18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Египетская революция одержала неполную победу

После 8 дней протестов и двухмиллионного митинга президент Хосни Мубарак пошёл на уступки

  
3

Президент Египта Хосни Мубарак заявил в телеобращении к нации, что он не будет выдвигать свою кандидатуру на следующих выборах, которые состоятся в сентябре этого года. Однако он отказался выполнить главное требование протестующих — уйти со своего поста немедленно.

Это телеобращение Мубарак сделал после того, как его отставки потребовали миллионы египтян, которые митинговали всю неделю в Каире и других городах страны. Во вторник, 1 февраля, в центре столицы этого государства собралось, по разным оценкам, от одного до двух миллионов человек, и сотни тысяч в других городах — в одной Александрии на улицы вышло не менее 250 тысяч протестующих.

Почти сразу после этой речи начались столкновения между сторонниками президента и антиправительственными демонстрантами. О таких стычках сообщил из Александрии корреспондент Аль-Джазиры. Армии пришлось открыть автоматический огонь по молодым людям, кидающимся камнями в толпу на центральной площади города. После появления танков молодые люди разбежались. О жертвах этой стычки не сообщается.

Телеобращение Хосни Мубарака мало повлияло на настроение собравшихся на площади Тахрир (её уже окрестили «площадью Освобождения») в Каире, после его выступления толпа продолжила скандировать «Мубарак, уходи».

Кстати, в своём выступлении президент Египта признал за «молодыми людьми» право на мирные демонстрации. Но далее он быстро перешёл к обвинениям: по его мнению, протестующими «воспользовались» силы, «раскачивающие лодку».

До этой ночи официально считалось, что президент Египта вновь выдвинется на этот пост на ближайших выборах: это был бы его шестой шестилетний срок. Однако теперь Мубарак говорит о том, что якобы никогда не собирался этого делать.

«Я использую оставшиеся мне месяцы для того, чтобы выполнить требования народа», — заявил он. Это означает, что он будет присматривать за правительством переходного периода до следующих выборов, которые на данный момент назначены на сентябрь этого года.

Обещанные реформы

Хосни Мубарак пообещал, что в ближайшее время пересмотрит некоторые положения конституции страны. Речь, в частности, идёт о статье 76, которая сейчас сформулирована таким образом, чтобы не дать независимым кандидатам даже шанса на выдвижение. Кроме того, он заявил, что новое правительство сосредоточится на экономических реформах и обеспечит людей рабочими местами.

«Моё новое правительство будет реагировать на нужды молодых людей, — заявил он — Оно выполнит эти справедливые требования и поможет вернуть стабильность и безопасность».

Мубарак подчеркнул, что собирается «умереть на Родине» — это такое послание протестующим: президент Египта не планирует отправляться в изгнание, в отличие от своего коллеги, тунисского экс-президента Зин аль-Абидина Бен Али, который спешно покинул страну.

«До пятницы мы будем наблюдать серьёзный рост напряжения между демонстрантами, с одной стороны, и режимом Хосни Мубарака», — считает политический аналитик Марван Бишара.

Реакция оппозиции

Египетский оппозиционер Мохаммед аль-Барадеи, вернувшийся в Каир для того, чтобы принять участие в протестах, заявил, что обещание президента не выдвигаться на выборы — это попытка обмануть народ. По его мнению, если президент не сложит полномочия незамедлительно, то станет не только «хромой уткой, но и ходячим мертвецом».

«К сожалению, он решил растянуть агонию ещё на шесть-семь месяцев. Он продолжает разрушать страну. Его действия сделают людей злее, что может привести к насилию», — заявил аль-Барадеи.

Действительно, опрошенные журналистами протестующие скорее поддерживают точку зрения аль-Барадеи, чем Мубарака. Вышедшие на улицы люди понимают, что президент, скорее всего, рассчитывает «пересидеть» беспорядки — просто дождаться момента, когда страсти улягутся.

Заявление Хосни Мубарака последовало после серьёзного нажима со стороны администрации США, которая убедила его искать пути компромисса. Бывший посол США в Египте Френк Визнер встречался с Мубараком 31 января, в понедельник, и, как сообщается, убеждал его не выдвигаться на новый срок президентства.

На пресс-конференции в Белом Доме вечером во вторник, 1 февраля президент США Барак Обама заявил, что разговаривал с Мубараком, и тот сказал, что «понимает, что положение неустойчиво, и требуются перемены». Сам Обама считает, что перемены должны быть значительными и происходить мирно, а начинать надо прямо сейчас, и в реформах должна принимать участие оппозиция. Впрочем, президент США подчеркнул, что, конечно же, что ни он, ни кто-либо ещё не имеет права навязывать Египту того или иного лидера.

Мона Эльтахави, правозащитница и египетская журналистка, ныне проживающая в Соединённых Штатах, считает, что администрация Обамы не владеет полной информацией о событиях в Египте. «Они не понимают, насколько народ яростно ненавидит Мубарака». Она призывает власти США встать на сторону революции.

Итоги революции

События, начавшиеся с Туниса, и перекинувшиеся на другие мусульманские страны, в том числе — и на Египет, серьёзно повлияли на обстановку в арабском мире. «Сегодня можно говорить о новой эпохе в регионе. События в Египте поделили его историю на „до“ и „после“. „До“ был режим Хосни Мубарака, являвшийся проводником политики США и Израиля», — сказал в беседе с РИА Новости сирийский политолог, директор исследовательского центра «Китай и Азия» Мухаммед Хейр эль-Вади. Сейчас, уверен аналитик, режиму пришел конец. «То, что происходит в Египте — это циклон. Устоять против него не сможет никто», — говорит сирийский эксперт.

Главный итог — Египет при новой власти не будет союзником Соединённых Штатов, перестанет быть «инструментом в руках США и Израиля».

«Египетский режим при Мубараке выступал против сил арабского сопротивления, препятствовал арабскому единству, внутрипалестинскому примирению, участвовал в бойкоте сектора Газы, занимал анитииранскую, антисирийскую позицию. Одним словом, играл роль заговорщика против арабов», — считает аналитик.

Естественно, и США, и Израиль пытаются как-то повлиять на ситуацию. Белый дом ведёт консультации с оппозиционером Мохаммедом аль-Барадеи, Израиль, как сообщается, снабжает режим Мубарака средствами для разгона митингующих. Кроме того, израильские СМИ публикуют «инструкцию протестующего» — если считать, что этот документ подлинный, то можно прийти к выводу, что революция в стране произошла не стихийно, и ей предшествовала серьёзная подготовка. Обеспокоены переменами в Египте и в Турции — а вот Иран, напротив, поддержал требования протестующих.

В Йемене в качестве превентивных мер — после первых же протестных выступлений — было отправлено в отставку правительство, а президент Али Абдулла Салех заявил, что не будет выдвигаться на очередной срок (Абдалла Салех пребывает у власти в Йемене с 1978 года).

Но главная перемена, по мнению наблюдателей заключается в том, что теперь не народы боятся своих правителей — а власть всерьёз воспринимает недовольство населения.

«Раньше во всех арабских странах считали, что народ боится своих руководителей. Теперь руководители должны бояться своих народов. Это — эпохальное изменение в арабской политической мысли, в арабской истории», — считает сотрудник иракского центра стратегических исследований Азиз Джабер.

«Власти Египта в течение трёх десятилетий контролировали все оппозиционные силы, все политические партии. И что? Последовал взрыв. Да такой силы, которой никто не мог ожидать. А кто будет стоять за очередным взрывом? В Египте это была молодежь — студенты, безработные, а в Алжире, Йемене или, скажем, в Ливии, которые могут быть на очереди?» — сказал он.

При этом революция не обязательно обозначает приход к власти радикальных исламистов, таких, как «Братья-мусульмане». Конечно, они имеют свой потенциальный электорат, но большинство за ними не пойдёт. Это всего лишь одна из сил, которая принимала участие в революции, а не создавала и не направляла её.

Что будет дальше?

Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений считает, что в во всех этих событиях своё веское слово должна сказать армия — пока она заняла позицию нейтралитета. Генералы заявляли, что их задача на данный момент — не бороться с оппозицией, а поддерживать порядок, задерживать мародёров и провокаторов (чем военные с переменным успехом и занимались, в отдельных регионах страны даже шли бои с бежавшими из тюрем преступниками). Полиция, напомним, разбежалась ещё в первые дни протестов.

«СП»: — Митингующие вынудили президента Мубарака пойти на уступки, возможно, что ему и дальше придётся сдавать позиции? Толпа настроена решительно, и явно неудовлетворена его заявлением.

— Со своей точки зрения он поступил абсолютно верно. Если бы он ушёл сейчас, то это был бы позорный конец славной карьеры. Просто бежать как Бен Али для него не годиться. Он выбрал, как ему видится, достойный путь — он не выдвигается, но и не бежит под напором толпы. Ему 82 года, пора на покой.

И одновременно это был бы очень рациональный вариант для всех — потому что за эти месяцы демократические силы могли бы подготовиться, создать организации, программы, выдвинуть кандидатов в президенты, определиться, кто будет претендовать — Аль-Барадеи или Амар Муса, или кто-то ещё. Подготовить народ, организовать дискуссию, и, самое главное — создать противовес «Братьям Мусульманам». Потому что на выборах они берут процентов 20, но никто не знает, сколько они могут получить в Египте — никаких других политических сил в стране нет.

«СП»: — Народ, насколько понятно по репликам, которые цитируют СМИ, боится, что Мубарак просто подготовит передачу власти преемнику — Амару Сулейману, тому человеку, которого он сейчас назначил вице-президентом.

— Не только этого. Просто страсти дошли до такой степени, что протестующим вынь да положь, чтобы он ушёл моментально. Хотя это поведение неразумно и нерационально, но большинство на это не пойдёт.

Ситуация, таким образом, достаточно тяжёлая — ну сколько можно ходить по улицам и кричать?

«СП»: — 8 дней, сегодня 9-й.

— Но страна-то при этом парализована! Ничего не работает — никто не работает, не учится, никакой коммерции, банки закрыты, людям зарплату не платят, всё пришло в упадок. Страна погружается в хаос. Поэтому сейчас не понятно, что им дальше делать. Конечно, они могут продолжать митинговать, вместо того, чтобы работать. Но видно, что это само по себе Мубарака не сдвинет — наоборот, это даёт ему основания говорить, что чем дольше вы на улицах, тем хуже для страны.

Как тут быть — очень сложно понять. Фактически, сейчас всё зависит от армии. Для генералов сейчас важно прийти к какому-то итогу.

«СП»: — А генералы — это политическая сила?

— В Египте 30 лет не было никакой политики. Генералы — это экономическая сила, главный предприниматель страны — это армия. Все лучшие отели, самый крупный бизнес — всё принадлежит генералам. Именно поэтому они боятся — если произойдёт настоящая революция, если после отстранения Мубарака пойдёт демонтаж всей системы, то дойдёт дело и до них.

У них-то рыльце в пушку, они всё это время хапали, понастроили себе вилл. Поэтому они и волнуются — а так они давно могли бы прийти к президенту и вынудить его уйти. И, может быть, им ещё и придётся это сделать — если они увидят, что это единственная кость, которая может удовлетворить народ.

Альтернатива — довести ситуацию до прямого столкновения. Но где гарантия, что солдаты будут стрелять? Скорее всего не будут. Ситуация со многими неизвестными.

«СП»: — Было сообщение, что после выступления Мубарака с обещаниями уйти в сентябре толпа пропрезидентской молодёжи начала забрасывать камнями митингующую оппозицию. И армия открыла огонь по нападающим. То есть фактически армия уже выступила на стороне оппозиции.

— Сложно сказать, кто тут был на стороне митингующих — одно дело солдаты, другое — офицеры, третье — генералы. В таких ситуациях очень много неясного.

При этом «Братья Мусульмане» заняли выжидательную позицию. То есть, конечно, они участвуют, выступают, но не выдвигаются на первый план. Они вполне могут поступить так, как это уже было в истории России — когда в февральской революции победили демократы, за несколько месяцев они перессорились, и в октябре власть взяла единственная организованная на тот момент сила — большевики. Это, конечно, пример для «Братьев Мусульман».

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня