18+
суббота, 10 декабря
Общество

Экскаваторы начали подбираться к воротам Кремля

«Лужайку Никсона» застроят многоэтажным депозитарием

  
21

В непосредственной близости от Московского Кремля в ближайшее время может начаться строительство. Типовой металлический забор с минувших выходных огораживает участок в начале Знаменки, между Моховой и Манежной улицами — пространство, где с 1972 года и до последнего времени располагался обыкновенный газон.

Это место среди старых москвичей получило милое название «Лужайка Никсона» — дело в том, что квартал двух- и трехэтажных зданий XVIII — XIX веков постройки, который стоял на этом месте, снесли в преддверии визита в Москву американского президента. Снесли для пущей монументальности — как сносили в те же 70-е годы кварталы на Триумфальной площади, внешнюю сторону Садово-Триумфальной улицы и половину Оружейного переулка, как уничтожили квартал на месте нынешнего Новопушкинского сквера. Как хотели снести почти всю Волхонку — ради монументальных панорам Кремля и проспектов, ради того, чтобы «не мозолили глаза» начальству и иностранцам ветхие кварталы старого города.

Сейчас на Боровицкой площади собираются построить здание депозитария — хранилища музеев Московского Кремля. За этим предприятием участок зарезервирован уже довольно давно — с 1997 года, когда вышло соответствующее постановление столичного правительства. Имеется и проект, некоторое время назад одобренный столичным правительством и получивший согласование. Судя по всему, между Кремлем и домом Пашкова — двумя историческими доминантами этой части Москвы — появится своеобразная стилизация под второй из этих объектов, то есть здание с колоннами и приличествующим статусу градусом торжественности.

Первыми на место будущего строительства должны прийти официальные археологи. И, как уже заявили представители Москомархитектуры, раскопки будут произведены. Затем, вероятно, начнутся уже крупномасштабные земляные, а затем и строительные работы.


Недостаток у проекта нового строительства ровно один. Но довольно важный: многие этапы проекта производятся с нарушениями действующих норм для таких объектов, а если от формы перейти к сути, то практически всё в проекте можно назвать «по существу — издевательством». Ни о каком учете мнения москвичей, общественности или абстрактных сущностей вроде «городской среды», «охраны памятников», «особо ценных видовых ракурсов» не идет и речи.

Первое зафиксированное нарушение (при том, что проект, повторимся, уже был в целом одобрен на городском уровне) состояло в том, что застройщик, похоже, попытался обойтись без обязательных в таком случае услуг археологов. В минувшие выходные на площадке появились не археологи, а строители, огородившие участок забором. Оказавшиеся на месте активисты общественного движения «Архнадзор» при помощи милиции сумели приостановить разворачивание строительства.

Второе — не по форме, а по сути — нарушение проявилось, как считают краеведы, в том, что археологи будут обследовать не те участки, где можно обнаружить действительно ценные археологические объекты. По заявлению академика Александра Векслера, много лет возглавлявшего столичную археологию, на площадке будут вскрыты 4 шурфа, а остальная площадь земляных работ будет все же производиться при помощи техники. Правда, если строители наткнутся на какой-либо действительно ценный объект — скажем, на следы легендарной библиотеки Ивана Грозного, которая, по одной из версий, может находиться в подземельях именно в этом районе — работы они обязаны остановить. Но, разумеется, даже один лишний удар ковша экскаватора может уничтожить множество археологических артефактов, которые могли бы спасти полноценные раскопки.

Наконец, пока что на объекте отсутствуют должным образом оформленные информационные щиты. Казалось бы, это мелочь, но мелочь эта весьма знаковая. Информационный щит символизирует хотя бы минимальный общественный контроль над застройщиком: видя нарушения, общественно активный гражданин может позвонить застройщику либо назвать реквизиты данной компании представителям надзорных органов, которые призваны нарушения предотвращать. Без правильно заполненного щита ни поругаться со строителями, ни обратиться к прокурорам не получится: бюрократическая переписка любит точные названия фирм и их реквизиты.


«В принципе идея застройки „лужайки Никсона“ вполне может обсуждаться, — пишет в в своем блоге краевед Михаил Коробко. — Как вариант, логично восстановить снесенные в 1972 г. здания: я против новоделов, но здесь тот редкий случай, когда это было бы уместно, с учетом того, что все происходит между самыми известными московскими архитектурными комплексами: Кремлем и Пашковым домом!». По словам эксперта, возмущение защитников исторической Москвы — а возмутиться успели уже практически все общественники, занимающиеся архитектурным наследием — вызвано именно тем, что строители не желают предъявлять общественности даже разрешительные документы, если они у застройщика имеются. О том, чтобы обсуждать проект с архитектурным и краеведческим сообществом, тем более нет и речи. «Таким образом у нас в Москве новая „горячая точка“», — констатирует Коробко.

О том, насколько уместна идея застроить газон на Боровицкой площади, и о том, чего можно ожидать от строительства, обозреватель «СП» поговорил с координатором движения «Архнадзор», писателем и краеведом Рустамом Рахматуллиным:

«СП»: — Стоит ли, по-вашему, застраивать этот участок на Боровицкой площади?

— Начнем с того, что этот участок находится в охранной зоне Московского Кремля. Стало быть, по закону здесь возможна лишь регенерация застройки. А проект депозитария кремлевских музеев — это строительство нового, никогда не существовавшего здесь здания.

«СП»: — А что здесь можно было бы регенерировать?

— Поскольку речь, видимо, не может идти о древностях вроде плацдарма Ивана III, который здесь был организован для обороны Москвы, то мы говорим о воссоздании квартала в красных линиях XVIII — XIX веков. Впрочем, сначала нужно понять, готова ли Москва вообще к исчезновению эспланады перед Пашковым домом. Мне кажется, сейчас город к этому не готов. Но в любом случае — это очень ответственное решение.

«СП»: — Было ли какое-то общественное обсуждение проекта?

— Если власти — а строиться этот депозитарий будет по заказу федеральных ведомств и за их счет, но столичными подрядчиками — спросить об общественном обсуждении, то нам ответят, что был конкурс еще в 90-х годах. На нем победил проект Евгения Розанова — ныне, кажется, уже покойного. Он, как нам могут сказать, взят за основу. Основа, в данном случае — это крайне общая формулировка: выбран язык классицизма, трехчастная композиция, полуротонда. Купол. Идея была в том, чтобы разговаривать с домом Пашкова «на его языке». Но проблема в том, что, по-моему, сейчас во всем мире не найдешь архитектора, способного к такому «разговору». Тем более нет таких архитекторов в нашем «Моспроекте»…

Что касается обсуждения, то общественных слушаний по проекту не проводилось, а общественные градсоветы этот проект проходил — в 2006 и 2008 году.

«СП»: — Что можно сказать об археологической подготовке работ?

— Существует проект археологических работ на участке, и к нему есть множество замечаний — это разработка археологов Москомархитектуры, ведомства Кондрашова. Запланированы 3 участка раскопов, но все они — вне фундаментов старых домов, что, в принципе, понятно — в районе фундамента слишком много возни. Но изучить эти фундаменты, может быть, вскрыть уцелевшие подземные помещения — просто необходимо. Сейчас же на площадке работают страшного вида буры, которые как раз и нащупывают старые фундаменты.

«СП»: — Что можно найти в этой части подземной Москвы? Говорили о легендарных подземных ходах времен Ивана Грозного, царицы Софьи…

— Это, конечно, именно что легенды. Но вообще-то в этом месте под землей может быть всё, что угодно.

«СП»: — Обострение вокруг такой знаковой площадки именно сейчас, когда обострились отношения между московской мэрией и Кремлем — как вы считаете, это может иметь политическую подоплеку?

— Не думаю. Проект был готов давным-давно, согласование на предварительные работы тоже уже получено, так что, думаю, это просто совпадение.

«СП»: — Тогда почему все же именно сейчас?

— Дело в том, что ордер ОАТИ на работы по срыву газона и другие вспомогательные вещи истекает 1 октября. Так что, думаю, просто строители упустили сроки и за 10 дней до конца лицензии вспомнили, что им нужно успеть что-то сделать.

«СП»: — Но нужно ли, все же, перестраивать Боровицкую площадь? Уместно ли это?

— Сложный вопрос. Тут надо признать, что ансамбль этой площади распался после сносов со стороны Волхонки в 30-х годах прошлого столетия и со стороны Моховой в начале 70-х. Здесь теперь два больших газона и рваные торцы домов. И, конечно, с этим придется что-то делать. Но большой вопрос — что именно.


Строительство на площади Боровицких ворот символически замыкает кольцо столичных долгостроев в непосредственной близости от Кремля. В Зарядье уже 5 лет пустует гигантская площадка после сноса гостиницы «Россия»; западнее нее на Красную площадь выходит здание Средних торговых рядов Романа Клейна, долгое время реконструируемых под административное здание по заказу федеральных властей. Верхние торговые ряды авторства Алексея Померанцева — знаменитый ГУМ — сносить пока никто не собирается, однако на его задворках, между Никольской улицей и Ильинкой, несколько лет перестраивается квартал т.н. Теплых торговых рядов, в ходе этих работ было снесено несколько ценных архитектурных объектов.

Далее к западу в окрестностях Кремля — квартал Монетного двора, который собираются перекрывать стеклянным куполом для расширения Исторического музея (идея также находит множество нареканий со стороны архитектурной общественности), снесенная и выстроенная заново гостиница «Москва» (открытие в очередной раз отложено). Сгоревшее в 2004 году и восстановленное здание Манежа и ансамбль Манежной площади также в свое время вызывали ожесточенные споры общественности с московскими властями и стали своего рода символами столичного градостроительства.

Иными словами, Кремль плотно взят в кольцо спорных стройплощадок — действующих или из недавнего прошлого. Почти прямая проекция столичных политических раскладов. Впрочем, московские государи, ранее сталкивавшиеся с такой ситуацией, давно придумали способ ее обойти. Радикальнее всех поступил Петр I — он вокруг Кремля организовал бастионы, снеся множество домов московского «олигархата». А на закуску — перенес столицу в Санкт-Петербург.

Фото dervishv.livejournal.com

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня