18+
воскресенье, 11 декабря
Общество

Кудрина заставят оплатить тюремные пытки

Две бывшие российские заключенные отсудили в Страсбурге 50 тысяч евро за «пыточную» в СИЗО Ростова-на-Дону

  
16

50 тысяч евро — именно столько должны выплатить российские власти двум бывшим арестанткам СИЗО № 1 Ростова-на-Дону Светлане Казминой и Ирине Ковалевой. Это решение на днях принял Европейский суд по правам человека, куда, выйдя на свободу, женщины написали жалобу на нечеловеческие условия содержания во время проведения следственных действий по их делу. Страсбургский суд признал иски обеих обоснованными и обязал главное управление Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН) РФ компенсировать наличными страдания экс-заключенных.

Таким образом, Казмина должна получить 23,5 тыс. евро, а Ковалева — 26,8 тыс. евро. Стоит отметить, что обе проходили по одному уголовному делу (о нем чуть ниже) и почти пять лет (столько длилось следствие) провели в одной камере СИЗО № 1 Ростова-на-Дону. Условия содержания в этом пенитенциарном заведении и дали повод соседкам по камере обратиться в Международный суд. Они называют их «пыточными».

В частности, Казмина в своей жалобе отмечает, что в камере им приходилось спать по очереди, потому что в помещении, рассчитанном максимум на 8 человек (32 кв. м), содержались до 70 арестованных. Расположение двухярусных нар не оставляло людям свободного пространства. Окна в помещении не пропускали дневной свет и свежий воздух, в то же время в камерах круглосуточно горело искусственное освещение, что лишало арестованных сна.

Кроме того, истица указала на отсутствие вентиляции в камере, на постоянные холод и сырость. «Воздух был наполнен запахом табака, грязного белья и туалета. Однако никаких мер для исправления ситуации администрация следственного изолятора не предпринимала», — жалуется Светлана Казмина. В довершение ко всему ей, по ее словам, ни разу не предоставили в пользование предметы личной гигиены и туалетные принадлежности, душ она могла принимать лишь раз в неделю. Ежедневный рацион питания также оставлял желать лучшего.

По утверждению женщины, за время пребывания в СИЗО ее здоровье ухудшилось: врачи обнаружили у нее позднее хронический бронхит и дистонию, — болезни которых у нее не было до попадания в следственный изолятор. В подтверждение своих слов Светлана представила в Страсбург показания своих бывших сокамерниц.

Претензии Ирины Ковалевой практически полностью совпали с ее бывшей соседкой. В результате Европейский суд по правам человека признал, что в отношении обеих женщин была нарушена статья 3 «Конвенция о защите прав человека и основных свобод». В ней записано — «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию». Кроме того, суд уличил Россию в нарушении статей 5 и 6 Конвенции о защите прав и основных свобод (необоснованно продолжительное содержание под стражей и затянутое судебное разбирательство).

Стоит напомнить, что полтора года назад, в июле 2009 года, аналогичную победу в Страсбурге одержал 41-летний Александр Бахмутский, брат Ирины Ковалевой. Он был обвинен в мошенничестве, похищении людей, вымогательстве, кражах и грабеже и осужден на 13 лет лишения свободы. По одному с ним делу проходили его сестра Ирина и Светлана Казмина, которая была его гражданской женой.

В пресс-службе УФСИН по Ростовской области корреспонденту «Свободной прессы» рассказали, что Бахмутский являлся идеологом преступной группировки, криминальная деятельность которой началась еще в конце 90-х. И обе женщины, согласно материалам дела, были в ней не на последних ролях. Преступники искали спившихся людей, обманом приватизировали их квартиры и продавали. Тех, кто пытался сопротивляться — похищали. Всего было доказано 7 похищений и несколько незаконных лишений свободы.

Однако суровый приговор не помешал Бахмутскому обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека. Уже отбывая назначенное наказание, он доказал в международной инстанции применение против него недозволенных методов следствия и ненадлежащих условий содержания. В итоге правительство России обязали выплатить заключенному 40 тысяч евро за моральный ущерб и еще 2, 6 тысячи евро за судебные издержки.

— Почему совершившие преступления так дорого обходятся российским налогоплательщикам? С этим вопросом корреспондент «СП» обратилась к председателю Межрегиональной правозащитной ассоциации «АГОРА», юристу Павлу Чикову.

—  Конкретно это дело я не могу комментировать, поскольку с его материалами не знаком. Но кое-что в нем настораживает, если принять во внимание выводы Европейского суда. То есть, в решении международного суда говориться, что женщины были под стражей в течение почти пяти лет — с момента ареста до вступления, по сути, в силу обвинительного приговора. Назначено было наказание тоже в виде пяти лет лишения свободы.

«СП»: - Что же здесь необычного?

—  Любой практикующий адвокат скажет: при таком наборе статей, которые им вменялись, пять лет лишения свободы фактически означает слабую доказательную базу. По сути, им назначили наказание в размере срока уже отбытого в следственном изоляторе на предварительном следствии. Т.е., возможно, их должны были даже оправдать.

«СП»: — Но ведь они преступили закон?

—  Я сейчас говорю не об этом. Обвинительный приговор вообще никогда не дает ответа на вопрос: совершено преступление или нет. Он дает ответ на вопрос — доказано или не доказано. Это очень важный момент. То есть, если совершено, но не доказано, то человек в любом случае подлежит оправданию и освобождению. Но у нас процент оправдательных приговоров ничтожен. Предпочитают другую методику, если доказать что-то не могут: дело возвращают следователю и там по-тихому закрывают, могут тянуть с расследованием до истечения срока давности или назначают реальный срок, который, по сути, человек уже отбыл в следственном изоляторе.

«СП»: — Да, но претензии уголовников все равно приходится оплачивать нам? Где-то пробел в системе?

— Понимаете, любой осужденный — он, прежде всего, человек. Суд, признавая кого-то виновным, может назначить наказание. Может лишить человека свободы. Но у нас нет закона, который бы обрекал осужденного на существование в ужасных условиях переполненной, кишащей насекомыми камеры. У нас нет законов, позволяющих унижать человеческое достоинство. Поэтому до тех пор, пока в нашей пенитенциарной системе ничего не изменится, люди будут подавать иски в Страсбургский суд и выигрывать их.

«СП»: — Почему правозащитники называют такие иски бесспорными?

— Потому что для Европейского суда не имеет никакого значения, что совершил истец и к какому сроку был приговорен. Если человека держали в нечеловеческих условиях из-за того, что власти не дали денег на ремонт следственного изолятора, значит, эта власть должна заплатить каждому, кто в таких условиях содержался. К слову, могу напомнить, что буквально месяц назад аналогичный иск выиграл в Страсбурге осужденный к пожизненному заключению Василий Рудаков, который содержится во Владимирском централе. Ему присудили около 30 тысяч евро за применение к нему физического насилия сотрудниками тюрьмы.

Стоит сказать, что кое-какие изменения в ростовском СИЗО № 1 с 2005 года (тогда как раз Ирина Ковалева и Светлана Казмина вышли на свободу) все же произошли. Как сообщили в пресс-службе ГУФСИН по Ростовской области, в этом году власти выделили 14 миллионов рублей на ремонт пяти следственных изоляторов. Преобразования в СИЗО№ 1 (здание было построено еще в 18 веке и до настоящего времени ни разу не обновлялось) продолжаются. Полностью пока отремонтирован только первый корпус. Но, как заверили в управлении, до ума доведут и остальные помещения.

Из досье «СП»

Стоит отметить, если в 2007 году 140 проигранных в Страсбурге дел обошлись российской казне в 4,3 млн евро, то за последние три года общая сумма проигрыша превысила уже 10 млн евро.

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня