18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Белые фермеры из ЮАР хотят перебраться в Грузию

Россия же потеряла шанс на квалифицированных переселенцев

  
325

Делегация белых фермеров из ЮАР прибыла в Грузию для обсуждения их переселения в эту страну. Ранее, в конце августа 2010 года, Министерство по делам диаспор и Организация фермеров ЮАР, объединяющая 41 тысячу семей буров, уже подписали меморандум о сотрудничестве.

Представитель белых фермеров говорит, что правительство заставляет их безвозмездно передать 30% земель чернокожим. «Но чернокожие фермеры ничего не производят и не хотят производить», — добавляет он. Кроме того, в ЮАР буры подвергаются нападениям чернокожих. С 1994-го по 2010-й было убито уже около 3 тысяч белых фермеров.

Проблема безопасности вообще после прихода чернокожего большинства является основной. Так, во времена апартеида, с 1948 года по 1994 произошло 21 тысяча убийств. Причём 14 тысяч из них приходятся на период 1990—1994 годов, а 92% людей погибли в результате межнегритянских разборок. А в столкновениях с полицией «режима апартеида» погибло за все эти годы 518 человек.

Теперь сравните это с ужасающей цифрой 35 тысяч убитых в год. Всего же с 1994 года по 2010-й вследствие разных видов насилия в ЮАР погибло 174 тысячи человек.

И белым фермерам предложила выход Грузия. Министр по делам диаспор Вано Мерабишвили говорит, что Грузия готова принять все 41 тысячу семей переселенцев из ЮАР (а это около 150 тысяч человек), а также бесплатно наделить их землей и максимально упростить получение всех необходимых документов. Предполагается, что, как и на родине, буры в Грузии будет заниматься виноделием и животноводством. Первый фермер из ЮАР Вильям Де Клерк уже получил грузинское гражданство. «Идея грузинского правительства привезти сюда фермеров очень хорошая. Они могут много принести для Грузии. Ситуация в ЮАР с каждым днем ухудшается. Если в Грузии будет гарантирована личная безопасность фермеров-буров, а также их собственность, то этому делу будет способствовать большой успех», — отмечает Де Клерк.

Неизвестно, как в итоге сложится судьба переселенцев из ЮАР в Грузии, и вообще много ли фермеров переедет на новую Родину. Но уже сам факт желания грузинских властей принять высоковалифицированную рабочую силу и создать им все условия для работы — очень показателен. Похожую политику — привлечение таких кадров, их знаний и инвестиций — практикуют многие страны третьего мира, вставшие на путь модернизации и пытающиеся догнать «золотой миллиард». К примеру, материковый Китай активно и успешно завлекает китайцев из диаспор, разбросанных по всему миру (в первую очередь из США и Тайваня). Похожую политику проводит и Индия.

Но пример Грузии всё же уникален и свойственен скорее для XVIII—XIX вв.еков. Напомним, именно тогда Россия приняла до 300 тысяч переселенцев из Европы — из Германии, Голландии, Швейцарии и т. д. Те же фермеры-меннониты тогда создавали в Новороссии и в среднем Поволжье передовые крестьянские хозяйства, немцы превалировали в науке и генералитете России.

Для нынешнего времени более свойственен всё же вариант привлечения соотечественников из-за границы. Так, Англия сейчас принимает фермеров-беженцев из Зимбабве, притесняемых чернокожим большинством. Ранее Испания давала убежище научным деятелям, фермерам и прочим испаноязычным людям, бежавшим от латиноамериканских хунт. Германия приняла около 2 млн немцев из бывшего СССР и стран Восточной Европы. И таких примеров — множество.

Россия также имеет многочисленную русскую диаспору за рубежом — около 22 млн в республиках бывшего СССР и примерно 4−6 млн в дальнем зарубежье, а потому потенциально способна населить высококвалифицированными, обладающими капиталами соотечественниками свои полупустынные территории. 150 тысяч белых фермеров из ЮАР меркнут перед такой силой.

С приходом Путина Россия на бумаге стала декларировать заинтересованность в возвращении соотечественников. «В ближайшие три года Россия будет готова принять из-за рубежа около 300 тысяч соотечественников, пожелавших вернуться на родину», строил планы в 2006 году руководитель ФМС Константин Ромодановский. Разумеется, под эту программу было выбито и благополучно освоено финансирование из госбюджета (до 10 млрд рублей).

И что же мы получили на выходе? То же ведомство, ФМС в 2009 году отчиталось: «За три года, на июль 2009-го в Россию переселилось… 1811 соотечественников». Канули в лету и миллиарды на переселенцев.

Ещё с бОльшим, маниловским размахом прогнозировал возвращение соотечественников первый заместитель директора ФМС Владимир Каланда: «А если говорить о перспективе 2012 года, то мы к тому времени рассчитываем принять 683 тысячи человек!». Впрочем, и 1811 русских переселенцев для некоторых должностных лиц кажутся преувеличением. Так, по словам главы комитета Совета Федерации по делам СНГ Вадима Густова «в Россию приехало чуть более 400 человек». Тот же Ромодановский посыпал голову пеплом: «Анкеты на переселение заполнили 3 тысячи, 74 человека получили свидетельства переселенца, а вернулись на историческую родину всего 26 человек». Вот так 1811 русских переселенцев за 3 года действия программы ужались до 26 репатриантов.

Как говорилось выше, непонятно куда делись и «переселенческие миллиарды». Да и вообще Россия с материальной точки зрения не слишком ласково встречает своих соотечественников. Так, по программе ФМС страна поделена на три зоны. Зона «А» — это приграничные области (Приморский край, Хабаровская, Амурская и Калининградская области, Еврейская АО). При переселении туда на главу семьи выдаётся 60 тысяч рублей, на остальных членов его семьи — по 20 тысяч. Несложно подсчитать, что семья из 4 человек может рассчитывать на 120 тысяч рублей подъёмных. На эти деньги даже садовый домик на 6 сотках построить проблематично.

Вторая зона «Б» — это «где реализуются крупные инновационные проекты» (Красноярский край, Ленинградская и Томская область). Там выдаётся по 40 и 15 тысяч соответственно. При переселении на остальную территорию страны русским репатриантам не платится уже ничего — даже переезд и провоз багажа им не оплачивается (в отличие от первых двух зон).

Да и немногочисленные вернувшиеся на Родину русские переселенцы встречают тут, мягко говоря, недружелюбный приём. Показателен тут пример 4 семей старообрядцев, приехавших 2 года назад на север Приморского края из Уругвая. Всё это время они жили по временному разрешению — местная бюрократия так и не успела им оформить за это время российское гражданство. Федр Килин в интервью местной «Комсомольской правде» рассказывал: «На работу нельзя. Землю нельзя получить. И вообще все, чего бы только государственного, не коснись. Ничего нельзя». Старообрядец Пётр Фефелов вторил ему: «Нельзя дрова пилить. Лес стоячий. Хоть и сухой, сушина, нельзя брать её. Только можно лежачее. Но лежачую, какую ты деревину найдешь, чтобы она была не трухлая и не гнилая?».

А через некоторое время русским переселенцам из Уругвая пришлось столкнуться и с криминалом — неотъемлемой чертой нынешнего российского социума:

«А сегодня узнал, что четверо бандитов напали на семью старообрядцев Петра Фефелова. Как рассказывает глава семьи Пётр Фефелов, из машины вышли трое. Поинтересовались, кто он такой. Ответил, мол, хозяин я, живу в этом доме и на этой земле с семьей — жена, трое детей, еще двое остаются пока в Уругвае…

Тут один как закричит: «Не ты, а я тут хозяин, земля моя!», — волнуется Петр. — И полез на меня с кулаками. Бандиты ворвались в жилище, учинили погром. На прощание пообещали: «Заявишь в милицию, другие приедут, дом твой сожгут, всех поубивают».

Истекающего кровью Петра вывозили в Рощино сотрудники Национального парка «Удэгейская легенда». «Скорая» не поехала — бездорожье. Сегодня Пётр Фефелов в больнице. Ему зашили раны, делают уколы и капельницы. Несколько дней харкал кровью…"

Как пояснил директор национального парка Федор Крониковский, Дерсу давно стало в районе конопляным раем для местных наркоманов, причем администрация Дальнекутского поселения то ли не может, то ли не хочет бороться с этим злом.

Местные жители рассказывают в форуме про устройство здешней жизни:

«Там вообще бардак творится. Нарки заставляют всех выращивать мак и коноплю. Либо дом сожгут, либо мешок с травой гони. Там в школах распространяют наркотики. Много учеников больны СПИДом. Местные участковые либо в доле, либо запуганы, что никогда не вякнут. Там уже давно назрела пора действовать радикальными методами. Этих ублюдков нужно стрелять прилюдно, как в Китае».

«Я сам из Красноармейского района, могу сказать что Дерсу и Дальний Кут это очень отдаленный от райцентра (Новопокровки) участок. Там все наркоманы, милиции нет вообще, ближайший отдел в 100 километрах по бездорожью! Поэтому там живут всякие торчки, беглые зэки, там не только конопля растет на придомовых участках, там убить могут и никто не найдет и ничего не узнает (несколько раз там находили оттаявшие трупы по весне пропавших без вести)! А участковый туда ездить сам боится! Так что о каком-то сочувствии к староверам и говорить нечего!!!».

Семья самого энергичного и молодого из переселенцев, Василия Реутова не выдержала — вернулась из мрака Приморья в Уругвай. «Все, что успели в первый сезон остальные — собрать первый урожай овощей да выкосить коноплю, росшую на соседнем участке. Как оказалось — за это и был жестоко избит Пётр Фефелов», — рассказывают переселенцы. Бандиты учинили погром в доме, гонялись за малолетними девочками.

При этом ранее русские репатрианты объявляли свои планы: «Мы здесь, как разведывательный десант. Если всё получится и приживемся, сотни наших из Америки приедут. Вернуться к корням желают многие». Разумеется, после такого приёма на Родине больше никто из старообрядцев Уругвая, Боливии, Бразилии приезжать в Россию не захотел.

Однако власти России не отчаиваются: у них есть новый план по переселению. По их замыслу, страна может стать приёмным домом для сотен тысяч уголовников со всего мира, оправляемых к нам на перевоспитание. Разумеется, чиновники и бюджет будут получать за каждого иностранного зэка валюту — в отличие от русских соотечественников, от которых только одни расходы.

О потенциале рынка «удалённых тюрем» говорит пример Бельгии, которая собирается отправить своих зэков сидеть в голландские тюрьмы. На содержание 500 осуждённых бельгийцев в течение 3 лет в одной из тюрем голландского города Тильбурга Бельгия готова была перечислять Нидерландам 30 млн евро ежегодно. Т.е. 60 тысяч евро в год на человека.

А Россия предлагает европейским странам услуги по содержанию и перевоспитанию зэков подешевле — примерно за 54 тысячи евро за человека.

Мало известно, но уже с 1997 года «в качестве эксперимента» Германия на аутсорсинге содержит у нас своих зэков. За каждого она платит России 150 евро в день (сюда входит оплата и немецкого воспитателя). Вот как описывается жизнь немецкого зэка в России: «В Сибири Штефан оказался, попав в ссылку. У себя на родине он считается трудным ребёнком. И его отправили в Россию на перевоспитание. Поездку оплатили власти родного города Илюминау, к тому же немцы подсчитали, что это выйдет дешевле, нежели содержать подростка в детском приюте».

Но не всех немецких зэков перевоспитывает даже Сибирь:

«18-летняя немка Синья за полгода успела освоиться, и теперь всем представляется Зинкой. С 8 лет она жила на улицах Германии. Слова «мама» и «папа» — не из ее лексикона, из её — «героин» и «кокаин». По совокупности мелких правонарушений дома ждёт тюрьма. Но немецкие власти предоставили ей последний шанс — за 9 месяцев в Сибири она должна переосмыслить всю свою жизнь.

Анатолий Рядовой, завотделом образования администрации Седельниковского района Омской области: «Один мальчишка был, у него в Германии было 114 угонов автомобилей, поэтому не удержался, здесь тоже угнал один автомобиль».

Почти все немецкие подростки, отбывающие исправительный срок в Сибири, у себя на родине в Германии бродяжничали и то и дело сбегали из колоний. Но из этих мест побег — как выход из ситуации — фактически невозможен. Да и бежать, по большому счету, некуда. До ближайшего города свыше 300 км. Кругом — глухая сибирская тайга и непроходимая топь болот.

Немецкие власти удивлены эффективностью сибирской терапии — 80% встают на путь исправления".

Интересно, что, по данным соцопросов, 51% немцев поддержали решение о высылке преступников в Сибирь. 3% считают такое наказание чересчур жестоким. 20% полагают, что это уменьшит нагрузку на немецкие пенитенциарные заведения.

В 2009 году своих преступников на перевоспитание начала отправлять и Франция. Первые «пять французов из трудного контингента» прибыли в город Тихвин Ленинградской области.

Россия не одинока в стремлении зарабатывать деньги на иностранных преступниках — ещё одной такой страной является Киргизия. «В нашей республике действует сразу несколько таких проектов. Одна из причин зарождения этой идеи — немцы умеют считать деньги. В Германии один день содержания преступника в тюрьме государству обходится примерно в 400 евро. Куда дешевле отправить его на „перековку“ в какую-нибудь из стран третьего мира».

Может быть, в логике российских властей и есть резон: окажись на месте старообрядцев в Приморском крае какой-нибудь немецкий рецидивист или араб-головорез из Франции — отпор он местным бандитам мог бы оказать достойный. Другое дело, что в России такого контингента и без иностранцев навалом.

А русские будут продолжать строить цивилизованную жизнь в другой стране, без «планов Путина» и побед «Единой России» (над здравым смыслом).

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня