18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

НАТО позвало Россию на посиделки

Впервые после окончания войны в Южной Осетии Североатлантический альянс пошел на попятную

  
5

26 января в Брюсселе на неформальное заседание собрался Совет Россия-НАТО. Это первая встреча за последние полгода. Как известно, в августе 2008 года министры иностранных дел НАТО на экстренной встрече в Брюсселе осудили якобы «диспропорциональное применение силы Россией в отношении Грузии» и объявили о приостановлении работы Совета Россия-НАТО. Это решение было принято под жестким давлением США. 2 декабря министры иностранных дел НАТО дали генсеку альянса полномочия начать процесс «постепенного и взвешенного» восстановления отношений с Россией. Первым шагом и стало нынешнее неформальное заседание Совета. Что от него ждут в России и в самой НАТО? На эту тему корреспондент «СП» побеседовал с руководителем Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа (ИПВА) Анатолием Цыганком.

— Чем вызвано включение НАТО заднего хода в отношениях с Россией?

— Официально причина названа в заявлении генсека альянса Яапа де Хооп Схеффера: «НАТО нужна Россия… Мы работаем с российскими партнерами и коллегами с тем, чтобы мы могли обсуждать такие важнейшие вопросы как ситуацию в Афганистане, борьбу с терроризмом, противодействие пиратству. Но мы должны вести диалог не только по вопросам, где у нас есть взаимопонимание, но и по всем проблемам, где у нас остаются разногласия». На деле же Североатлантический блок не считает Россию полноценным союзником и партнером, а сотрудничает с ней своекорыстно, поскольку это временно совпадает с нынешними интересами и заинтересованностью в России для решения своих собственных проблем в Афганистане, Ираке, Иране. Откровенную антироссийскую направленность имеет разворачивание противоракетной обороны в Европе, поскольку ракетные баллистические системы имеются только у России. Вместе с тем, мы не должны отказываться от сотрудничества, может быть из этого что-либо хорошее и выйдет. Как сообщил ИТАР-ТАСС постоянный российский представитель при НАТО Дмитрий Рогозин, Россия «готова к возобновлению отношений с партнерами по НАТО», однако «мы не собираемся делать вид, что ничего не произошло». «У нас есть ряд серьезных вопросов к альянсу, в первую очередь, о его крайне односторонней оценке грузинского вторжения в Южную Осетию. Эту проблему еще предстоит обсуждать», — подчеркнул он. В то же время, Рогозин выразил уверенность, что сотрудничество «выгодно и необходимо» России и НАТО, поскольку «перед нами стоят общие вызовы безопасности».

— Что это за вызовы?

— Прежде всего, приходится констатировать, что Россия и НАТО не одинаково оценивают новые угрозы и вызовы безопасности. Поражает то, что на уровне двухсторонних отношений со странами Европы взаимопонимание есть по многим вопросам, но как только речь о них же заходит в Совете Россия-НАТО, получается разговор глухого со слепым. Примером этому могут быть взаимные сокращения вооружений в странах Европы и России. Все эти реальные, практические меры в области взаимного доверия не замечаются на уровне НАТО, более значимыми оказываются страхи прошлого, которыми пропитаны материалы, подготовленные в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Почему-то исторический гипноз каждый раз окутывает наших партнеров по антитеррористической коалиции, когда речь начинает идти о перспективах развития альянса. Поневоле появляется мысль, что документы к саммитам и встречам готовятся либо на основании устаревших внутренних инструкций, либо преднамеренно в предполагаемом конфликтном ключе.

И так по многим другим вопросам. Скажем, Россия настаивает на том, что наркотики главная и первая реальная опасность и для России, и для Европы. А НАТО не «замечает» этой угрозы, несмотря на то, что уже пятый год фактически и физически находятся в Афганистане. Россия несколько лет предлагает создание совместной системы Европейской противоракетной обороны, а НАТО «не видя этого предложения», принимает документ о развертывании совместной американо-европейской противоракетной обороны, естественно «направленной только против Ирана». Но элементы ПРО разворачивают у границ России: РЛС в Норвегии, Латвии, Литве, Чехии, наземные объякты на территории Польши, Румынии и Болгарии. Россия предлагает строительство совместного северного газопровода в Европу, с учетом современных террористических угроз для трубопроводных систем, а НАТО принимает решение «о разработке стратегии НАТО на случай внезапного прекращения поставок энергоносителей в Польшу, Германию, Венгрию или Латвию».

— Некоторые аналитики предлагают решить проблему недостаточного взаимопонимания между НАТО и Россией одним махом: взять да и войти нашей стране в альянс. Что вы думаете по этому поводу?

— В истории отношений между Россией и НАТО отмечены два обращения с таким предложением к руководителям США, Англии и Германии. Первое — через 10 месяцев после смерти Сталина (31 марта 1954 года), а второе — предложение Путина (в конце февраля 2001 года), сделанное в интервью компании ВВС. В обоих случаях говорилось об основных условиях, при которых СССР (Россия) могли бы вступить в Североатлантический блок. Первое — если с интересами России будут считаться, и второе — если Россия будет полноправным членом блока. Оба заявления остались без ответа. Сегодня рассматривать этот вопрос можно только гипотетически. Ни общество Запада, ни общество России к этому не готово — слишком тянет груз взаимного недоверия.

— По-вашему Россия обречена справляться с угрозами безопасности в одиночку?

— Поскольку ни американцы, ни европейцы не желают видеть нашу страну в своих военных и политических организациях, вывод один: Россия может быть только торговым партнером и только в качестве самостоятельного и самодостаточного государства, находящегося на Евроазиатском континенте, но не входящего ни в НАТО, ни в ЕС. Поэтому ставку в Европе следует делать не на Совет Россия — НАТО, а на двусторонние отношения с теми европейскими государствами, которые признают право России на собственное мнение, на собственные энергоресурсы и, с которыми складываются доверительные добрососедские отношения. И еще один очень важный момент. В последние годы основой экономики России стала нефтегазовая составляющая, а следовательно реальный экономический, финансовый центр жизни страны переместился в сибирско-дальневосточную часть. Это означает, что для России приоритетные стратегические интересы на ближайшие десятилетия должны перемещаться на Восток. Недавние поездки Дмитрия Медведева показали, где России следует искать союзников для блоковых интересов: в Центральной, Средней, Юго-Восточной и Юго-Западной Азии и Латинской Америке, Дальнем и Ближнем Востоке.

- А НАТО — по борту?

— Эта организация слишком заполитизирована, а значит — не функциональна. Анализ деятельности НАТО показывает, что альянс не справляется с конкретными угрозами современности: ни с угрозой терроризма со стороны движения «Талибан», ни с мифической «Аль — Каидой», ни с хищениями и продажами людей. Не справляется с ситуацией и теряет контроль в Ираке, Афганистане. На собственной территории Великобритании, Испании, Франции не в состоянии предотвратить теракты. Не может справиться с угрозой распространения наркотиков из Афганистана, с которой, собственно говоря, демонстративно не борется. НАТО способствовала превращению относительно спокойной страны, какой являлся Ирак, в рассадник терроризма на всем Большом Ближнем Востоке. Альянс не может справиться с наркодельцами в Косово. Не справляется с незаконной миграцией в Европу и незаконным распространением оружия массового поражения (ОМП). Единственно, что успешно получилось у альянса это бомбардировки Югославии и последующее ее расчленение.

- И все-таки Совет Россия — НАТО, судя по нынешнему заседанию, продолжает жить, а значит, у него есть какие-то перспективы. Какие?

— Заметных перспектив в развитии отношений в рамках Совета Россия — НАТО ожидать не стоит. Сами отношения были, остаются и, будут оставаться достаточно долгое время на нынешнем, практически нулевом для России уровне большого количества бумажных учений и консультаций, без конкретного реального наполнения, и единственным положительным моментом будут являться признания, что «ведется обмен мнениями». На деле же НАТО, скорее всего, продолжит способствовать более ускоренной интеграции Грузии, а также других прикаспийских государств (Азербайджана, Казахстана и, возможно, Туркмении) в евроструктуры. Можно прогнозировать непредсказуемость и неопределенность ситуации с точки зрения военных планов НАТО и США в регионе Южного Кавказа и Каспия, продолжение ползучей экспансии в зону традиционного российского влияния на Кавказе. В Тбилиси основные надежды возлагают на США. С их помощью Грузия рассчитывает заново вооружить свою армию, надеясь получить на эти цели $ 8−9 млрд. Подписав Хартию о стратегическом партнерстве двух стран Грузия и США 9 января 2009 года, США собираются предоставить Грузии помощь в размере $ 1 млрд.

Так что на ближайшую перспективу позитивных изменений в отношениях НАТО и России надеяться не стоит. Впрочем, я не исключаю определенных подвижек в деле совместной борьбы с международным терроризмом в рамках выполнения решений Совета Безопасности ООН.

Из досье «СП»

Вооруженные силы НАТО

В 2008 году вооруженные силы 22 стран НАТО (16 «старых» и 6 «новых», бывших членов Организации варшавского договора) располагали в Европе суммарно 13514 танками, 16042 артсистемами, 4031 самолетом, 1305 вертолетами. На военных базах США в Европе находятся более 480 ядерных боеприпасов. Группировка НАТО в Европе насчитывает 3699510 военнослужащих, в том числе 1367700 военнослужащих США (из которых 100 000 — в Германии).

Объединенная сухопутная группировка насчитывает по всему миру 25 275 танков, 27875 орудий полевой артиллерии, 2393 — реактивных систем залпового огня, 18155 единиц средств противовоздушной обороны. Группировка морская насчитывает 550 боевых кораблей, 173 подводные лодки. Группировка авиации — 14522 военных самолета, в том числе — боевых самолетов носителей ядерного оружия — 4100, самолетов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) «Авакс» — 31; 9043 — вертолета, в том числе боевых вертолетов -800.

Основные базы НАТО

Франция содержит крупные воинские контингенты, примерно по 3,5 тыс. человек, в Джибути и на Антильских островах. Французские подразделения дислоцируются также в Новой Каледонии, Полинезии, Чаде, Габоне и Сенегале.

Великобритания сохраняет свои базы на Кипре (3200 чел.), на Фолклендских островах (1650 чел.), а также в Гибралтаре, Непале и в ряде стран Британского содружества. Небольшие военные базы за рубежом есть у Голландии и Португалии.

США имеют: в Германии 15 военных баз сухопутных войск, 4 базы армейской авиации и одну базу материально-технического обеспечения, всего — более 100 тыс. солдат и офицеров; в Великобритании - 11 тыс. специалистов ВВС США на 4 авиационных базах; в Италии — 3 военно-морские (Неаполь, Ла Маддалена, Гаэта) и 1 авиационная (Виченца) базы, где размещено около 23 тыс. военнослужащих США; в Турции — 2 авиационные базы (Адана и Измир); в Испании, Греции, Нидерландах, Румынии и Болгарии — по одной базе. В декабре 2001 года с целью обеспечения действий американских войск в Афганистане в Киргизии была открыта авиационная база США «Ганси». Несколько десятков военных баз США в течение многих лет действуют в районе Ближнего Востока.

В Афганистане США дислоцируют 18 тысяч военнослужащих и НАТО — 10 тысяч военнослужащих. Силы США в Корее: воеенослужищих -29 100, танки116, Самолеты-90, Морская пехота — 140 бойцов. Силы США в Японии: пехота — 1 900 военнослужащих, ВВС-11 350 военнослужащих, морская пехота-20 000 военнослужащих.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня