18+
вторник, 27 сентября
Общество

Публичное раздевание не всегда приносит достаток

Кто они — эти обнаженные мужчины и женщины, выбравшие профессию натурщика?

  
2515

Грустная весть пришла из Парижа — умерла Дина Верни, одна из самых знаменитых натурщиц Франции. Ей было 89 лет, и о ней говорили, не иначе, как об украшении XX века.

В 15 лет родители вывезли ее из СССР во Францию, где девушка вскоре подружилась с известным скульптором Аристидом Майолем и стала главной его натурщицей и возлюбленной.

Сама же Дина, получив после смерти в наследство все состояние Майоля, включая все его работы, сделалась очень состоятельной дамой и даже открыла собственный художественный салон, где выставляла картины русских художников, запрещенных в СССР. Однако до самого конца жизни женщина не бросала своей главной профессии — натурщицы. Ее с удовольствием писали великие художники, среди которых были Матисс и Пьер Боннар…

Фоторепортаж Эротика прошлого века

Что это за работа — натурщик?

— Не пришел натурщик — и занятие с начинающими художниками сорвано, — разводит руками Надежда Шибанова, руководитель натурным отделом Московского художественного института имени Сурикова в ответ на мой вопрос: что это за работа такая — натурщик? — Попробовать может в принципе любой, главное, чтобы человек был вынослив, ну и… пунктуален. Все остальное — приложится, ведь у нас не Голливуд, и натурщики нужны всякие. Вот за этой дверью, например, студенты сейчас рисуют обнаженную женщину… 60-ти лет.

Сейчас в институте Сурикова на постоянной основе трудится 80 натурщиков, среди них — бывшие военные, актеры, спортсмены, танцовщики… Но для самого большого художественного вуза России этого количества позирующих людей все равно недостаточно.

Сто рублей за час без штанов.

Платят натурщикам более чем скромно — одетая фигура получает 64 рубля за академический час, за обнаженку — стольник. Мой собеседник Иван предпочитает поэтому иметь дело с частными студиями, где оплата гораздо выше. Сейчас Ивану 31 год, а начал позировать в 15.

— Родители мои — из богемной среды, привели однажды к своим знакомым художникам, — рассказывает он. — Так и остался. Работа кошмарная! Они же мышцы рисуют, приходится всякие дикие позы принимать, стоять в прямом смысле на голове.

Несколько лет назад Ивану сделали операцию по поводу варикозного расширения вен — профессиональной болезни натурщиков. Но он не ушел из профессии:

— Я музыкант, получаю не так много, а у меня семья. Работаю теперь только обнаженным.

Не похоже, в натуре!

Кстати, обнаженные натуры мужского пола — в дефиците. Мужчины считают, что голое мужское тело выглядит не очень эстетично, да и зарплата маленькая, поэтому мало кто соглашается.

— Да и студентки поначалу стесняются рисовать голых мужчин, — рассказывает Иван. —  Но потом уже в открытую начинают обсуждать, будто мы неживые.

Другой натурщик, Игорь, рассказывает, что по профессии он системный администратор, позировал в Строгановке и даже в мастерской у Глазунова. Работает исключительно обнаженным по принципиальным соображениям, поскольку принадлежит к сообществу нудистов.

Интересуюсь: приятно ли видеть себя нарисованным?

— Я просто счастлив, когда в рисунках студентов себя узнаю, — шутит он. — Но, благодаря профессии натурщика, в свои 39 лет — я в отличной физической форме. Вообще позирование — это культуризм без нагрузки.

Раздели и бросили

О чем думает натурщик, когда стоит, упершись взглядом в одну точку, с гордо поднятой головой?

— Голова абсолютно пустая, и мысль только одна: скорей бы все закончилось, — говорит натурщица Анна.

В прошлом году она провалилась в Суриковский институт и решила устроиться сюда же натурщицей, чтобы лучше понять требования вуза. По договоренности с преподавателями три часа позирует, а потом три часа рисует.

— Иногда в институте меня подкалывают, дескать, как это беспонтово — стоять за сто рублей, — говорит Анна. — Но мне нравится. И коллектив тут душевный. В частных студиях хоть и платят больше, но никогда даже чаю не предложат.

Как и в каждой профессии, здесь тоже случаются смешные истории, но со своей спецификой.

— Однажды, — рассказывает Игорь, — группу, которой я позировал, попросили перебраться в соседнюю аудиторию… Уже раздетый, перебрался, а одежда осталась за ширмой на старом месте. Когда после окончания занятий с чувством выполненного долга пошел одеваться, оказалось, что аудитория заперта. В результате остался в центре Москвы в субботу вечером в одних тапочках. Пришлось в таком виде прогуляться до проходной. Но охрана сказала, что ключ от класса преподавательница утащила с собой. Простоял в чем мать родила два часа, пока не дозвонились до этого человека и он не принес ключ.

Москва

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье