18+
среда, 7 декабря
Общество

К осени бензин может подорожать до 40 рублей

Но перед выборами, возможно, цены снова «опустят»

  
40

В ожидании начала летнего автомобильного и сельскохозяйственного сезона готовится к «прыжку» один из ключевых товаров в России — бензин и дизельное топливо. Временно отступив на 1−2 рубля, ценники на АЗС уже в ближайшие недели могут взять психологически важную высоту в 30 рублей за литр 95-го бензина. А к августу — второму пику потребления топлива (отпускная и уборочная страда) — некоторые аналитики ожидают и «европейских» цен в 40 рублей за литр.

Галопирующие цены на бензин могут быть полезны властям для решения сразу нескольких задач. Во-первых, рост «бензиновой» розницы облегчит трафик на российских дорогах, особенно в городах — известно, что вложения в ремонт автомагистралей, в том числе федеральных, в 2011 году станут рекордно низкими. Так что Москва, быть может, вздохнет чуть-чуть свободнее, поскольку низшие слои автомобилистов начнут пересаживаться в общественный транспорт.

Вторая возможная цель — создать социально болезненную проблему, которую в преддверии выборов можно будет решить красиво, быстро и безболезненно. Осенью, когда августовские ценники на бензоколонках начнут бить рекорды, а впереди замаячит социальный взрыв, первые лица государства смогут в прямом телеэфире повелеть производителям топлива снизить внутренние цены.

Впрочем, наиболее вероятно, что никаких правительственных заговоров с целью завысить цены на бензин не существует. А дело просто в экономической конъюнктуре, которую никто не думает обуздывать. Так, бензин для автомашин с отгрузкой в апреле на спотовом рынке России уже подорожал: средняя по стране цена на Регуляр-92 повысилась на 178 рублей, до 25 тыс. 378 рублей за тонну.

Одной из объективных причин происходящего может быть плановый ремонт и реконструкция сразу нескольких крупных российских НПЗ. В частности, на реконструкцию встали заводы в Москве, башкирском Салавате и Хабаровске. И если завод в Салавате откроется осенью 2011 года, то московский будет потихоньку реконструироваться (без полного закрытия, но со снижением производства) до 2020 года, о чем заявил недавно мэр Сергей Собянин.

На повышение внутренних цен играет и рост мировых цен на нефть. Который, в свою очередь, связан с чередой гражданских войн и революций в нефтеносных арабских странах, что повышает риски недопоставок. Другое дело, что отечественные нефтопроизводители могли бы создать соотечественникам режим благоприятствования на внутреннем рынке топлива — но они этого не сделали.


Если значительное повышение цен на топливо все-таки состоится, оно не пройдет незамеченным ни для каких отраслей хозяйства. Традиционно особенно чувствительны к ценам на топливо две отрасли — транспортники и сельское хозяйство. Однако пока обе отрасли чувствуют себя довольно спокойно.

«До меня, честно говоря, пока такие слухи не доходили, — сказал „СП“ Юрий Свешников, исполнительный директор Московского транспортного союза, объединяющего частных автобусных перевозчиков и таксомоторные компании. — Но если такое повышение все же состоится, оно, конечно же, отразится на цене билетов. Напомню, что за последние 2,5 года стоимость проезда на маршрутке в Москве практически не менялась — лишь в феврале 2011-го некоторые операторы подняли цены на проезд, поскольку сразу на 7—8 рублей скакнули вверх цены на дизельное топливо».

По мнению Свешникова, основные издержки, связанные с повышением цен на топливо, перевозчики будут вынуждены переложить на потребителя. «Речь идет не о прибылях компаний, а об их выживании», — подчеркнул эксперт. В целом же, можно констатировать, что за последнее десятилетие в столице и окрестностях сложилось правило: средняя цена билета на маршрутку примерно равняется средней цене литра топлива.

Что касается аргариев, то они рассчитывают пересидеть повышение цен при помощи государственных субсидий. «Мы пока не знаем конкретики, но правительством уже принято четкое решение о субсидировании топлива для сельхозпроизводителей, — рассказал „СП“ вице-председатель Российского зернового союза Александр Корбут. — Это решение предусматривает, что сельхозпроизводители будут заключать договоры напрямую с поставщиками топлива регионального масштаба. Участвовать в кампании смогут, как предусматривается, все сельхозпроизводители, но спонсироваться государством будет не всё поставленное топливо, а лишь 30—40% его».

В целом же, конечно, повышение цен на топливо в таком масштабе будет тяжким и болезненным для сельского хозяйства, уверен Корбут. Особенно тяжким удар будет, если цены повысятся к маю, когда налицо традиционный «посевной» пик потребления топлива.


Повышение цен на топливо организации автомобилистов встретили уже привычными массовыми протестами. В половине регионов России 20 марта прошла акция протеста, организованная Федерацией автомобилистов России (ФАР). Ее координатор Сергей Канаев рассказал «СП» о том, как она проходила и чего удалось добиться:

«СП»: — ФАР организовывало межрегиональную акцию протеста против поышения цен на топливо. Как она прошла?

— 20 марта прошла акция во многих регионах страны, по итогам ее было подписано обращение к президенту. Представители ФАР уже были в администрации президента, передали наши предложения по изменению системы налогообложения в этой сфере. 7 апреля, насколько я знаю, состоится крупный форум, посвященный ценообразованию на топливо, с участием высоких чиновников и общественников.

«СП»: — Кто же, на ваш взгляд, виновен в повышении цен? Производители?

— Я думаю, что производители далеко не главные виновники сложившейся ситуации. При имеющейся у них экономической свободе было бы глупо требовать от нефтяников альтруизма — если спрос на бензин есть, цены будут расти; если они могут повысить тарифы — они их повысят. Другое дело, что почти во всех странах мира цены на энергоносители жестко контролируются государством. Исключение составляют некоторые страны — экспортеры нефти, но и там цены на бензин на внутреннем рынке весьма щадящие. На месте российских нефтяников цены задирали бы и Shell, и BP.

На мой взгляд, ситуация с ценами на топливо больше зависит не от нефтяников, а от государства. Когда наш премьер-министр выступает с трибуны и публично требует от нефтепроизводителей «разобраться» с ценами, это выглядит смешно — именно Путин может без всяких спектаклей просто принять решение о понижении цен. А эти спектакли на тему «Ах вы, товарищи, какие нехорошие, повышаете цены» — какой-то детский сад, утренник напоказ. Тем более, что незадолго до выступлений Путина цены как раз резко повышаются — очевидно, производители заранее готовятся к представлению.

В общем, вполне в силах правительства прекратить наглое обворовывание людей. Но наши власти предпочитают заниматься телевизионными спектаклями.

«СП»: — Вы говорили о предложениях по налогообложению. В чем сейчас проблема с налогообложением «нефтянки»?

— Проблема с налогообложением, как я понимаю, состоит в том, что нефтяным компаниям вменяется налог на еще не заработанные средства. Нефтяные компании стремятся от такого налогообложения уйти. В ответ государство, понимая, что какая-то часть прибыли у нефтяников остается в тени, закладывает все эти риски в цифру налога — и, в результате, вся эта игра перекладывается на потребителя. По сравнению с этими рисками, риски подорожания нефти — в разы меньше.

«СП»: — Что больше волнует людей — повышение цен на бензин или рост пошлин на ввоз иномарок?

— Эти факторы раздражают примерно одинаково. С той разницей, что повышение цен на топливо касается всех автовладельцев страны, а пошлины — более узкую часть. Например, жителей Дальнего Востока, Калининградской области.

Но, поскольку повышение пошлин было предпринято крайне жестко и в крайне сжатые сроки, в 2008—2009 году они вызвали куда более активную волну возмущения, чем плавное повышение цен на топливо сейчас.

Не скажу, что сейчас поднимается большая волна протеста. Пока что я не вижу массового объединения людей. Скорее, обыватель смотрит на повышение цен, на протесты против него и впадает в апатию…

«СП»: — Не думаете, что ближе к выборам тема цен на топливо окажется политизированной? Ведь даже «Единая Россия» может вдруг очнуться и сказать: какое безобразие у нас с ценами на бензин!..

— Кстати, я думаю, именно так и будет. Не исключено, что и нынешнее повышение цен производится ровно для того, чтобы ближе к выборам устроить еще одно красивое шоу для избирателей и торжественно цены понизить. Надо понимать, что главный кремлевский идеолог, Владислав Сурков, большой мастер просчитывать и оседлывать народную волну. Честь ему за это и хвала, настоящий профессионал. Если бы такие профессионалы были и на стороне оппозиции, политический ландшафт в России был бы совсем иным…


Подорожание бензина и дизельного топлива неизбежно приведет и к увеличению цен на все потребительские товары, а также транспорт (85% всех перевозок на железнодорожном транспорте приходится на дизельные тепловозы).

Принято считать, что в конечной цене продовольственных товаров транспортная составляющая достигает 10% (зерна — 12%). А потому повышение цен на бензин и солярку на 40% неизбежно приведет к росту стоимости еды минимум на 4%.

При этом розничные цены на бензин в России уже немного превысили американские. Так, в Москве 1 литр бензина марки АИ-95 стоит 26 рублей, а в Бостоне — 25,78 рубля (3,78 доллара за галлон).

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня