18+
понедельник, 5 декабря
Общество

«Отжимать мобилы» станет невыгодно

Уличной преступности придётся сменить специализацию

  
143

В Советском союзе с людей срывали меховые шапки, в 90-е отбирали плееры и золотые цепочки. В XXI веке самый популярный предмет быстрой кражи — мобильный телефон. Вещь компактная, и при этом достаточно ценная — хотя, конечно, за ворованную трубку скупщик не даст полной стоимости. По свидетельству сотрудников ФСИН, сейчас до половины осуждённых сидят «за мобилу» (вторая по массовости статья — торговля наркотиками). Ещё больше таких преступлений не числится ни в какой статистике — люди ленятся дойти с заявлением до отделения милиции.

О том, что эти преступления легко предотвратить, специалисты говорят давно — с тех пор, как в России победил стандарт GSM. Дело в том, что каждая трубка обладает уникальным идентификатором — IMEI. Номер «трубки» прошивается изготовителем. Он считывается каждый раз, когда абонент соединяется с сетью. Первое время, когда число телефонов в городе исчислялось несколькими тысячами, операторы — на низовом уровне — пытались вести свои «чёрные списки». Позже от них отказались.

Различные общественные организации неоднократно пытались доказать законодателям: привязка IMEI к владельцу необходима. Однако, депутаты мнение общества до сих пор игнорировали — вмешивался то ли лоббизм операторов, которые не хотели лишаться миллионов клиентов с «левыми» трубками, то ли силовиков — им проще зарабатывать «палки» для отчётности на горе-грабителях.

Сейчас вопрос «бана» похищенных телефонов обсуждается депутатами Мосгордумы. Об этой инициативе сообщает РБК daily со ссылкой на председателя Мосгордумы Владимира Платонова. Инициативу поддержали и в ГУВД столицы.

«Мы заинтересованы в том, чтобы создать такую систему, при которой преступления невыгодно было бы совершать», — отметил Платонов. В основу законопроекта будет положена идея идентификации мобильных аппаратов по уникальному серийному номеру IMEI. Владимир Платонов сообщил, что Мосгордума планирует привлечь к обсуждению законопроекта и операторов сотовой связи. На рассмотрение в Минкомсвязь инициатива Мосгордумы не поступала, заявили изданию в пресс-службе ведомства.

Председатель Ассоциации региональных операторов России Юрий Домбровский напоминает, что подобный законопроект Госдума уже рассматривала два года назад — по представлению парламента Татарстана. Однако, «большая тройка» операторов высказала свои возражения — якобы, эта процедура повлекла бы за собой слишком большие затраты. Но необходимости этой меры эксперт не отрицает.

«Подобную инициативу не стоит проводить поспешно, надо предусмотреть все возможные проблемы, которые могут возникнуть у пользователей телефонов, чтобы потребитель не остался в накладе. Один из самых болезненных вопросов — наличие дешевых копий мобильников, которые имеют одинаковый идентификатор IMEI», — рассказал Юрий Домбровский.

«Тема введения IMEI-контроля обсуждается уже несколько лет, и МТС внимательно следит за законодательной деятельностью по этому вопросу как на федеральном уровне, так и в отдельных субъектах РФ», — напоминает пресс-секретарь оператора Ирина Осадчая.

Пресс-секретарь «Вымпелкома» (владелец бренда «Билайн») Анна Айбашева заявила, что техническая возможность блокировать номера абонентов по идентификатору у оператора есть. «Что касается участия в реализации законопроекта, то как законопослушный оператор мы, конечно, будем обязаны выполнить требования законодательства, однако давать оценку возможности реализации подобного проекта можно лишь после получения деталей проекта законодателей. Вообще, на наш взгляд, лучшим способом борьбы с „серыми“ телефонами была бы борьба с их ввозом и продажей», — говорит г-жа Айбашева.

В то же время представитель «Мегафона» Татьяна Иванова считает, что подобное нововведение в России невозможно: «Правовые гарантии уникальности идентификатора в настоящее время отсутствуют, российский рынок перенасыщен так называемыми „серыми“ телефонами и телефонами с измененными идентификаторами. Многие производители выпускают значительные партии телефонов с идентичными идентификаторами. Остается неясным и порядок реализации операторами связи меры по приостановлению оказания услуг связи. Возможность оказания услуг подвижной радиотелефонной связи неразрывно связана с таким идентификатором, как SIM-карта, а не с пользовательским оборудованием».

Как считает ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин, законодательная инициатива на уровне Мосгордумы бессмысленна — краденный телефон можно продать в любом другом регионе. Вопрос должен решаться на федеральном законодательном уровне, и первая мера здесь — не создание базы IMEI-номеров, а законодательный запрет перепрошивки аппаратов.

«СП»: — Реально ли решить проблему воровства мобильных телефонов таким законом?

— Блокировать телефоны на уровне одного города или региона невозможно. Пока можно переехать с этой трубкой куда-либо, или сменить его IMEI-номер, что технически несложно сделать, и никакой ответственности за это не наступает, проблемы не побороть.

Сегодня нет ни закона, ни нормативного акта, который обязал бы операторов не просто оказывать содействие милиции, а вести базу IMEI-номеров, закупать соответствующее оборудование, отключать эти номера и отчитываться перед тем или иным органом. Ничего этого в России нет.

Соответственно, именно Госдума должна принимать необходимые законы.

«СП»: — То есть это не уровень Мосгордумы?

— Конечно. Условно говоря, когда у вас тонет корабль с огромным числом пробоин, выливать воду черпачком с верхней палубы не имеет никакого смысла. Проблема огромная — более трети всех б/у телефонов ворованные. Как минимум мы имеем в стране 600 тысяч краж телефонов. Подчёркиваю — это минимум.

«СП»: — Это цифра милицейской статистики?

— Через статистику МВД проходит где-то 200 тысяч, насколько я помню. А случаев воровства минимум в три раза больше, многие просто не заикаются о пропаже — «ну, украли и украли».

«СП»: — В других странах как борются с подобным явлением? Скажем, в США, где аппараты без SIM-карт, телефоны вообще никого не интересуют — можно в парке на лавке оставить, никто на него не позарится.

— Там, где нет SIM-карт, телефон жёстко привязан к оператору, и чтобы его перепривязать, нужно проделать достаточно сложные технические манипуляции.

Если в пример взять Великобританию, в которой распространён тот же GSM-стандарт, что и в России, то получается следующее. Там телефоны воровали столь же часто, как и у нас, может быть, даже больше.

Они начали с этим комплексно бороться. Первое, что они сделали — назначили наказание в 5 лет тюрьмы за несанкционированное изменение IMEI-номера. После этого они пошли дальше — операторов обязали ввести базу «чёрных номеров», чтобы после кражи человек мог обратиться к оператору и сказать: «У меня украли телефон».

Даже не называя идентификатора, его не все знают. Достаточно сказать номер телефона. Дальше оператор самостоятельно вносил IMEI-номер в базу, он же обращался в правоохранительные органы. То есть человеку никуда не надо ехать, писать заявление и так далее. Оператор от его лица сообщает в полицию: «у нашего абонента украден такой-то телефон». Всё, этот телефон на территории Соединённого Королевства работать не будет, он заблокирован.

«СП»: — А база, естественно, общая для всех операторов?

— Да, фактически база формируется операторами под контролем правоохранительных органов. Человек может обратиться и в полицию, и тогда полиция действует ровно так же, как и операторы: вносит номер в базу, и трубка блокируется. Нет размывания базы, она доступна всем заинтересованным организациям, при этом есть закон, по которому контролируется её ведение, и операторы ответственны по этому закону принять меры. Они не могут этого не сделать.

«СП»: — Фактически, как если бы речь шла о краже кредитной карты. Звонок в банк: «У меня украли кредитку» или «я потерял кредитку», и её по этому запросу блокируют, чтобы злоумышленник не снял деньги. В России закон о контроле по IMEI-номеру уже неоднократно вносили в Думу, и каждый раз инициатива проваливалась, насколько известно, из-за лоббизма операторов. Почему такой порядок им невыгоден?

— Им надо вкладывать деньги в создание базы.

«СП»: — Это настолько дорогое мероприятие?

— Нужны люди, которые бы вели эту базу, которые контактируют с правоохранительными органами, это не менее 10 человек на оператора. У операторов в разных регионах неоднородное оборудование. Это значительные издержки, и подобную вещь нельзя сделать одним днём. Это не рубильник, который повернёшь и всё работает.

Чтобы операторы захотели это сделать, нужен закон. Закона нет.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня