18+
четверг, 8 декабря
Общество

Из мл. сержанта сделали бомжа. Посмертно

В течение месяца военные скрывали от родителей факт гибели их сына, которого похоронили, как бездомного

  
169

В российской армии трудно рассчитывать на справедливость. Если, конечно, ты не генерал или не сын генерала. Отец студента Илвира Исмагилова генералом не был. Поэтому и стучится сейчас во все двери, чтобы восстановить справедливость по отношению к сыну. Сам Илвир сделать этого уже не может — он мертв.

Эта трагическая история началась почти три года назад, но развязки ее до сих пор не видно…

Младший сержант Илвир Исмагилов из Республики Башкортостан проходил службу в военной части № 69771, расположенной в Екатеринбурге. По словам родственников, Илвир, приезжавший в отпуск в мае 2008 года, рассказывал, что в части сложная обстановка. Через месяц он исчез. Отец и сестра отправились в Екатеринбург искать Илвира. И нашли. На кладбище для бездомных.

Студент-первокурсник Уфимской государственной академии экономики и сервиса Илвир Исмагилов пошёл в армию по собственной воле. Решение своё объяснил родителям так: «Отслужу со своими сверстниками, а затем получу образование».

— Мы не стали возражать, мой муж служил в Афганистане и считал, что мужчина должен пройти через армию. Думали, Илвир станет примером для младшего брата Ильнара, — говорит в интервью «Свободной прессе» мама погибшего военнослужащего Залия Исмагилова.

— Мы начали волноваться, когда Илвир перестал звонить домой. Я позвонил в военную часть, получил ответ, что сын находится на учениях в городе Чебаркуле Челябинской области, телефон там не ловит. Мы попросили родственников, проживающих в Екатеринбурге, узнать о сыне. Но и им ответили, что связаться с Илвиром нет возможности. Мы сумели дозвониться до полигона в Чебаркуле и узнали, что сына там нет. Я решил провести собственное расследование и отправился в Екатеринбург, — рассказывает отец Илвира Талгат Исмагилов.

В Екатеринбурге Исмагилов-старший, бывший военный разведчик, узнал, что месяц назад Илвир был доставлен «Скорой помощью» в центр острых отравлений Свердловской областной клинической психиатрической больницы, где ему поставили диагноз: «Острое тяжелое отравление этиленгликолем. Токсическая энцефалопатия. Кома. Отек головного мозга. Судорожный синдром». Там он и скончался 25 июля.

Затем, и без того потрясённый отец, узнал, что Илвир погребён на кладбище для бездомных «Лесное» под номером «НМ 3913», как неопознанная личность.

— Патологоанатом рассказал нам, что оформлением документов Илвира занимались военные, а в части утверждают, что узнали о его смерти от меня. По словам судмедэксперта, этиленгликоль — очень ядовитое вещество, которое используют в автомобильных частях для получения антифриза. Оно убивает человека за несколько часов. Вероятно, сыну дали его с водой или соком, в те дни было очень жарко. Илвир узнал или увидел что-то такое, чего не должен был видеть, — рассуждает отец умершего военнослужащего.

Исмагилов-старший обратился в военную прокуратуру с требованием о расследовании обстоятельств смерти его сына. Ответ, полученный им после разбирательства, гласил: «21 июля 2008 года около 17 часов ваш сын, будучи в состоянии алкогольного опьянения, прибыл в в/ч 69771, где заместитель командира части по вооружению капитан Бузмаков М.И. помог ему вне очереди получить денежное довольствие на июль и август 2008 года, а также квартальную премию за второй квартал этого же года. Получив денежное довольствие, ваш сын вернул сослуживцам ранее одолженные у них денежные средства — около 6000−7000 рублей, а затем покинул территорию воинской части».

Выходит, что российская армия ныне представляет собой место, в которое солдаты в пьяном виде приходят и уходят, когда им вздумается, а сердобольные офицеры содействуют им в получении денежного довольствия!

— Медики алкоголя в его крови не обнаружили. А военные утверждали, что алкоголь выветрился в результате реанимационных действий. Но диагноз был поставлен до реанимации, кроме того, алкоголь нейтрализует действие этиленгликоля. Мой сын был непьющим. Он не мог самовольно уйти из части и напиться. Мне и родственникам удалось узнать, что когда Илвир находился в коме, в больницу явились двое мужчин в гражданской одежде, поинтересовавшиеся жив ли он. Врачи приняли их за родственников, хотя о его местонахождении могли знать исключительно в военной части. Также нам стало известно, что в тот день Илвир выехал из части на грузовике, рядом с ним сидел какой-то офицер. В два часа ночи сотрудники вневедомственной охраны обнаружили его лежащим на улице в состоянии, которое они первоначально приняли за опьянение. Илвира доставили в вытрезвитель, где он назвал своё имя и место службы. Сотрудники вытрезвителя сообщили в военную часть о нём, но никто за Илвиром не приехал. Через три часа ему стало совсем плохо и «скорая» доставила его в больницу. Мы считаем, что в тот день он выполнял приказ командира. И приказ этот был незаконным. Возможно, это было связано с торговлей оружием. Моего сына захоронили как неопознанного, а после эксгумации обнаружилось, что на его ноге имеется жетон с именем и званием. Вот уже почти три года я добиваюсь справедливости! — свидетельствует Талгат Исмагилов.

Илвира похоронили в родном селе Трунтаишеве Альшеевского района Республики Башкортостан. В последний путь его провожала вся деревня. Похоронив своего сына, Талгат Исмагилов поклялся на могиле, что вернет ему доброе имя. Каждый раз, приходя навестить Илвира, отец повторяет эту клятву.

Командование Приволжско-Уральского военного округа (ПУрВО) провело специальную проверку, установившую, что командир части, где служил Илвир Исмагилов, «…в нарушение утвержденных в Вооруженных Силах правил и регламентов, несвоевременно сообщил об отсутствии военнослужащего в части, а также предоставил его родственникам ложную информацию о том, что военнослужащий, якобы, погиб при исполнении обязанностей военной службы». Но виновным в случившемся признали Илвира, поскольку он, по утверждению руководства ПУрВО, сбежал из части. В заявлении штаба округа было сказано: «Также установлено, что 22 июля 2008 года данный военнослужащий был доставлен в Свердловскую областную клиническую психиатрическую больницу из медвытрезвителя, с признаками острого отравления этиленгликолем, в бессознательном состоянии, в гражданской одежде, без документов и жетона военнослужащего. Через три дня от острого отравления этиленгликолем Исмагилов в больнице скончался, а 7 августа 2008 года (после завершения прокуратурой Екатеринбурга следствия по факту гибели неустановленного лица, не выявившего признаков насильственной смерти), труп Исмагилова был захоронен как неопознанный».

Родители Ильвира рассказывают, что просили военных вернуть его личные вещи. Из военной части им прислали китель и ботинки. Чужие.

— У сына были две большие сумки. Мы хотели вернуть эти вещи не для того, чтобы пользоваться ими, а как память. А военные отправили нам чужую одежду, — говорит отец погибшего.

— Эта военная часть печально известна по бардаку, который там происходит: солдаты не выдерживают издевательств, а их объявляют дезертирами. Офицеры, похоже, не пресекают неуставные отношения, сложившиеся там, — говорит сотрудник Комитета по защите военнослужащих и членов их семей Республики Башкортостан Павел Накорякин.

Корреспондент «СП» пытался получить комментарий по поводу этой страшной истории у командования военной части № 69771. Но разговаривать о Илвире Исмагилове там отказались.

— Я уверен, что мой сын был убит. Офицеры неспроста скрывали его исчезновение. Иначе не лгали бы на протяжении трёх недель родственникам, что сержант находится на учениях, и связи с ним нет! Почему на поиски беглеца, если он ушел в самоволку, не отправили комендантскую роту, не сообщили родителям? Почему военные не забрали его из медвытрезвителя, после того, как милиционеры доложили об этом в часть? 25 июля был подписан приказ об отправке воинской части на учения в Чебаркуль. К документу прикрепили список военнослужащих, в числе которых значился и мой сын. И это несмотря на то, что Илвир был уже мертв, и командование части об этом знало. Военные намеренно пытались приписать моего сына к Чебаркульскому полигону: в этом случае шансы найти мертвого солдата равнялись бы нулю, — говорит Исмагилов-старший.

В 2003 году в военной части № 69771 был замучен до смерти солдат Ярослав Лазарев. Вечером 5 декабря по приказу командира роты капитана Дениса Шаковца, Лазарева привязали к оружейной решетке в расположении роты, после чего рядовой Александр Чефонов и младший сержант Виктор Маер на глазах многих свидетелей в течение нескольких часов истязали его. Лазарева избивали кулаками и резиновой дубинкой, к нему подводили электрические провода, пинали сапогами, отчего у него вытек глаз. Полученные травмы вызвали травматический шок, и утром 6 декабря Ярослав Лазарев умер, распятый на решетке.

16 марта 2004 года Екатеринбургский гарнизонный военный суд вынес приговор по этому делу. Виктор Маер получил 8 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать командные должности сроком на два года, Александр Чефонов 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. А командир роты Денис Шаковец, по приказу которого солдата запытали до смерти, отделался двумя годами условно.

В этом году Министерство обороны признало, что Илвир Исмагилов погиб при исполнении и выплатило его семье компенсацию… 90 тысяч рублей.

— Но при этом командиров, захоронивших моего сына на кладбище для бездомных, не наказали! Мне так и не ответили, по какому уставу наших детей хоронят как бомжей, а не возвращают их тела родителям, — негодует Талгат Исмагилов.

Фото: vesti.ru

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня