18+
суббота, 3 декабря
Общество

«На количество читателей сильно влияет ценовая политика»

Писатель-детективщик Марина Крамер о перспективах существования книги

  
47

Население России с каждым годом читает всё меньше книг. В натуральном выражении объем книжного рынка в 2009 году упал на 10% - примерно до 70 млрд рублей, по итогам 2010 года ожидается дальнейшее его уменьшение еще на 5−7%. Падают и тиражи — в 2009 году лишь около 700 книг имели тираж свыше 100 тысяч экземпляров (в 2002 году — примерно 1200 книг). И подавляющая часть крупнотиражных книг — это то, что в интеллектуальной среде принято называть «макулатурой» — любовные истории, переработанные сценарии популярных сериалов, фантастика, детективы. Но справедливо ли говорить о тех же детективах как о «низком жанре»? В своё время книги Агаты Кристи, Сименона, Юлиана Семёнова хоть и считались «поп-литературой», но никак не назывались теми же интеллектуалами «халтурой».

В интервью «Свободной прессе» одна из популярных писательниц этого жанра, чьи тиражи как раз попадают в категорию «от 100 тысяч экземпляров и выше» — Марина Крамер — рассказывает о своем видении российского издательского бизнеса и писательской судьбе в нашей стране.

«СП»: — Как далека на данный момент литература от финансово успешного бизнеса, действительно ли большая часть литературы, издаваемой сейчас в России — ширпотреб или это расхожий миф?

— Понятие «литература», на мой взгляд, для каждого индивидуально. И это — как с осетриной, которая не бывает «второй свежести». Мне не нравится деление литературы на «для интеллектуалов» и «для домохозяек» — и те, и другие имеют равное право читать то, что они хотят, а, следовательно, всегда будут писатели, удовлетворяющие спрос как первых, так и вторых. В свое время Льва Толстого тоже воспринимали как автора едва ли не бульварного чтива.

«СП»: — Вы живете в Красноярске, поэтому наверняка часто сравниваете популярность и прибыльность издательского бизнеса в Москве и в регионах. Можете ли вы сказать на примере Сибири, что региональные издательства имеют более слабую финансовую базу и не готовы предлагать авторам гонорары, сравнимые со столичными? Действительно ли большинство авторов предпочитают издаваться в московских издательствах и почему?

— Если судить по региону, где я живу, то ситуация с издательским бизнесом у нас выглядит не совсем приглядно. Платить авторам гонорар издательства не готовы, они скорее предложат издавать ваши книги на коммерческой основе, то есть попросту попросят вас профинансировать процесс из собственного кармана. И дело даже не в этом. Рынок сбыта как таковой у местных издательств практически никакой, а вложений в рекламу они делать не станут. Вот уже почти год наблюдаю печальную картину, как изданная за счет собственных средств книга местного автора в Красноярске покрывается пылью на стеллаже в магазине, и даже скромная бумажка, отпечатанная на принтере, с надписью «книга красноярского автора» не помогает продажам. Местным издательствам выгоднее печатать наборы открыток и красивые путеводители по краю — они расходятся как сувенирная продукция. Хотя есть пример «Мангазеи» — вполне успешного, хоть и небольшого, издательства, издающего авторов с выплатой гонорара.

«СП»: — Видите ли вы какой-то образ среднестатистического современного российского писателя, можно ли выделить несколько общих черт? Общаясь с коллегами по цеху, что вы можете сказать об их месте в социуме — как видят себя эти люди, и как видите их со стороны вы? Считают ли они, что писатель — это профессия, правда ли, что большинство современных писателей параллельно работают в банках, больницах и школах, а свою писательскую деятельность относят к хобби?

— Я не скажу за всех, но многие из моих знакомых авторов не могут себе позволить жить исключительно на гонорары — они не дают такой возможности. Поэтому для них писательство скорее хобби, приятное дополнение к основному заработку. Большая часть пишущих — это женщины. Не знаю, как так получается, то ли у женщин более цепкая память, то ли мы умеем подмечать мелочи, то ли нас больше волнуют какие-то внутренние вопросы. Раньше такого количества женщин-писательниц не наблюдалось, это была прерогатива мужчин. Если говорить о детективе, то там сегодня подавляющее большинство — женщины.

«СП»: — Как много в жизни писателя значит издательство, сильно ли среди издательств разнятся условия, которые они предлагают авторам? Почему авторы часто меняют издательства, как часто случаются «возвращения назад», связано ли это с невыполнением финансовых обязательств, в чем, на ваш взгляд, «баланс отношений» между издателем и автором?

— Разумеется, найти именно своего издателя — это безусловная удача. И если издательство при этом крупное — это вдвойне плюс. Когда за твоей спиной находится хорошо отлаженный механизм, где каждый знает свою работу, а тебе не приходится думать ни о чем, кроме собственно написания книги, это и есть «писательский кайф». На своем опыте работы с издательствами могу сказать, что условия разнятся — и в гонорарах, и в рекламной политике, и в сети сбыта и даже в отношениях. Смена издательства — вопрос интимный, на мой взгляд. Если автор умеет расставаться правильно и без склок, то ему ничего не мешает вернуться назад, и такие примеры существуют. Человеку свойственно искать то место, где ему будет по какой-то причине комфортнее, это нормальный процесс отношений работника и работодателя. И есть примеры бессменного сотрудничества автора и издательства, когда много лет они работают друг с другом, и всех все устраивает.

Опять же причины для ухода у каждого свои, в том числе это может быть и невыполнение финансовых условий, почему нет?

«СП»: — Какова, на ваш взгляд, роль «раскрутки» автора в его успешности? Действительно ли популярность напрямую зависит от количества рекламы или появления писателя на телевидении? Велико ли значение пиара и рекламы в финансовом успехе писателя, ведь, чаще всего, он получает процент от продажи своих книг?

— Реклама и пиар как таковые влияют на продажи. Но все-таки это не основополагающий фактор. На рекламной волне можно продать одну книгу. Если она окажется провальной, то вторую уже продавать сложнее, а уж третью можно и вовсе положить на склад. Пиар хорош — но при наличии читабельного текста и правильного попадания в целевую аудиторию автора. Глупо рекламировать подростковое фэнтези в офисных районах, правда? Целевая группа таких книг вряд ли находится в банках и офисах. Правильно выстроенная рекламная кампания может вызвать первоначальный интерес к автору, а вот дальше все зависит только от него самого. Есть немало примеров «распиаренных» авторов, интерес к которым угас на третьей книге.

«СП»: — Бывают ли ситуации, в которых писателю приходится самому становиться бизнесменом и заниматься самостоятельным распространением и продвижением собственных книг, как часто автору не удается договориться с издателем?

— Этот путь зачастую вынуждены выбирать начинающие авторы, чьи тиражи от трех до пяти тысяч экземпляров. Как правило, им приходится самим пробиваться к читателю, и в этом очень велика роль Интернета — разного рода сайты, Живой Журнал, социальные сети. Многие мои знакомые авторы пишут рецензии на книги друг друга, рекомендуют их своим знакомым, размещают в сообществах — словом, продвигают, как могут. Издательства не в состоянии вкладывать деньги в каждого автора, это просто невозможно.

«СП»: — Насколько популярна и необходима сейчас в нашей стране профессия литературного агента? Какова его функция на практике, как часто его обязанности и интересы входят в разрез с издательством? Сформировалась ли эта специальность, или агентами писателей чаще всего становятся их друзья и родственники, которые берут на себя «рутину», оставляя автору возможность заниматься творчеством?

— Я не знаю, насколько это необходимо, но такие прецеденты есть. Как правило, это мужья-жены, близкие друзья и родственники. Как таковая специальность «литературный агент» у нас еще не вполне сформирована, но, возможно, в будущем это встанет на какие-то правильные рельсы. Как правило, функции агента в нашей стране сводятся к ведению переговоров с издателями.

«СП»: — Вы часто посещаете крупнейшие московские книжные выставки, наверняка следите за продажами своих коллег и конкурентов. Можете ли вы с уверенностью сказать, что «книжная мода» действительно существует? Например, три года назад был популярен один жанр, год назад — другой? Формируют ли эту моду вкусы читателя или издателя? Как строятся такие прогнозы или они генерируются издателем искусственно? Считаете ли вы, что лично ваши книги попали «в тренд», или всегда есть что-то более актуальное? Можете ли вы отметить что-то «модное» на текущий момент и дать прогнозы на следующие два-три года? Что будут издавать?

— Разумеется, мода на книги существует. Ситуация с «гламурными» романами, например. Лет пять назад таких книг не было в принципе, потом пошла «волна», которая сейчас сошла практически на нет. Бешеная популярность вампиров, славянское фэнтези — примеров масса. Сейчас многие издательства ищут романы на «офисные» темы, на «кризисные». Пройдет время — темы изменятся. Мои книги не то чтобы попали «в струю» — просто я пишу в основном для женщин, а им всегда хочется чего-то острого, во что в реальной жизни они вряд ли ввяжутся, и криминальная мелодрама в этом смысле идеальна — вот вам любовь, страсти, опасности, переживания, слезы — но все это не сходя с дивана, без риска для жизни, но с определенным выбросом адреналина. Разумеется, поскольку жизнь не стоит на месте, всегда может найтись что-то новое. Но романы с детективной и авантюрной линией, мне кажется, будут востребованы всегда.

«СП»: — Наверняка вы знакомы с современной статистикой, утверждающей, что в России постоянно читают книги не более 16 процентов населения. Есть ли у вас ощущение, что эта цифра будет меняться? Где, на ваш взгляд, проходит социальная грань между читающим и нечитающим человеком, очень ли она резкая? Равномерно ли распределяется покупательская активность людей в течении года, чувствуете ли вы на себе пики и спады спроса, допустим, в летнее время или перед праздниками?

— Пик покупательской активности, насколько я могу судить, приходится на период отпусков. Поколение старше тридцати, воспитанное на книгах, а не на ТВ и интернете, привыкло читать, а потому даже в отпуск мы едем с книгами — и неважно, бумажные они или электронные, как сейчас становится модно. К сожалению, на количество читающих очень сильно влияет ценовая политика. Книги стоят дорого, это я могу сказать как покупатель. Не все могут читать с экрана ноутбука, например, или с других электронных носителей, и я тоже отношусь к этому числу, — а потому приходится тратить довольно ощутимые суммы. Цены на книги в регионах разнятся с московскими на сто и более рублей (это за книгу в твердом переплете, в мягкой обложке это около 50−60 рублей). Согласитесь, это много. Получается ситуация — и купил бы что-то почитать, но смутила цена. Однако читать становится модно — и это хорошо. И хорошо, что издатели начинают привлекать к пропаганде чтения политиков, спортсменов, артистов — они как бы задают тон. Мне кажется, что читать будут всегда — и в бумажном, и в электронном виде.

Фото: marina-kramer.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня