18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Тайна гибели линкора «Новороссийск»

55 лет назад произошла самая крупная катастрофа в советском Военно-морском флоте, унесшая более 600 жизней военных моряков

  
1595

29 октября 1955 года в Северной бухте Севастополя затонул флагман черноморской эскадры советского военно-морского флота линкор «Новороссийск». Погибли более 600 моряков. До сих пор остается загадкой причина его гибели. Корреспондент «СП», в свое время отслуживший на флоте более четверти века, знаком с людьми, которые оказались свидетелями той трагедии. Их рассказы легли в основу предлагаемой статьи.

Рассказ вахтенного офицера

В последних числах октября 1955 года на Черноморском флоте прошли крупномасштабные учения, в которых участвовал самый мощный тогда корабль советского ВМФ — линкор «Новороссийск». Отстрелявшись всеми видами орудий по учебным целям и продемонстрировав, кто хозяин в Черноморской акватории, линкор вернулся в Севастополь и бросил якоря на траверзе военно-морского госпиталя. Вечером часть команды сошла на берег «выпустить пар», а оставшиеся на борту около полутора тысяч моряков занялись повседневными делами. О том, что произошло в дальнейшем, написаны тысячи страниц рапортов и объяснительных записок. Мой первый флотский командир и учитель, ныне капитан первого ранга в отставке Михаил Романович Никитенко, в ту ночь заступил вахтенным офицером «Новороссийска». Он описал мне трагедию так:

— В ту злополучную ночь вахтенная смена ничего тревожного не заметила. Обстановка вокруг корабля и внутри него была совершенно штатной. И вдруг в половине второго ночи под носовой частью линкора прогремел мощный подводный взрыв. Сразу же вышел из строя генератор. Почему-то не работало и аварийное освещение. Тем не менее оставшиеся в живых моряки экипажа быстро заняли свои места по расписанию аварийной тревоги. На командирский мостик стала поступать разрозненная информация о состоянии корабля. Вскоре было ясно: в носовой части имеется огромная пробоина.

О ЧП доложили в штаб флота. Пока прибыло командование, удалось выровнять корабль перекачкой мазута из цистерн одного борта на другой. Но бак (носовая часть корабля) неуклонно погружался в воду, и на значительной части палубы уже плескались волны. Стало ясно, что «Новороссийск» обречен. В такой ситуации нужно было энергично и без промедления действовать по двум направлениям: эвакуация экипажа и буксировка линкора на мелководье, чтобы не допустить его полного затопления. Ближе к четырем часам утра корабль стал крениться с угрожающей быстротой. В 4 часа 15 минут он перевернулся, став братской могилой для сотен моряков…

Потом была создана правительственная комиссия для выяснения причин трагедии и выявления виновных. Результатом ее деятельности стал акт расследования, который тут же был засекречен на долгие десятилетия.

— Нам лишь сообщили, — закончил рассказ Никитенко, — что комиссия пришла к выводу, будто гибель «Новороссийска» произошла в результате взрыва старой немецкой мины, которую зацепил якорь линкора. Но я никогда не верил в эту версию. Ведь для того, чтобы разворотить бортовую броню линкора на площади в десяток квадратных метров, по самым скромным подсчетам, потребовалось бы несколько сот килограммов взрывчатки. Из каких фантастических войн такую мину могло занести в Севастопольскую бухту?

Официальная версия

В свое время в главном штабе ВМФ мне предоставили возможность ознакомиться с этим актом комиссии, рассекреченным еще в 1992 году. Честно говоря, он вызвал у меня немалое разочарование. В документе не содержалось ничего такого, что могло бы хоть когда-то составлять военную или государственную тайну. Похоже, что составители акта решили его засекретить по причине вопиющей необоснованности сделанного вывода о гибели «Новороссийска» в результате взрыва старой мины. Списать все на случайную мину было выгодно всем — меньше голов полетит по результатам расследования. Поэтому, наверное, и «списали»… Правда, справедливости ради следует сказать, что в акте анализировалась и другая версия взрыва — диверсионная.

Угрозы князя Боргезе

Дело в том, что «Новороссийск» раньше назывался «Джулио Чезаре» и в годы второй мировой войны был флагманом военно-морских сил фашистской Италии. В декабре 1943 года на Тегеранской конференции «большая тройка» приняла решение о разделе итальянского флота. Большая часть кораблей перешла США и Англии. Советскому Союзу достался линейный корабль «Джулио Чезаре». Правда, передача его советской стороне состоялась лишь в 1949 году в албанском порту Вера. При этом в западной прессе в те дни публиковалось заявление итальянского контр-адмирала князя Боргезе, который командовал соединением боевых подводных пловцов-диверсантов, о том, что его питомцы не допустят «службы Советам итальянского флагмана» и взорвут его во что бы то ни стало.

Правительственная комиссия вспомнила эти высказывания, но сделала совершенно резонный вывод о том, что боевые пловцы князя Боргезе были бы не в состоянии незаметно доставить на Севастопольский рейд несколько сот килограммов взрывчатки, способной пробить 20-сантиметровую броню линкора. Для этого понадобился бы по меньшей мере катер, который, конечно же, не смог бы скрытно проникнуть в советские территориальные воды, а тем более в акваторию мощной и отменно защищенной военно-морской базы.

Проклятие маркизы Феличии

Но что же на самом деле взорвалось в носовой части линкора «Новороссийск» 55 лет назад? Неужели правительственная комиссия рассматривала только две версии, причем не очень-то убедительные? Об этом я как-то спросил одного из бывших военно-морских экспертов комиссии капитана первого ранга в отставке Николая Гарматенко. И получил неожиданный ответ:

— Надоело молчать и кривить душой. Безусловно, еще полвека назад наши эксперты были уверены в надуманности официальной версии гибели «Новороссийска». Но она была удобной для начальников, посему иное мнение не имело шансов быть услышанным наверху. Слухи же в кулуарах самой комиссии ходили самые разные, даже такие экзотические, как попадание линкора в точку соприкосновения нашего мира с неким «параллельным» или как проклятие, наложенное на всю серию этих кораблей маркизой Феличией (по слухам, ведьмой во плоти), чей муж погиб во время ходовых испытаний головного линкора этой серии…

Действительно, в судьбе трех линкоров — «Леонардо да Винчи», «Контри ди Кавур» и «Джулио Чезаре» — было несколько почти мистических совпадений, которые могли навести на какие угодно мысли.

Супруг маркизы Феличии адмирал Рей был раздавлен, упав с трапа между причалом и бортом линкора «Леонардо да Винчи». В том же году этот корабль перевернулся от взрыва, прогремевшего под днищем, и затонул прямо в порту Торонто. Похожая участь постигла «Контри ди Кавур» в 1940 году. Последней жертвой таинственных взрывов пал «Джулио Чезаре» («Новороссийск»).

Другое странное совпадение. Трагедия «Новороссийска» произошла практически на том же самом месте, где в 1916 году взорвался и затонул линкор «Императрица Мария». Причины катастрофы и в этом случае не выяснены до сих пор.

Зловещий тайник

— Если отвлечься от мистики, — продолжал капитан первого ранга в отставке Гарматенко, — то в кулуарах комиссии многие эксперты шепотком высказывали уверенность, что гибель «Новороссийска» — все-таки дело рук головорезов князя Боргезе. И им не нужно было тащить сотни килограммов взрывчатки на рейд Севастополя. По дьявольскому замыслу адмирала, русские сами доставили смертоносный груз по назначению.

Дело в том, что незадолго до передачи линкора советской стороне итальянцы зачем-то значительно нарастили его носовую часть. Наш экипаж, принимавший «Джулио Чезаре» в Вере, сразу же обратил внимание на свежие сварные швы в районе бака и форштевня. Не заложена ли там взрывчатка? Но проверить это в условиях чужого порта не представлялось возможным. Да и не было еще достаточно точной рентгеновской и ультразвуковой аппаратуры. Экипаж на свой страх и риск вывел линкор в море. Плавание прошло без ЧП, и первоначальные тревоги отошли в тень. Потом и вовсе команда на корабле поменялась, а значит, о возможном подвохе подзабыли. Подводным же диверсантам в такой ситуации вовсе и не нужно было проникать в Севастополь. Они могли в нейтральных водах прикрепить к носовой части линкора небольшую магнитную мину с часовым механизмом, способную взорвать заложенный ранее на линкоре мощный заряд.

Конечно, эта версия тоже не доказана. Но она в отличие от других объясняет все странности взрыва 55-летней давности. И хотя для сотен погибших это уже не имеет никакого значения, в анналах истории должна быть зафиксирована не только малоправдоподобная официальная версия трагедии, но и «кулуарная», которая, по крайней мере, выглядит более правдоподобной.

Жертвы трагедии

Всего при катастрофе погибло 609 человек, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Непосредственно в результате взрыва и затопления носовых отсеков погибли от 50 до 100 человек. Остальные — при опрокидывании линкора и после него. Своевременной эвакуации личного состава организовано не было. Большинство моряков остались внутри корпуса. Часть из них длительное время держались в воздушных подушках отсеков, но спасти удалось лишь девять человек: семь вышли через прорезанную в кормовой части днища горловину спустя пять часов после опрокидывания, и еще двух вывели через 50 часов водолазы. По воспоминаниям водолазов, замурованные и обреченные на смерть моряки пели «Варяга». Только к 1 ноября водолазы перестали слышать стуки.

Назначенные виновники катастрофы

Прямыми виновниками гибели значительного количества людей и линкора «Новороссийск» комиссией были названы командующий Черноморским флотом вице-адмирал Пархоменко, и.о. командующего эскадрой контр-адмирал Никольский и и.о. командира линкора капитан 2 ранга Хуршудов (командир крейсера капитан первого ранга Кухта находился в отпуске). Комиссия отметила, что прямую ответственность за катастрофу с линкором «Новороссийск» и особенно за гибель людей несет также и член Военного совета Черноморского флота вице-адмирал Кулаков.

Но несмотря на суровые выводы, дело ограничилось тем, что непричастного командира линкора Кухту понизили в звании и отправили в запас. Также были сняты с должности и понижены в звании: командир дивизии охраны водного района контр-адмирал Галицкий, и.о. командующий эскадрой Никольский и член Военного совета Кулаков. Через полтора года они были восстановлены в званиях. Командующему флотом вице-адмиралу Виктору Пархоменко был объявлен строгий выговор, а 8 декабря 1955 года он был снят с должности. Никаких судебных действий в отношении него не производилось. В 1956 году был снят с должности главнокомандующий ВМФ СССР адмирал Н.Г.Кузнецов.

Запоздалые награды

На основании доклада правительственной комиссии командованием Черноморского флота в ноябре 1955 года исполняющему обязанности главкома ВМФ СССР адмиралу Горшкову были отправлены представления о награждении орденами и медалями всех погибших вместе с линкором моряков. К наградам были представлены также 117 человек из числа тех, кто уцелел при взрыве, моряков с других кораблей, пришедших на помощь «Новороссийску», а также водолазы и врачи, отличившиеся в ходе спасательных работ. В Севастополь, в штаб флота, доставили необходимое количество наград. Но награждение так и не состоялось. Лишь через десятилетия выяснилось, что на представлении рукой начальника управления кадров ВМФ той поры была сделана пометка: «Адмирал т. Горшков не считает возможным выходить с таким предложением».

Только в 1996 году после неоднократных обращений ветеранов корабля правительство РФ дало соответствующие поручения Министерству обороны, ФСБ, Генпрокуратуре, Российскому государственному морскому историко-культурному центру и другим ведомствам. Главная военная прокуратура занялась проверкой материалов расследования, проводившегося в 1955 году. Засекреченные наградные листы на «новороссийцев» все это время хранились в Центральном военно-морском архиве. Выяснилось, что 6 моряков посмертно были представлены к высшей награде СССР — ордену Ленина, 64 (53 из них посмертно) — к ордену Красного Знамени, 10 (9 посмертно) — к орденам Отечественной войны 1-й и 2-й степени, 191 (143 посмертно) — к ордену Красной Звезды, 448 моряков (391 посмертно) — к медалям «За отвагу», «За боевые заслуги», Ушакова и Нахимова.

Поскольку к тому времени уже не было ни государства, под военно-морским флагом которого погиб «Новороссийск», ни советских орденов, все «новороссийцы» были награждены орденами Мужества.

Судьба останков корабля

Летом 1956 года экспедиция особого назначения «ЭОН-35» приступила к подъему линкора методом продувания. Подготовка к подъему была полностью завершена к концу апреля 1957 года. Генеральную продувку начали с утра 4 мая и в тот же день завершили подъем. Корабль всплыл кверху килем 4 мая 1957 года, а 14 мая его отбуксировали в Казачью бухту, где и перевернули. При подъеме корабля вывалилась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно. Корабль был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь» на переплавку.

Из досье «СП»

На сайте Flot.com опубликована еще одна версия гибели «Новороссийска».

Ее выдвинул уже в наше время кандидат технических наук Олег Сергеев. Суть ее такова. Линейный корабль «Новороссийск» был подорван двумя зарядами с суммарным тротиловым эквивалентом в пределах 1800 кг, установленными на грунте в районе носовых артпогребов, на незначительном расстоянии от диаметральной плоскости корабля и друг от друга. Взрывы произошли с коротким временным интервалом, обусловившим создание кумулятивного эффекта и нанесение повреждений, в результате которых корабль затонул. Подрыв же был подготовлен и осуществлен отечественными спецслужбами с ведома руководства страны исключительно во внутриполитических целях. В 1993 году стали известны исполнители этой акции: старший лейтенант спецназа и два мичмана — группа обеспечения.

Против кого была направлена эта провокация? Согласно Сергееву, прежде всего против руководства ВМФ. На этот вопрос через два года после гибели «Новороссийска», на пленуме ЦК КПСС 29 октября 1957 года, ответил Никита Хрущев: «Нам предложили вложить во флот более 100 миллиардов рублей и строить старые катера и эсминцы, вооруженные классической артиллерией. Мы провели большую борьбу, сняли Кузнецова… думать, заботиться о флоте, об обороне он оказался неспособным. Нужно все оценивать по-новому. Надо строить флот, но прежде всего строить подводный флот, вооруженный ракетами».

Десятилетний план судостроения, не отражающий в перспективе приоритет развития наиболее капиталоемких и выгодных для ВПК морских стратегических ядерных сил, объективно не мог поддерживаться военно-политическим руководством страны, что и решило судьбу главкома ВМФ Николая Кузнецова.

Гибель «Новороссийска» послужила началом масштабного сокращения Военно-морского флота СССР. На металлолом пошли устаревшие линкоры «Севастополь» и «Октябрьская революция», трофейные крейсеры «Керчь» и «Адмирал Макаров», множество трофейных подлодок, эсминцев и кораблей других классов довоенной постройки.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня