18+
пятница, 2 декабря
Общество

Президент решил разорить мелких взяточников

Поправки первого лица не обидят действительно крупных коррупционеров

  
12

Президент России Дмитрий Медведев внес на рассмотрение в Госдуму законопроект, в соответствии с которым с виновных во взяточничестве будет взиматься штраф до стократной суммы взятки.

«Проектом федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» Уголовный кодекс Российской Федерации дополняется положением, в соответствии с которым за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются штрафы в размере до стократной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не более пятисот миллионов рублей.

Кроме того, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях дополняется новой главой о правовой помощи по делам об административных правонарушениях при необходимости производства на территории иностранного государства соответствующих процессуальных действий, прежде всего в отношении юридических лиц, от имени которых или в интересах которых передавались взятки" — сообщается на сайте президента.

О том, что на взяточников нужно налагать штрафы в размере до стократной суммы взятки, Медведев заявил в послании Федеральному Собранию 30 ноября 2010 года.

В настоящее время в соответствии со статьей 290 Уголовного кодекса за получение взятки максимальный штраф составляет один миллион рублей, либо он взимается в размере зарплаты или иного дохода осужденного за пять лет. За дачу взятки (статья 291) максимальный штраф составляет пятьсот тысяч рублей или взимается в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до трех лет.

Что интересно, штраф за взятку не должен превышать 500 миллионов рублей: то есть максимальная взятка, которая будет штрафоваться в стократном размере, это 5 миллионов. А «заработав» полмиллиарда, можно разойтись один к одному, получив со своей должности большую сумму — и вовсе остаться в плюсе.

В интервью «Свободной прессе» политолог Георгий Сатаров обращает внимание на то, что штрафовать будут не только за получение взятки, но и за её дачу. Скажем, устроить ребёнка в детский сад (средняя цифра по Москве — 40 тысяч) может обойтись родителям в 4 миллиона, «отмазаться» от срочной службы в армии — от 5 миллионов. Полторы тысячи «полицейскому инспектору дорожной службы» превращаются в 150 тысяч, и так далее.

О том, как на самом деле будет работать эта норма, «Свободная пресса» поговорила с одним из соавторов законопроекта, руководителем Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интерннешнл» Еленой Панфиловой.

«СП»: — Будет ли эта мера эффективна?

— Это может показать только практика применения. У нас многие меры, которые считались разумными, оказались неразумными, и наоборот — в силу того, что практика не работает должным образом. Как, например, декларирование доходов — ведь мера-то разумная! А пошло это в сторону, приходится дополнять, исправлять, технически прорабатывать.

Законопроект, который вносится, он не только про штрафы за взятки. Там есть вещь, о которой никто не говорит — правовая помощь по делам об административных правонарушениях, производство которых при необходимости происходит на территории иностранных государств. Это позволит расследовать дела, аналогичные скандалу с «Даймлером».

Аналогично, вводятся понятия «подкуп иностранного должностного лица» и «подкуп служащих международных организаций». Это касается деятельности наших компаний в третьих странах, «Газпромов», «Лукойлов» и так далее. Как раз теперь эта норма значительно упростит работу с зарубежными коллегами.

«СП»: — Не является ли это фактически легализацией коррупционной деятельности — взял, попался, откупился, заплатив «коррупционный налог»?

— Для крупных взяток наказание в виде лишения свободы не отменяется, по крайней мере так было в том проекте закона, который я видела. Это не откуп.

Малая взятка будет только штрафоваться, а средняя и выше — сопровождаться лишением свободы. И, соответственно, там будет наказание за посредничество — а это очень круто. У нас очень часто брали человека, который говорил — «а я вообще ни при чём, я нёс от Петрова к Сидорову», и прокуратуре приходилось переквалифицировать дело с «взятки» на «мошенничество».

"СП": — За мошенничество наказание мягче или просто состав преступления сложнее доказуем?

— Там всё упирается в такой момент: человек, который несёт, передаёт взятку, не может «решить вопрос», не имеет на это соответствующих полномочий. Соответственно, он как бы обманывает взяткодателя — берёт деньги за услугу, которую не может оказать. А непосредственный коррупционер остаётся чист — до него же деньги не дошли. И это не злоупотребление служебным положением, не коррупция, а мошенничество.

Теперь же наказание будет распространяться и на такие действия. И посредника будет легче склонить к сотрудничеству, чтобы он дал показания против того, на кого он работал, кому предназначались деньги.

«СП»: — Действительно большие взятки не даются деньгами — это доли в компаниях, акции, и тому подобное.

— Я думаю, суд будет приводить подобные «подарки» к монетарному эквиваленту.

«СП»: — Максимальный штраф ограничен полумиллиардом, соответственно, максимальная взятка, за которую будут штрафовать в стократном размере — 5 миллионов. «Бери больше, обойдётся дешевле»?

— На самом деле штрафы — это наша собственная инновация, посмотрим, как она будет работать. Эта норма вводится как замена невозможной в нашей юридической системе конфискации имущества. Замена в определённом смысле дурацкая, но тем не менее. Доли, собственность, всё это оформляется на третьих лиц, и зачастую у коррупционера нечего конфисковать. И оказывалось так, что его сажают, а у него всё остаётся. А это — хоть какое-то, но принуждение к компенсации вреда.

Понятно, что особо упёртые товарищи всё равно скажут — «у меня ничего нет», и будут оплачивать штраф из официальной зарплаты. Но что-то мне подсказывает, что например возможность условно-досрочного освобождения будет увязана с выплатой этого штрафа, и людям придётся продавать нажитое незаконным путём, чтобы его выплатить.


Политолог, президент фонда «Индем», автор большого количества исследований о коррупции в России Георгий Сатаров оценивает законопроект отрицательно — настоящую, «большую» коррупцию он не затрагивает. Зато может уничтожить то положительное, что возможность подкупа даёт нашему обществу — то, что эксперты называют «смазкой системы».

— Законопроект имеет явный социально-ориентированный характер — в том виде, в котором подписан президентом. Он не бьёт по богатым людям и по большим взяткам. Он ударит по маленьким людям, по небольшим взяткам, по низовой коррупции. Причём наказания ужесточились — и эти наказания в том числе и для взяткодателей.

Наказание стало серьёзнее, но ситуация не изменилась — у нас по-прежнему страшный дефицит при устройстве, например, в ясли или в детсад. Не хватает качественного медицинского обслуживания. Это ничего не меняется, а вот кары для людей, которые вынуждены идти на дачу взятки, существенно ужесточены.

Абсолютно поразительная вещь, если забыть о том, что этот президент выбирался не гражданами, а богатыми и благополучными чиновниками, и именно их этот законопроект защищает. Хотя с виду он имеет популистский характер. Любой юрист знает, что преступность ограничивается не жёсткостью наказания, а его неотвратимостью. С коррупционной преступностью у нас вообще ситуация ужасная — количество приговоров исчисляется несколькими тысячами, а нарушений ежегодно — сотни тысяч.

«СП»: — В законопроекте есть ещё одна новация, цитирую: «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях дополняется новой главой о правовой помощи по делам об административных правонарушениях при необходимости производства на территории иностранного государства соответствующих процессуальных действий, прежде всего в отношении юридических лиц, от имени которых или в интересах которых передавались взятки». То есть расширение борьбы с коррупцией в том числе и на другие страны.

— Но международная коррупция — это большие взятки, которые не подпадают под действие Кодекса об административных правонарушениях. А те меры, которые действительно можно было бы принять и они бы работали — они не вносятся.

«СП»: — Какие меры? Президент уже вносил заимствование из международной практики — декларации о доходах чиновников. Но новация, что уже очевидно, не работает.

— Например, есть такой правовой институт, как «защита неопределённого круга лиц». Или «защита общественных интересов». Он у нас есть в паре законов, которые особо власть не задевают, скажем, это касается защиты прав потребителей.

Этот принцип давно надо ввести в законодательство как универсальный. У общества тогда появится инструмент по самостоятельному преследованию коррупционеров, без участия Медведева и даже без участия прокуратуры. На такое они, конечно, никогда не пойдут.

Декларирование и не могло заработать — если у какой-нибудь общественной организации нет возможности предъявить иск чиновнику. Очень трудно доказать в данном случае, что ущерб нанесён непосредственно тебе. Легче доказать ущерб, нанесённый обществу.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня