписаны лозунгами движение «Сопротивление.ру», которое за трезвость — вот, последний скандал, когда пьяниц избили. Есть антипутинские лозунги — «Россия без Путина», «Голосуй против Путина», «Путина нужно убрать».

На мой взгляд это непродуктивно. Если бы в областях были нормальные регионалистские движения, «мы хотим сами решать свои проблемы», это было бы признаком того, что есть здоровые политические силы.

«СП»: — А с какого времени пошла такая апатия?

— Достаточно давно. Даже больше — она опередила, предвосхитила реальную ситуацию. Ещё в начале 2000-х фальсификации на выборах были, но они составляли 5−10%. Действительно сильный кандидат мог перебить этот ресурс, и выиграть. Но уже тогда большая часть населения считала, что голосовать нет смысла, что всё подтасовано, что никого не пропустят. Хотя те, кто занимался выборами профессионально, понимали, что это не так. И кандидаты вкладывали деньги, потому что чувствовали, что могут победить.

А где-то между 2004 и 2007 годом произошёл перелом. То есть выборы стали соответствовать тому мнению, которое до этого бытовало в народе. Реальность подстроилась под ощущения избирателя.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня