18+
суббота, 3 декабря
Общество

МВД предлагает армии самой наловить себе 20 дивизий

Пока ведомства делят ответственность за печальные итоги призывных кампаний, от военкоматов скрывается десятки тысяч уклонистов

  
33

Между Министерством обороны и Министерством внутренних дел РФ зреет серьезный конфликт. Камнем преткновения стала проблема розыска уклонистов от призыва на срочную службу, число которых в последние годы растет лавинообразно. Ответственность за это почти безнадежное в нынешних условиях дело ведомства давно валят друг на друга. Пока ловлей желающих любой ценой избежать исполнения «почетного долга» занимается полиция и Федеральная миграционная служба.

Как это получается? Статистика безжалостна и красноречива. В 1985 году на весь Советский Союз отыскалось всего 443 уклониста. В 1999 году таковых стало 44133. Весной 2010 года — примерно 130000. Минувшей осенью от военкоматов скрывались уже около 200000 потенциальных рекрутов. Что будет по итогам нынешней призывной кампании — и представить страшно.

Вопрос о том, кому отвечать за все более массовый правовой беспредел молодого поколения россиян и их родителей, становится ребром и сильно портит пока полицейскую статистику. Неудивительно, что в МВД давно и страстно мечтают избавиться от этой безнадеги. Как следствие — на днях на официальном сайте министерства появился весьма примечательный проект постановления правительства России. В тексте документа говорится, что «установление местонахождения граждан, не исполняющих воинскую обязанность, и обеспечение их явки в военный комиссариат (орган местного самоуправления) осуществляется военными комиссариатами». Дескать, армии нужны молодые солдаты? Вот пускай армия сама их и отлавливает.

Можно не сомневаться, что в Генштабе это начинание «стражей правопорядка» вызовет бурю негативных эмоций. Ведь поручить розыск уклонистов военкоматам — это все равно, что отменить его вовсе. В комиссариатах не то что заниматься поисками некому — после недавних сердюковских сокращений в этих военизированных конторах вообще практически не осталось людей в погонах. По кабинетам сидят почти поголовно седые отставники да женщины средних лет. Кому же выходить на охоту за молодыми и шустрыми?

Однако наверняка у армейских генералов давно заготовлены аргументы, чтобы не дать вдохнуть жизнь в зловредный проект постановления правительства. О коварных замыслах МВД в Генштабе предупреждены давно. Еще минувшей зимой с предложением переложить ответственность за розыск призывников на плечи военных выступил заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин. Никто его не поддержал. Публичных возражений со стороны Министерства обороны тоже не последовало. Но ожесточенную подковерную межведомственную борьбу предположить все же можно. Ее зримым проявлением стало лишь выступление начальника управления надзора Главной военной прокуратуры генерал-майора юстиции Александра Никитина. В конце марта он, вроде, ни к кому конкретно не обращаясь, заявил: «В СМИ появились сообщения о том, что полицию избавят от обязанности искать уклоняющихся призывников. Это ошибка».

Чья ошибка? Журналистов? Да нет, они добросовестно процитировали заместителя министра внутренних дел Булавина. Выходит, ошибается МВД? Из дальнейших слов генерала Никитина следовало, что так и есть. По его словам, именно полицейские обязаны осуществлять розыск в соответствии с законодательством. «Эту норму никто не отменял. И в законе „О полиции“ это тоже четко прописано», — сказал он.

Очевидно, получив такое принародное предупреждение, в МВД решили подстраховаться и поменять именно законодательство. На том же сайте МВД вывешены и предложения по изменению Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Если предложенные полицейским ведомством поправки примут, разыскивать уклонистов будут обязаны именно военкоматы. По изложенным выше причинам, на практике получится, что делом этим вообще никто не станет заниматься.

Так что же? Пока ведомства грызутся, ждать дня, когда в военкоматы вообще никто не станет приходить? Должен же быть выход? Конечно, и их, по меньшей мере, три. Первый — потихоньку сокращать призыв и заменять рекрутов контрактниками. Тогда и уклонистов станет меньше. Однако насколько это осуществимо по финансовым и организационным причинам — это, конечно, вопрос.

Второй путь давно предлагает Генштаб, как никто другой ощущающий остроту бедствия. Соображения на этот счет в военном ведомстве подготовлены еще летом прошлого года. Суть их в том, чтобы радикально изменить систему приписки призывников к военкоматам и явки их на призывные комиссии. Если предложения будут приняты, повесток из военкоматов в России не станет вообще. Хитроумные способы не расписываться в их получении станут излишними. Потому что каждый молодой человек, которому исполнится 18 лет, сразу после дня рождения будет обязан лично прийти в военкомат чтобы узнать, когда, по какому адресу и на какую именно призывную комиссию ему надлежит явиться. Не пришел — потенциальный преступник. Сбежать в другой город или в другую страну тоже не получится: билет на самолет, поезд или автобус перевалившим за 18-летний возраст станут продавать только при наличии в военном билете отметки военкома.

Третий выход — срочно создавать военную полицию и функции розыска поручать именно ей. Но тут свои подводные камни. До сих пор сама идея формирования военной полиции в российских Вооруженных силах была связана, главным образом, с необходимостью наведения порядка в казармах, борьбой с «дедовщиной», воровством военного имущества, в том числе оружия и боеприпасов, патрулированием и охраной объектов. Когда в 2006 году эта идея прозвучала на самом верху, тогдашний министр обороны Сергей Иванов назвал ориентировочную численность новой структуры — 5 тысяч человек. Осенью прошлого года, когда, казалось, решение о создании военной полиции будет вот-вот принято, прозвучала уже другая цифра — 20 тысяч человек. И это, напомню, только для наведения порядка внутри армии.

Если же новой спецслужбе вменить в обязанность ловить еще и уклонистов, военных полицейских понадобится, как минимум, около 50 тысяч. Так считает вице-президент Академии геополитических наук, доктор военных наук, капитан первого ранга запаса Константин Сивков, профессионально изучавший эту проблему во времена службы в Генштабе.

Такая военная полиция обойдется стране слишком дорого? А развал Вооруженных сил, о котором лучше всяких слов свидетельствует жуткая цифра в 200 тысяч уклонистов, разве дешевле?

Комментарий руководителя Центра военного прогнозирования, полковника запаса Анатолия Цыганка.

«СП»: — Как по вашему, кто прав, кто виноват в споре МВД и Минобороны о том, кому искать уклонистов?

— Я поддерживаю Министерство внутренних дел. У полиции полно забот в борьбе с чудовищно разросшейся преступностью. Проблему призыва с них надо снять и развязать руки для настоящей работы.

«СП»: — Но тогда беглецами от службы заниматься вообще никто не будет.

— Почему? Пусть военкоматы занимаются. Только это надо обеспечить финансово и организационно. Увеличивайте штаты военкоматов, вводите в них специальные отделы по розыску.

«СП»: — Мне кажется, с двумястами тысячами уклонистов никакие отделы не справятся. Особенно, если учесть, что, как считает Генштаб, минимум половина беглецов от службы на время призывных кампаний меняет места жительства.

— Смотря каковы возможности будут новых отделов.

«СП»: — Так может, не морочить голову с военкоматами, а создать, наконец, военную полицию?

— Это было бы вообще отлично. Но боюсь — сегодня нереально. В сегодняшней армии структуры только сокращают, а не создают. Даже самые нужные. Недаром бесплодные споры по поводу военной полиции идут уже лет пятнадцать. Но попробуйте предложить. Может, что-нибудь и сдвинется.

Фото: «© Михаил Соколов/Коммерсантъ»

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня