18+
вторник, 6 декабря
Общество

Сельхозкооператив оставил деревенских жителей за гранью нищеты

В долговой яме оказались люди из Михалково Ивановской области, задолжавшие банкам миллионы рублей

  
137

Теперь они, и ранее жившие почти в нищете, не получают зарплату, которая переводится банкам для погашения долгов. Кредиты селяне брали для родного колхоза по поддельным справкам. За четыре года они назанимали 36 миллионов рублей. Поначалу руководство сельхозкооператива вносило оплату по кредитам, а затем к заёмщикам зачастили судебные приставы. Общая сумма долга составляет 12 миллионов рублей! А заработки у большинства местных жителей две тысячи…

Деревня Михалково Шуйского района Ивановской области расположена в экологически благоприятном месте, неподалёку от карстовых озёр. Согласно преданию, поблизости похоронена дочь последнего царя из рода Рюриковичей Василия Шуйского Анна. Через эти места в 1549 году войска, возглавляемые Иваном Грозным, шли покорять Казань. Два века спустя по пути в Персидский поход в этом месте побывал Пётр I. А его дочь, цесаревна Елизавета, некоторое время жившая здесь, любила охотиться в окрестных лесах. С древних времён в этих местах процветали мыловаренный, овчинно-шубный и текстильный промыслы. Ткачество холстов производилось во многих крестьянских избах на деревянных ткацких станах.

А вот история, приключившаяся в этих сказочных местах, если и напоминает сказку, то страшную.

Деревня Михалково расположена в 15 километрах от районного центра Шуи. По нынешним меркам деревня большая — три улицы, на которых проживает почти сто семей. Несколько десятков одноэтажных домов и пять панельных двухэтажных, построенных в те годы, когда колхоз процветал. От былого благополучия остались пустующее, полуразрушенное здание детского сада и разбитый асфальт. В деревне два магазина и филиал администрации Васильевского сельского поселения, в одном здании с которым находятся почта и библиотека.

Кредитная история началась в 2006 году, когда колхоз «Наша жизнь» в котором работало всё трудоспособное население деревни, в очередной раз оказался на грани банкротства.

— Мне председательша «Нашей жизни» сказала, что нужно получить кредит в размере 450 тысяч рублей на дойку. Приехали в банк, я подписал бумаги, и мне выдали 1 млн. 200 тысяч рублей, — рассказывает кочегар котельной Сергей Неволин.

«СП»: — Перед подписанием договора вы не посмотрели, какая сумма указана в нём?

— Мне сказали, подпиши, мол, здесь и здесь, я и подписал.

«СП»: — Как вы отреагировали, узнав, что «получили» вместо оговоренной суммы значительно большую?

— Председательша мне сказала, что это нужно для того, чтобы поднять колхоз с колен.

Поручителем в получении кредита выступила жена кочегара Людмила Неволина, 30 лет отработавшая в колхозе телятницей.

— Председатель говорила, что мы не будем нести никакой ответственности, а долги выплатит колхоз. Когда мы приехали в банк, документы уже были готовы, мы их только подписали. Деньги получила председатель Марина Владимировна, — говорит Людмила Неволина. — Мы уже забыли о кредите, но нам пришло письмо, в котором сообщалось о задолженности, затем приехали приставы и описали наш старый телевизор. Больше-то у нас описывать нечего…

На жительницу деревни Екатерину Максимову был оформлен кредит в размере 1 млн рублей. Муж выступил поручителем. Женщина находится в отпуске по уходу за ребёнком, долг вычитают из зарплаты мужа. В семье двое маленьких детей. «Что будет дальше — ума не приложу!» — обхватив голову руками, говорит Екатерина.

Местная жительница, представившаяся тётей Ниной, рассказывает: «Когда на меня оформляли кредит, то в договоре указали, что в качестве залога принимаются машина и корова. А у меня их нет. Скоро и дома не будет!»

«СП»: — Какую сумму вы должны банку?

— Должна 330 тысяч рублей.

«СП»: — Вы ознакомились с условиями договора, прежде, чем поставить подпись?

— Председатель сельхозкооператива сказала, что я должна только подписать, а кредит будет выплачивать колхоз.

Другая жительница деревни, представившаяся Светланой, говорит: «Марина Владимировна всем придумывала должности, чтобы получить кредиты. Кого-то делала главным бухгалтером, кого-то зоотехником с зарплатой в 60 тысяч рублей. Вот и мне она такую зарплату приписала».

«СП»: — Вы, наверняка, понимали, что это незаконно?

— Она сказала, что только таким способом можно спасти колхоз, иначе мы умрём с голоду.

«СП»: — У вас не возникали опасения, что колхоз не сможет выплачивать взятый вами кредит?

— Мы верили Марине Владимировне, как себе! И подумать не могли, что она обманет! Ведь она уверяла, что проблем у нас не будет.

«СП»: — Вы тоже не прочитали договор?

— Я его только подписала, ведь я думала, что мне не придётся выплачивать кредит.

Доярка Любовь Латыпова рассказывает: «Ко мне пришёл зоотехник и сказал, что меня вызывает председатель по поводу дома. Меня не устраивал дом, в котором живу. Я пришла, а Марина Владимировна говорит: «Люба, нужно взять кредит для восстановления колхоза». Я ей поверила, ведь это же председатель, высокое лицо! Она меня оформила ветеринарным врачом с зарплатой в 70 тысяч рублей. Во всей стране не отыщешь ветврача с такой зарплатой. А когда меня стали вызывать судебные приставы, я обратилась к председателю, она мне ответила: «А ты не ходи!» Я ей говорю: «Так они же звонят!» Она в ответ: «А ты их посылай на три буквы!».

У пенсионерки Галины Корнеевой долг «небольшой» — 130 тысяч рублей. Половина из ее скромной пенсии вычитается на погашение долга. Жительница деревни Михалково Нина Маслакова говорит: «Нам сказали, что кредиты мы берём для колхоза, но с колхозом никаких договоров мы не подписывали. Я даже не знаю, в каком банке у меня кредиты».

«СП»: — Но вы же подписывали договоры с банками?

— Сотрудники банка приехали на машине в Михалково, я в это время доила коров. Они сунули мне бумаги и показали, где нужно расписаться. Оформили кредит и на моего мужа. Я ещё была поручителем у своей соседки. Она умерла, а мне пришло письмо, в котором сказано, что я должна явиться в Басманный суд Москвы по поводу поручительства за соседку. Я показала письмо Марине Владимировне, она ответила: «Отнесите его в контору». Там юрист мне сказала, что скоро придут письма, в которых будет сказано, что мы никому ничего не должны.

Жительница деревни, назвавшаяся Анной, рассказывает: «Одних возили в Иваново, других — в Шую, просили только расписаться в бумагах. Куда ушли деньги, мы не знаем. Нас терроризируют судебные приставы. Марина Владимировна говорит, что их надо гнать!»

— Люди приходят в магазин и со слезами на глазах просят записать хотя бы булку хлеба. Был случай, когда одного должника вытащили из петли. На нём висело два миллиона рублей, — говорит продавец деревенского магазина Лариса Кашина.

Корреспондент «СП» обратился в Шуйский районный отдел судебных приставов с просьбой прокомментировать ситуацию. Но начальник отдела Светлана Ионелите отказалась разговаривать о должниках из Михалково.

На председателя сельхозкооператива «Новая жизнь» возбуждено несколько уголовных дел, в том числе за неисполнение судебных решений и подделку документов. Она говорит, что на кредитные деньги было поставлено новое оборудование на фермы. А затем настал момент, когда кооператив не смог вносить платежи.

Возникает вопрос: неужели сотрудники банков не осознавали, что люди, живущие и работающие в этой деревне, не могли зарабатывать по 50−60 тысяч рублей в месяц?! А если осознавали, то отчего принимали положительные решения по заявлениям? И где это видано, чтобы представители банков приезжали в деревню, чтобы получить подпись у человека, живущего на грани нищеты?!

Корреспондент «СП» обратился за разъяснением к управляющей отделением одного из банков, выдавших кредиты малоимущим селянам.

«СП»: — Как банк решился на выдачу кредитов неплатежеспособным гражданам?

— Кредиты выдавались в рамках условий кредитования нашего банка. Банк не стал бы выдавать заведомо невозвратные суммы.

«СП»: — У вас не вызвало подозрений то, что работники колхоза зарабатывают по 70 тысяч рублей в месяц?

— Документы, которые нам предоставлялись, сомнений не вызывали, на них была подпись руководителя и печать.

«СП»: — Вы знакомы с председателем колхоза «Наша жизнь»?

— Она является клиентом нашего банка.

Подобная же история произошла в селе Орехове Касторенского района Курской области. Семнадцать местных жителей обратились в областную прокуратуру с заявлениями, в которых обвинили бывшую главу администрации муниципального образования «Ореховский сельский совет» в организации мошеннических финансовых операций. По утверждению селян, женщина обращалась к ним с просьбами стать поручителями для получения кредитов на крупные суммы. Поскольку она оказывала односельчанам разные услуги, многие выполнили её просьбу. Поначалу глава администрации оплачивала кредиты, а затем перестала это делать. Банки стали требовать деньги у поручителей. Женщина, использовавшая полученные деньги на развитие бизнеса, покинула пост главы администрации и перевела бизнес на другое лицо.

И в этом случае банки выдавали кредиты под поручительство малообеспеченных людей.

Дома в Михалково принадлежат колхозу, а это означает, что в случае, если жители не смогут выплатить долги, они останутся бездомными.

— Ходит председатель по деревне весёлая, песни поёт. Подставила всех по полной, и ничего с ней сделать не могут! Ну чё же это такое?! — вопрошает Любовь Латыпова.

Фото: vesti.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня