18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Старая Москва горит и при Собянине

Москвичи, воевавшие со стройкой Никиты Михалкова, остались без крова

  
18

Утром понедельника, 6 декабря в центре Москвы загорелся жилой дом старой постройки по адресу Малый Козихинский переулок, 12. Огонь был замечен около 11 часов в подвальных помещениях; прибывшие пожарные не сразу сумели локализовать огонь, в результате площадь возгорания превысила 100 кв. м., и по перекрытиям огонь начал распространяться до верхних этажей.

Пожару был присвоен третий номер по шкале сложности, жильцов и работавших в здании эвакуировали — как сообщают очевидцы, «в чем мать родила». О пострадавших официально пока не сообщается, однако в блоге защитников исторического города говорится об одном погибшем.

Вопреки обыкновению, сотрудники МЧС уже сообщили предположительную причину загорания: замыкание электропроводки. Пресс-служба Управления МЧС по ЦАО г. Москвы уже заявила, что следов поджога спасатели не обнаружили. Отметим, что обычно говорить о причинах пожаров, выдвигать и исключать те или иные версии специалисты ведомства начинают лишь через несколько часов после завершения тушения — в данном случае налицо редкая оперативность спасателей.

Дом, который после пожара наверняка будет признан аварийным и, весьма возможно, расселен, достаточно известен благодаря участию его жильцов в кампании по борьбе со строительством гостиничного комплекса в Малом Козихинском, известного как «отель Никиты Михалкова». Именно протестная активность обитателей дома вкупе со сложившейся в столице во времена Юрия Лужкова статистикой «крайне своевременных» пожаров, которые часто играют на руку застройщикам, сразу же после загорания породила разговоры о поджоге.

О том, что происходит на месте событий, обозреватель «СП» расспросил Елену Ткач, координатора Коалиции в защиту Москвы, принимающую активное участие в протестной кампании против отеля:

«СП»: — Известно ли вам, что происходит на пожаре сейчас?

— Да, я нахожусь как раз на месте событий.

«СП»: — Как развивается пожар, как идет тушение?

— Дом сейчас дотушивают, хотя дым пока еще идет. Но пожар уже локализовали.

«СП»: — Насколько сильно поврежден дом?

— Не можем пока сказать, насколько поврежден. Но горело очень сильно: несколько раз мы видели огромные столбы пламени, вырывавшиеся наружу. В любом случае, конечно, и пожар, и вода, которой проливают здание, очень сильно повредят дом.

«СП»: — Насколько я понимаю, это обитаемый, не выселенный дом…

— Да, безусловно. Это как раз «протестный» дом, жильцы которого активнее всего выступают против строительства гостиницы Никиты Михалкова в Козихинском. Именно этот дом покрывается трещинами из-за земляных работ на стройплощадке. Надо сказать, что жильцам этого дома постоянно угрожали: вам, мол, всё равно здесь не жить, лучше продавайте квартиры и съезжайте. В последний раз такие угрозы мы фиксировали на прошлой неделе. А вот теперь, как видите, здание подожгли.

«СП»: — На что опирается версия о поджоге — ведь официальные лица уже заявляют о замыкании электропроводки?

— Видите ли, загорание было обнаружено в 11 часов утра, офисы в подвальных этажах начинают работать в 9. Трудно поверить, что люди в офисах не заметили бы загорания проводки и стали бы ждать, пока разгорится в полную силу.

«СП»: — Жильцы дома — собственники? Они выступают организованно?

— В доме организовано ТСЖ, и эта структура активно участвовала в борьбе против строительства гостиницы. Печати ТСЖ стоят на всех обращениях и документах.

«СП»: — Рассчитывают ли жильцы сейчас начать судебный процесс и т. п.

— Вероятно; но пока что у людей шоковое состояние, думаю, что владельцы квартир еще не определились, как действовать.


Дом № 12 построен по проекту архитектора В.Д.Глазова для О.Н.Волобуевой как доходный в 1914 г. Как отмечает искусствовед Михаил Коробко, это «не выдающийся архитектурный шедевр, но достойный образец историко-культурной среды». В разное время здесь жили: актер и режиссер, худрук МХАТа Марк Прудкин, автор этикетки «Советское шампанское» Мартынов, один из лучших стоматологов г. Москвы — Котсон Н. И., поэтесса Намиот Е. Ю, адвокат Коморский В.Е. Здесь разворачивается действие булгаковской сатирической «Московской сцены», собирались друзья Булгакова по газете «Накануне» и «Гудок», где он работал, бывали Ю. Слезкин, Д. Стонов, В. Катаев. Непременными хозяйками вечеров были Зина (жена В. Е, Коморского) и Тася (Татьяна Николаевна) Булгакова, жена М. Булгакова.


Напомним, что пожар в Малом Козихинском продолжает череду загадочных загораний в исторических зданиях Москвы, которые, вольно или невольно, способствуют в достижении своих целей застройщиками, желающими не реставрировать, а вольно реконструировать старые здания. В разное время от огня пострадали как всемирно известный памятник архитектуры — Манеж (сгорел в мае 2004 года, был восстановлен двумя годами позже с освоением подземного пространства и изменением внешнего вида), так и множество менее значительных объектов. В том числе такие заметные, как один из наиболее живописных домов московского модерна — доходный дом Быкова на 1-й Брестской улице (2009), дом «бесплатных квартир Бахрушина» на Софийской набережной (2007), типография «Жургаза», построенная по проекту авангардиста Эля Лисицкого и т. п.

Отметим, что большинство таких пожаров в лужковскую эпоху проходили бескровно: горели, как правило, выселенные здания, в неурочное время и т. д. Однако несколько пожаров, сопряженных со скандалами вокруг сносов и застройки, происходили по-другому. Это пожары в Бутове, загорания домов в поселках «Речник» и «Огородник» и им подобные. Наиболее известная история этого рода — вокруг так называемой «дачи Муромцева», деревянного 2-этажного строения в парке Царицыно, откуда властям не удавалось выселить проживающие там семьи. Дом в 80-е и 90-е годы надолго «выпал» из всевозможных списков и реестров, жильцы же в нем проживали, что по закону давало им возможность стать собственниками здания. Однако незадолго до решающих слушаний по этому делу, в начале января 2010 года, дом сгорел. Пожарные, как вспоминают жильцы «дачи», не спешили тушить обнаруженное загорание, а, возможно, и стимулировали огонь, раскрыв все окна первого этажа и дав дому разгореться. Эта деталь, кстати, повторяется и в истории с пожаром в Малом Козихинском переулке. Прибывшие пожарные расчеты в первую очередь разбили окна подвальных помещений, после чего огонь распространился и на верхние этажи.

Таким образом, при том, что практически ни в одном из случаев таких «загадочных» пожаров не удается установить поджог, тенденция очевидна: мешающие застройщикам исторические дома сгорают «просто так», а здания, населенные протестующими жителями, сгорают в более жестком режиме — вместе с людьми. Такова, судя по всему, некая сверхъестественная закономерность. Которая — как видно по последним событиям — не зависит от персоны столичного градоначальника. Горели при Лужкове — горят при Собянине.

Фото: Юрий Тимофеев Радио Свобода, vesti.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня