18+
пятница, 9 декабря
Общество

Армия: О чести приказано забыть

Министр обороны без объяснения причин отменил Всеармейское совещание офицеров, которое должно было состояться в Москве

  
268

Министерство обороны России отменило собственные планы по проведению в ноябре нынешнего года в Москве третьего Всеармейского совещания офицеров армии и флота. Делегаты форума в соответствии с приказом № 866 главы военного ведомства Анатолия Сердюкова должны были обсудить и принять «основы корпоративной этики офицерского корпуса на новом этапе строительства армии и флота». Попросту говоря — кодекс чести. Целый год готовились под руководством статс-секретаря — заместителя министра обороны Николая Панкова. Затребовали предложения от каждой общевойсковой бригады, каждого корабля. Извели тонны бумаги. А потом внезапно все заглохло. Раскочегаренная чиновниками военно-бюрократическая машина неожиданно заглохла на полном ходу на самом финише. Дергать стоп-кран в таких случаях уполномочен лишь тот, кто ее запускал. То есть — Сердюков. В чем причины?

Начальник пресс-службы и информации Минобороны полковник Алексей Кузнецов подтвердил корреспонденту «Свободной прессы» факт отмены третьего Всеармейского совещания офицеров. Но не навсегда. Просто, по словам Кузнецова, идут масштабные преобразования в войсках, только что завершено формирование четырех оперативно-стратегических командований на базах флотов и бывших военных округов. Люди, дескать, получили назначения и им надо попривыкнуть к новым кабинетам, а не собирать чемоданы в Москву. Вот потом, когда-нибудь, совещание пройдет, и кодекс чести российского офицера на нем обязательно примут, заверил официальный представитель МО РФ.

Возникает вопрос: а что, разве в январе, когда Сердюков утверждал сроки проведения судьбоносного совещания, никто в его ведомстве не предполагал, что к декабрю завершится и формирование оперативно-стратегических командований? На этот вопрос Кузнецов ответил уклончиво: «Планы, конечно, и тогда были. Но все равно одно повлияло на другое».

Ну, да ладно. У Алексея Борисовича работа такая — искать для журналистов хоть сколько-нибудь внятные объяснения решений своего шефа Сердюкова. Хотя всем и без того все, кажется, ясно. Собрать в столице толпу войсковых офицеров, обескураженных, а то и обозленных до последней степени происходящим в Вооруженных силах, да еще поставить перед ними для ответов на вопросы министра обороны — это ж решиться надо! Тут как ни отбирай самых лояльных, — пара горластых все же может проскочить. И тогда перед телекамерами такое начнется — мама, не горюй!

Собственно, что может начаться, автор этих строк наблюдал в 1992 году на Всеармейском совещании, которое состоялось в Кремлевском дворце съездов, где собралось 4839 офицеров уже приговоренной к тому времени Советской армии. Пытаясь успокоить людей, выступил вначале президент России Борис Ельцин, потом его казахстанский коллега Нурсултан Назарбаев. Обещали: все будет только лучше, просто замечательно все будет! Надо только потерпеть. Когда на трибуну с теми же приблизительно речами вышел маршал авиации Евгений Шапошников, его встретили выкриками: «Предатель! В отставку!». Тогда впервые довелось видеть слезы в глазах маршала. Шапошников развернулся и ушел за кулисы. И лишь делегация Военно-Воздушных сил, видимо, из соображений корпоративной солидарности с большим трудом уговорила его спустя полчаса вернуться в президиум.

Сегодня, конечно, нечто подобное вряд ли возможно. Минувшие годы не только в армии многих отучили от митинговой стихии. Хотя поводов для протестов у военных нынче, по крайней мере, не меньше, чем в начале 90-х. Однако пережить хотя бы малость того, что пережил в тот день маршал Шапошников, — кому охота? Сердюкову это точно ни к чему. Об этом мы говорили с руководителем Центра военного прогнозирования полковником запаса Анатолием Цыганком.

«СП»: — Анатолий Дмитриевич, вы тоже считаете, что министру обороны просто нечего ответить на вероятные вопросы своих офицеров?

— Абсолютно верно. После того, как Союз десантников на днях официально объявил Сердюкова «нерукопожатным»… После того, как десантников поддержали ветераны флота и космонавты… Да министр просто опасается прямого разговора с офицерским составом, разговора глаза в глаза.

«СП»: — Вы в самом деле верите, что на Всеармейском совещании, если бы оно все же состоялось, возникло бы хотя бы подобие бунта? Ведь нет же сомнений, что генералы бы под лупой заранее рассматривали каждую кандидатуру в делегаты. Лояльность наверняка была бы главным критерием. Если не единственным.

— Напрасно вы так думаете. Я четыре года был членом Общественного совета при Министерстве обороны. Нас тоже туда отбирали, просили быть повежливее. Я все же стал задавать неудобные вопросы Сердюкову. Потому что многое из того, что он творит, в голове не укладывается. Зачем, например, разогнали элиту армии — спецназ? Почему полностью повернули назад в деле создания профессиональной армии, когда за два года выгнали из Вооруженных сил 200 тысяч офицеров, 120 тысяч мичманов и прапорщиков, большую часть солдат-контрактников? Почему несмотря на все возрастающие ассигнования из госбюджета армия и флот не получают новых вооружений? В этом году до самого августа промышленность в войска вообще ничего не поставила. Все, что произвела оборонная промышленность, ушло лишь на экспорт. Вот об этом я спрашивал министра обороны.

«СП»: — Ответы получили?

— Какой там… А из Общественного совета при Минобороны меня тут же убрали. Но ведь важно, что вопросы все же прозвучали. И на Всеармейском совещании тоже не все бы промолчали. А если отвечать нечего — зачем Сердюкову вообще все это выслушивать? Так, думаю, он рассуждал, когда отменил Всеармейское совещание офицеров.

Из досье «СП»:

Никакой закономерности в проведении Всеармейских совещаний офицеров не существует. Как не существует и правил в определении численного состава делегатов. Чаще всего руководство Министерства обороны прибегает к этой форме работы для того, чтобы снять социальное напряжение в войсках в самые сложные моменты истории Вооруженных сил. Не случайно впервые такое совещание состоялось в декабре 1989 года, когда перспектива развала Советского Союза стала реальностью. Обсуждались «вопросы политической ситуации в стране и положение дел в армии».

17 января 1992 года под председательством главкома СНГ маршала авиации Евгения Шапошникова в Кремле состоялось Всеармейское совещание, которое приняло «Обращение к народу, парламентам, главам правительств СНГ и личному составу Вооруженных сил» с призывом сохранить единую армию.

21 февраля 2003 года в Москве прошло первое в новой России Всеармейское совещание, которое обсуждало ход военной реформы министра обороны Сергея Иванова. В нем приняли участие 80 командиров взводов, 65 командиров рот, 50 заместителей командиров рот по воспитательной работе. Всего — 450 делегатов. Фактически оно носило характер семинара, на котором выступил тогдашний президент России Владимир Путин.

На 2-е Всеармейское совещание в 2006 году в Москве собрались 320 офицеров. Поскольку в то время общество было взбудоражено трагедией рядового Андрея Сычева, искалеченного сослуживцами, главной темой стала борьба с дедовщиной.

Дважды попытки собирать Всеармейские совещания предпринимала оппозиция. Первое — в феврале 1993 года прошло при участии генерала Альберта Макашова, Геннадия Зюганова, Сажи Умалатовой и Виктора Алксниса. Состоялся «суд офицерской чести» над министром обороны Павлом Грачевым, обвиненным в развале армии. Второе оппозиционное Всеармейское собрание, не разрешенное Министерством обороны, в феврале 1995 года учредило общественную организацию «Всероссийское офицерские собрание». Возглавил ее генерал-полковник Виктор Ачалов.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня