18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Урановый голод способен добить Россию

Сырьё для атомной отрасли на исходе, а без него ни оборона, ни мирная энергетика эффективно функционировать не могут

  
29

65 лет назад, 13 октября 1945 года, советское правительств приняло совершенно секретное постановление о расширении добычи урана и создании в связи с этим при Наркомате геологии и охраны недр специального Геологоразведочного управления. Эта дата с тех пор отмечается как день рождения урановой геологии страны.

Радиевый бум

Конечно, урановая геология возникла не на пустом месте. Разведка урана осуществлялась еще в царской России, хотя о боевом или чисто энергетическом использовании его возможностей тогда никто и не подозревал. После того, как в 1896 году французский химик Анри Беккерель открыл излучение этого элемента, продукт его радиоактивного распада — радий, стали успешно применять в медицине. Поскольку в одной тонне руды может содержаться не более 0,34 грамма радия, цена последнего достигла к 1916 году на мировом рынке 175 тысяч долларов за грамм. Начавшийся в XX веке «радиевый бум» заставил многие страны искать уран. Он был обнаружен в районе Рудных гор в Европе, на территории штатов Юта и Колорадо в США и на Африканском континенте — в Бельгийском Конго. В 1914 — 1916 годах в России была проведена радиевая экспедиция, которая, однако, не выявила сколько-нибудь значимых месторождений.

Когда в 30-х годах выяснилось, что деление ядра урана сопровождается выделением гигантского количества энергии, «радиевый бум» многократно усилился, особенно со стороны военных. К началу второй мировой войны в мире было добыто около 1000 граммов радия (4000 тонн урана). Из этого количества в США осело 338 граммов. К тому же американцы имели возможность добывать уран в необходимых количествах на своей территории и в подконтрольном Бельгийском Конго. Так что при разработке атомного оружия США не испытывали сложностей с ураном.

В СССР в то время имелось около 15 граммов радия и было известно лишь о пяти небольших месторождениях урана в Ферганской долине. После того как США сбросили первые атомные бомбы на мирные японские города, Советский Союз был поставлен перед необходимостью форсировать создание ядерного оружия. Но для этого требовался уран в огромных количествах.

Спецгеологию спасла реплика Сталина

Осенью 1945 года в рамках так называемого «Уранового проекта» советское правительство решило создать в системе Комитета по делам геологии специализированное подразделение для руководства поисками и разведкой месторождений радиоактивных руд. Новая структура получила название Первого главного геологического управления. Его начальником Совнарком СССР назначил одного из организаторов геологической службы страны С.В. Горюнова, а главным геологом ПГГУ стал крупнейший ученый в области рудных месторождений, член-корреспондент АН СССР И.Ф. Григорьев.

Уже в первые полтора года работы была создана система территориальных экспедиций по поиску урана с главными базами в Новосибирске, Красноярске, Киеве, Ленинграде, Иркутске, Свердловске, Алма-Ате, Ленинабаде, Фрунзе, Ессентуках. На первых порах не хватало техники, не было необходимых кадров на местах. Тем не менее, уже по итогам 1948 года ПГГУ на 106 процентов выполнило план прироста разведанных запасов урана. В условиях «холодной войны» руководство страны предъявляло все более жестокие требования к спецгеологам. Как часто бывало в подобных ситуациях в те времена, любые просчеты раздувались некоторыми «партийными активистами» до уровня предательства и антисоветской деятельности.

Репрессии не обошли стороной и ПГГУ. Началось с того, что к тогдашнему министру геологии СССР И.И. Малышеву пришла на прием собственный корреспондент «Правды» по Красноярскому краю Шестакова. Она «проинформировала» о фактах вредительства со стороны «старых» геологов, умышленного сокрытия ими сведений об урановых месторождениях. При этом журналистка указывала на геологов, которых министр хорошо знал лично как великолепных специалистов и честных людей. Естественно, министр попросил осведомительницу выйти из кабинета. Но та не угомонилась. Шестакова добилась приема у Берии, которому рассказала о своих подозрениях, в том числе и об отсутствии необходимой бдительности у министра Малышева.

О «вредительстве» в системе спецгеологии Берия доложил Сталину. Вскоре состоялось заседание политбюро, на которое вызвали министра геологии Малышева и начальника ПГГУ Горюнова. Основываясь на сведениях, полученных от Шестаковой, Берия сделал соответствующее сообщение. Политбюро решило снять Малышева и Горюнова с занимаемых должностей. Была создана специальная комиссия во главе с В.М. Молотовым для расследования ситуации в Мингео СССР.

В конце заседания Сталин бросил реплику о том, что считает Малышева и Горюнова людьми честными, но недальновидными, забывшими про обострение классовой борьбы. Только эта реплика спасла их от серьезных репрессий. Малышев был назначен с понижением руководить Северо-Западным геологическим управлением, а Горюнова вернули в Уральское геологическое управление.

На заседание политбюро не пригласили академика Григорьева и его фамилия не была упомянута в сталинской реплике, поэтому он пострадал самым серьезным образом. В марте 1949 года был арестован и обвинен в организации преступной группы, занимавшейся вредительством и антисоветской пропагандой. Вскоре академик скоропостижно скончался в тюрьме от сердечного приступа (в 1954 году он был полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления).

«Чистки» в рядах спецгеологии нанесли значительный вред делу разведки урановых месторождений. Тем не менее, благодаря специалистам ПГГУ было выработано достаточно радиоактивных руд для того, чтобы страна создала свое ядерное оружие. 29 августа 1949 года первый советский ядерный заряд РДС-1 мощностью 20 килотонн успешно испытали на Семипалатинском полигоне. Это означало конец монополии США на ядерное оружие. В 1949 — 1954 годах планировалось изготовить 153 советских ядерных заряда. Правда, в США в то время было уже в несколько раз больше атомных боеприпасов. Однако для того чтобы у соперника не оставалось никаких иллюзий по поводу ядерной войны без возмездия, партия ставила задачу «догнать и перегнать».

Без разведки побед не бывает

Все возрастающее количество урана требовалось не только для ядерного оружия. СССР первым в мире открыл эру мирного использования атомной энергии, введя 27 июня 1954 года в строй первую атомную электростанцию в Обнинске. Потом были построены Белоярская АЭС и многие другие. Урана требовалось все больше. К 1960 году его дефицит в стране удалось преодолеть, но в немалой степени за счет разработки месторождений, открытых в ГДР, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии. Спецгеологии СССР предстояло многократно увеличить отечественную урановую минерально-сырьевую базу. Была разработана революционная методика глубинных поисков урановых залежей, что не замедлило принести весомые плоды. К 1970 году оборонные потребности страны полностью обеспечивались собственным ураном. К середине 80-х годов в СССР была создана лучшая в мире сырьевая база урана. По объему разведанных запасов она приближалась к суммарным разведанным запасам во всем остальном мире.

В 1945 году ПГГУ начинало с 5 разведанных месторождений. К 1990 году их число увеличилось на 195. 65 лет назад геологи начинали с 200 тонн разведанных запасов, к 1990 году их довели до 2 200 000 тонн. В 1990 году, по некоторым экспертным оценкам, СССР располагал складскими запасами урана около 450 000 тонн, что соответствует 153 килограммам радия. Начинали, как уже упоминалось, с 15 граммов этого ценнейшего вещества.

Эти выдающиеся результаты стали возможны благодаря беспрецедентной концентрации финансовых, материально-технических и человеческих ресурсов на решении важнейшей государственной задачи.

Как выйти из кризиса?

С распадом Советского Союза развалилась и геологическая отрасль. Сократилось бюджетное финансирование. 70 процентов АЭС остались на территории России, а около 80% сырьевых источников урана и уранодобывающих предприятий оказались за ее рубежом. Современные годовые потребности России составляют 16 — 17 тысяч тонн природного урана. К 2020 году они достигнут 20,5 тысячи тонн. Однако существующее сейчас производство урана обеспечивает только 20% потребностей. Дефицит покрывается складскими запасами, созданными во времена СССР, но они закончатся как раз к 2020 году. За последние 15 лет не разведано ни одного нового месторождения. Почему?

Специалисты Федерального государственного унитарного геологического предприятия «Урангеологоразведка» рассказали мне следующее.

В 1987 году, самом «урожайном» за 65 лет существования спецгеологии, было пробурено 7,5 миллиона погонных метров геологоразведочных скважин. В 2004 году, самом «урожайном» в постсоветское время, — только 100 тысяч, то есть в 90 раз меньше! Отсюда и геологическая результативность. Ведь разведочное бурение — единственный способ поиска урановых месторождений. Однако долгое время государство практически не выделяло на это средств. С созданием Федерального агентства по недропользованию ситуация стала меняться. В прошлом году на эти работы впервые увеличили ассигнования по сравнению с предыдущим годом — вдвое. На будущий год обещают добавить не меньше. Но это пока очень далеко от масштабов «советского прорыва», хотя, конечно, есть возможность наращивать объемы работ.

Однако есть другая проблема. Сегодня геологи занимаемся только поисковыми работами, разведку не ведут. Такие подрядные работы должен заказывать Росатом, но чиновники ведомства не проявляют никакого интереса, поскольку до 2020 года они обеспечены советскими складскими запасами урана. Если не изменить такого отношения, будут потеряны и кадры, и технологии, на возврат которых потом потребуется гораздо больше затрат — и денег, и времени.

Поискам выхода из кризиса урановой геологии была посвящена специальная конференция ученых и практиков урановой отрасли. Она с тревогой констатировала: если позиция государства в отношении к этой проблеме не изменится, то очень скоро Россия будет покупать урановую руду за рубежом по цене минимум 60 долларов за килограмм. А без урана ни оборона, ни мирная энергетика функционировать не способны.

— При нынешнем уровне добычи уже с 2011 года возможен дефицит урана на уровне 8 тысяч тонн в год, — считает генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института минерального сырья, доктор геолого-минералогических наук, профессор Григорий Машковцев. —  Для его устранения необходимо резко увеличить добычу урана. Россия, как один из мировых лидеров в производстве ядерного топлива, должна иметь собственную надежную минерально-сырьевую базу, гарантирующую устойчивое развитие существующих и создание новых горно-рудных предприятий.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня