18+
воскресенье, 29 мая
Общество

Жизнь и смерть разведчиков-предателей

Как приводятся в исполнение приговоры в отношении агентов, получивших убежище на Западе

  
15599

В Московском окружном военном суде (МОВС) продолжается процесс по делу о государственной измене и дезертирстве в отношении бывшего заместителя начальника отдела Службы внешней разведки (СВР) России полковника Александра Потеева, сдавшего спецслужбам США российскую агентурную сеть (в результате этого предательства летом прошлого года были раскрыты и высланы из Штатов десять российских нелегалов, среди которых «сексуальная шпионка» Анна Чапман). Процесс проходит в закрытом режиме. На него не только не пускают журналистов, но даже засекретили судей, прокуроров и адвокатов, принимающих участие в слушаниях. Но у этого дела есть и другие не менее интересные интриги.

Чей разведчик?

Информация, появившаяся в СМИ в связи с процессом, заставляет задаться «парадоксальным» вопросом: а чьим разведчиком был полковник Потеев — российским или американским? По некоторым данным, ему нынче под 60 лет, из которых три десятка отданы спецслужбе. Первый вояж за рубеж состоялся в конце 70-х годов прошлого века — в составе спецгруппы КГБ СССР «Зенит» на афганскую территорию. Впоследствии, в качестве сотрудника Первого главного управления КГБ, Потеев действовал в разных странах мира под видом дипломатического работника. В 2000 году он вернулся в Москву и через некоторое время дослужился до заместителя начальника так называемого «американского» отдела управления «С» СВР России, курирующего работу разведчиков-нелегалов за рубежом.

Судя по всему, уже в то время полковник Потеев, его жена и дети решили перебраться в США, а чтобы реализовать этот план, главе семьи и пришлось пойти на сотрудничество с американскими спецслужбами. Сдавая подконтрольных ему разведчиков-нелегалов, как считают некоторые эксперты, офицер зарабатывал себе статус политэмигранта, и, конечно же, деньги на будущую безбедную жизнь.

Реализация плана «Побег» началась еще в 2002 году. В первую очередь нужно было отправить за рубеж семью. И вот в 2002 году, почти сразу после окончания вуза, уехала в США его дочь, заключив контракт с одной из консалтинговых фирм. Двумя годами позже обосновалась в Америке и жена разведчика — домохозяйка, а в начале 2010 года туда же «слинял» его взрослый сын — сотрудник «Рособоронэкспорта». Странное благодушие все это время проявляло руководство СВР: семья полковника «утекала» в США, а его поощряли и доверяли важнейшие государственные секреты. Потееву даже предоставили режим полного благоприятствования для собственного побега в США в июне прошлого года — он отправился в официальный отпуск «навестить родных», из которого не вернулся.

Как только «ценный кадр» оказался в Штатах, президент США Барак Обама публично объявил об аресте десяти российских нелегалов, которых в разные годы сдал Потеев. Премьер России Владимир Путин, проработавший долгое время в КГБ и ФСБ, тут же компетентно заявил о том, что «предателя ждет расплата». И вот здесь обнаруживается главная интрига начавшего судебного процесса.

Возможны варианты

Какая же расплата ждет Потеева, если процесс над бывшим разведчиком проходит заочно: он теперь живет в США под чужой фамилией и возвращаться на родину ни при каких обстоятельствах явно не собирается? Теоретически, конечно, для спецслужб это обстоятельство не может являться препятствием. История знает немало примеров, когда заочные приговоры приводились в исполнение неукоснительно.

Первый такой случай в советское время произошел в 1925 году. Советский резидент в Австрии Владимир Нестерович (Ярославский) решил порвать с ГРУ и уехал в Германию. Там он связался с представителями английской разведки, за что был приговорен в СССР к высшей мере наказания. В августе 1925 года Нестерович (Ярославский) был отравлен в одном из кафе города Майнца.

Крупный советский разведчик Игнатий Станиславович Порецкий (Натан Маркович Рейсс, «Людвиг») в 1937 году решил порвать с Советским Союзом. Это стало известно в Москве. Не ясно, был ли заочный процесс над разведчиком, но в Париж, где тогда находился Порецкий, прибыла группа ликвидации. Сначала его пыталась отравить подруга его жены Гертруда Шильдбах, но не смогла перебороть дружеских чувств. Чету Порецких расстреляли в упор в Швейцарии сотрудники группы ликвидации.

Сотрудник нелегальной резидентуры советской внешней разведки подполковник Рейно Хейханен («Вик») с 1951 года работал в Финляндии, потом в США. Растратил 5 тыс. долларов и во время очередной поездки во Францию сдался в местное американское посольство. Рассказал там об одном из самых известных советских агентов Абеле (Фишере). В 1964 году умер при странных обстоятельствах: судя по всему, группа ликвидаторов устроила ему автомобильную катастрофу.

Есть примеры и посвежей. В январе 2001 года стало известно о том, что американским спецслужбам сдался наш разведчик Сергей Третьяков, работавший под дипломатическим прикрытием. Он раскрыл секреты российско-иранского сотрудничества в ядерной области, к которым имел широкий доступ. Вместе с Третьяковым в США остались его жена и дети.

В 2003 году 53-летний двойной агент внезапно скончался якобы от сердечного приступа. Некоторые эксперты считают, что уйти на тот свет ему «помогли».

Правда, в истории разведки немало случаев и другого рода, когда предателей заочно приговаривали к расстрелу, но исполнить приговор не могли. Например, капитан внешней разведки Олег Лялин в 1971 году начал работать на британскую разведку МИ-5. Передал англичанам планы советской резидентуры в Лондоне, полностью раскрыл агентурную сеть в Англии. В СССР он был приговорен к расстрелу. Однако 23 года тихо прожил вместе с женой в Англии и умер в 1995 году собственной смертью.

В современной России случается, что приговоренные заочно предатели даже посмеиваются над приговорами. Например, 26 июня 2002 года бывший генерал КГБ Олег Калугин был приговорен к 15 годам заключения в колонии строгого режима. Этот приговор был вынесен Мосгорсудом в отсутствие обвиняемого, находящегося за рубежом. ФСБ послала ему повестку с требованием явиться для дачи показаний — Калугин издевательски пообещал передать ее в музей шпионажа. Вероятно, есть объяснения несерьезного отношения Калугина к процессу и приговору, ведь он уже дважды проходил подобную процедуру. В 1990 году прокуратура обвинила его в разглашении государственной тайны, а президент СССР Михаил Горбачев и председатель КГБ Владимир Крючков лишали и звания, и наград. После августа 91-го звание и награды были Калугину возвращены, а уголовное дело — прекращено. Повторное уголовное дело Главная военная прокуратура возбудила в марте 2001 года. Но приговор опять повис в воздухе.

Что ждёт Потеева

В современной России предательство становится все менее наказуемым. Если еще лет 15 назад за это грозила «вышка», то теперь — сроки, причем нередко сравнимые с наказанием за кражу, скажем, мешка муки.

20 апреля 1998 года суд Московского военного округа приговорил сотрудника ГРУ подполковника Владимира Ткаченко к трем годам заключения. Он входил в группу офицеров ГРУ, продавшей израильской разведке «Моссад» около 200 секретных документов. Ранее два года условно получил другой член группы — подполковник Геннадий Спорышев. А организатор торговли секретами отставной полковник ГРУ Александр Волков, дома у которого сыщики изъяли $ 345 тыс., вообще проходил на суде только как свидетель.

В 2002 году Московский окружной военный суд приговорил к восьми годам лишения свободы за шпионаж кадрового российского разведчика полковника Александра Сыпачева. Его обвинили в выдаче ЦРУ сведений, составляющих гостайну. В ходе следствия было установлено, что в феврале Сыпачев по собственной инициативе обратился в посольство США и предложил передать известные ему секретные сведения. Мотивы — чисто материальные.

Судя по современной судебной практике, несмотря на тяжкие для российской разведки последствия совершенного Потеевым преступления, максимум, что ему грозит — некоторый срок, да и то чисто формально. Ведь какой бы заочный приговор ни вынесли судьи, привести его в исполнение все равно не удастся, поскольку экс-разведчик и все члены его семьи живут в США под чужими фамилиями, получив жилье, финансовую помощь и новые документы в рамках программы защиты свидетелей. Требовать экстрадиции предателя, а уж тем более проводить против него какие-либо спецоперации Россия, видимо, даже не попытается.

Во всяком случае во время телепередачи «Разговор с Владимиром Путиным» премьер-министр РФ заверил россиян, что российские спецслужбы отказались от практики физической ликвидации предателей: «В советские времена были специальные подразделения. Это были боевые подразделения, но они занимались и ликвидацией предателей. Но эти подразделения сами были давно ликвидированы».

Далее премьер предположил, что предатели самоликвидируются: «Что касается предателей, — они сами загнутся… Свинья! Какие бы 30 сребреников ему ни дали, они колом встанут в горле».

Так что, похоже, Потеев может спать спокойно, если он, конечно, не осуществит самонаказание, чего желает ему российская власть в лице премьер-министра.

Из досье «СП»

Получившие огласку в прессе преступления «оборотней в разведке»

1922 год

Сотрудник Разведуправления в Финляндии Андрей Павлович Смирнов — один из первых советских нелегалов за границей. В начале 1922 года узнал, что его младший брат был расстрелян за принадлежность к организации «экономических вредителей», а мать и второй брат бежали в Бразилию. После чего отправился к финским властям и сдал всех известных ему агентов в Финляндии. Советский суд приговорил Смирнова к расстрелу. Финские власти дали ему два года тюрьмы. Сотрудничал с финской контрразведкой. После отсидки, в 1924 году Смирнов отбыл в Бразилию к родным. Погиб при невыясненных обстоятельствах. Возможно, ликвидирован советскими спецслужбами.

1930 год

Советский резидент на Ближнем Востоке Агабеков Георгий Сергеевич влюбился в 20-летнюю англичанку Изабел Стритер, у которой брал уроки английского языка. В январе 1930 г. Агабеков является к военному атташе британского посольства и обращается к нему с просьбой о предоставлении политического убежища. При этом называет свою настоящую фамилию и должность, а также предлагает англичанам секретную информацию о советской разведке. Не получив определенного ответа, спустя несколько недель возобновил контакты с английскими спецслужбами, однако вновь без успеха. Лишь в мае 1930 г. англичане попросили Агабекова передать им автобиографию и послужной список. Но к этому времени его «возлюбленная» была вынуждена уехать во Францию, откуда вела с ним переписку. В июне 1930 г. туда же на пароходе отправляется и сам Агабеков. В Париже он открыто заявляет о разрыве с советским режимом и ОГПУ в эмигрантской и французской прессе.

В 1931 г. в Нью-Йорке выходит его книга «ОГПУ: русский секретный террор». Спустя некоторое время русский вариант книги выходит в Берлине. В результате этих публикаций в 1932 г. в Иране было арестовано более 400 человек, четверо из них были расстреляны, 27 приговорены к различным срокам заключения.

В Москве было принято решение о его физическом устранении. Первая операция советской разведки по ликвидации предателя провалилась. Не удалось и повторное мероприятие по его похищению в 1934 г. За это время Агабеков успел разойтись с И. Стритер, его финансовое положение резко ухудшилось. В сентябре 1936 г. Агабеков отправляет советским властям письмо с раскаянием в измене и предлагает услуги с целью загладить вину перед Родиной.

В Москве, видимо, имелись основания не доверять его раскаянию. Операция по его ликвидации возобновилась. В 1938 г., используя авантюрные наклонности и его постоянную нужду в деньгах, агенты НКВД доставили Агабекова в Париж на конспиративную квартиру, где он был ликвидирован. По версии, распространенной на Западе, его сбросили в пропасть на франко-испанской границе.

1937 год

Нелегальный резидент ИНО в Голландии Вальтер Германович Кривицкий (Самуил Гершевич Гинзберг, «Вальтер») в 1937 году объявил себя невозвращенцем. Для его ликвидации была отправлена из Москвы спецгруппа. Но французские власти, куда бежал Кривицкий, приставили к нему охрану. В 1938 году он уехал в США. В 1941 году тело Кривицкого было обнаружено в гостиничном номере с простреленной головой.

1945 год

Агент группы «Красная капелла» Р. Барт («Бек») в 1942 году был арестован гестапо и перевербован. Работал на немцев на оккупированной территории Западной Европы. Приговорен заочно к расстрелу. Весной 1945 года он попал к американцам, а те передали его НКВД. В 1945 году «Бек» был расстрелян.

1949 год

Сотрудник военной разведки переводчик разведуправления Центральной группы войск старший лейтенант Вадим Иванович Шелапутин в 1949 году в Австрии связался с американской разведкой, которой сдал известных ему агентов. В Союзе его заочно приговорили к расстрелу. В конце 50-го года стал работать на английскую разведку СИС. В декабре 1952 года получил английское гражданство, документы на имя Виктора Грегори, переехал в Лондон и получил работу на русской службе радио Би-Би-Си, а затем на радио «Свобода». В начале 90-х вышел на пенсию.

1953 год

Сотрудник военной разведки подполковник Петр Семенович Попов в 1953 году стал сотрудничать с ЦРУ, был первым агентом ЦРУ в спецслужбах СССР — «кротом». В 1951 году Попов работал в Вене и влюбился в австрийку. Эта любовь обходилась Попову слишком дорого, и он решил сдаться ЦРУ. Попов работал на ЦРУ до 1958 года. За это время он передал американцам информацию об австрийской агентуре ГРУ, о советской политике в Австрии и Восточной Германии. В декабре 1958 года Попов был арестован советскими спецслужбами. Его пытались заставить продолжить контакты с ЦРУ, но он успел предупредить американцев о своём аресте. В январе 1960 года его судили и приговорили к смертной казни.

1962 год

Сотрудник 7 отдела 2 Главного управления КГБ капитан Юрий Иванович Носенко остался в Швейцарии в 1962 году, с 1964 года работал на США. Сдал нескольких крупных двойных агентов, а также подтвердил информацию о прослушивающих устройствах в посольстве США. В 1963 году сотрудники ЦРУ вывезли Носенко в Германию, а в СССР его заочно приговорили к смертной казни. До конца 80-х он работал консультантом в ЦРУ, а затем вышел на пенсию.

1965 год

Сотрудник военной разведки генерал-майор Дмитрий Федорович Поляков за 20 лет он сдал 19 советских разведчиков-нелегалов, 150 агентов-иностранцев и примерно 1500 офицеров ГРУ и КГБ в СССР. Он рассказал о китайско-советских разногласиях, позволив американцам наладить отношения с Китаем. Он передал американцам данные о новом вооружении Советской Армии, что помогло американцам уничтожить это оружие, когда оно было использовано Ираком во время войны в Персидском заливе в 1991 году. Его сдал самый известный американский перебежчик Олдридж Эймс в 1985 году. Полякова арестовали в конце 1986 года и приговорили к расстрелу. Приговор привели в исполнение в 1988 году. За Полякова просил на встрече с Михаилом Горбачевым президент США Рональд Рейган. Но Горбачев ответил, что человек, за которого просит американский президент, уже мертв. Именно Полякова, а не Пеньковского, американцы считают своим самым удачным шпионом.

1974 год

Полковник внешней разведки Гордиевский Олег Антонович стал работать против советской разведки с 1974 года, будучи сотрудником резидентуры внешней разведки СССР в Дании. Передал СИС сведения о планах терактов и готовящейся политической кампании по обвинению США в нарушении прав человека. В 1980 году был отозван в Москву. Ему поручили подготовить документы по истории операций ПГУ в Англии, скандинавских странах и австралийско-азиатском регионе, что дало ему возможность работать с секретными архивами ПГУ. Во время визита Горбачева в Великобританию в 1984 году лично поставлял ему разведданные. Правда, еще раньше их получала Маргарет Тэтчер. В 1985 году его выдал Эймс. Будучи в Москве, под строжайшим наблюдением проверявших его органов, Гордиевский ухитрился сбежать во время утренней пробежки — в трусах и с целлофановым пакетом в руках. Живет в Лондоне.

1978 год

Сотрудник легальной резидентуры военной разведки капитан Владимир Богданович Резун (Суворов) с 1974 года работал в резидентуре в Женеве. В 1978 году вместе с женой и маленьким сыном исчез из дома. Вскоре стало известно, что все это время Резун работал на СИС. Никогда не прикрывался идеологическими мотивами. Сегодня известен, как «писатель-историк» Виктор Суворов, автор нашумевших книг «Ледокол», «Аквариум» и др.

1979 год

Сотрудник внешней разведки майор Станислав Александрович Левченко с 1975 года работал в резидентуре ГРУ в Токио. В 1979 год у его отозвали в Москву. Но он остался в Японии, а потом перебрался в США. Сдал агентуру КГБ в Японии. В 1981 году в СССР его приговорили к расстрелу. Левченко выпустил несколько книг в США и сегодня работает на американскую газету «Новое русское слово».

1982 год

Сотрудник внешней разведки майор Владимир Андреевич Кузичкин в 1977 году стал работать нелегалом в Тегеране. В 1982 году, накануне приезда комиссии из ПГУ, вдруг не обнаружил секретных документов в своём сейфе, испугался и решил бежать на Запад. Политическое убежище ему предоставили англичане. По наводке Кузичкина в Иране была разгромлена партия Тудэ, сотрудничавшая с КГБ. Кузичкин был приговорен в СССР к расстрелу. В 1986 году его пытались убить. Тогда же супруга Кузичкина, остававшаяся в СССР, получила от КГБ свидетельство о смерти мужа. Но в 1988 году Кузичкин «воскрес». Он писал прошения о помиловании — Горбачеву, народным депутатам, а в 1991 году — Ельцину. Его прошения остались без ответа. В конце 1990 года Кузичкин написал книгу, которая не стала популярной на Западе.

1985 год

Сотрудник внешней контрразведки Виталий Сергеевич Юрченко, будучи в Италии, в 1985 году вышел на контакт с сотрудниками ЦРУ в Риме. Был переправлен в США. Сообщил данные о новых технических средствах советской разведки, выдал 12 агентов КГБ в Европе. Неожиданно в том же году сбежал от американцев и появился в посольстве СССР в Вашингтоне. Сказал, что в Риме его похитили, а в США под влиянием психотропных средств выкачивали информацию. В Москве очень удивились и вывезли Юрченко в Союз. На родине его наградили знаком «Почетный чекист» и в 1991 году торжественно отправили на пенсию. Эта история до сих пор так до конца и не ясна. Не исключено, что Юрченко был двойным агентом и сыграл главную роль в прикрытии ценнейшего источника КГБ в ЦРУ Эймса. И возможно ради Эймса КГБ пожертвовал десятком своих агентов в Европе.

1987 год

Сотрудник внешней разведки подполковник Геннадий Вареник в 1982 году начал работать в Бонне под прикрытием корреспондента ТАСС. В 1987 году растратил 7 тыс. долларов и обратился в ЦРУ с предложением о сотрудничестве. Передал ЦРУ информацию о трех советских агентах в правительстве Германии. В 1985 году его отозвали в Восточный Берлин и арестовали. В 1987 году Варенник был расстрелян.

1992 год

В 1992 году был арестован подполковник ГРУ Вячеслав Максимович Баранов. В 1985 году он был направлен на работу в Бангладеш. В 1989 году завербован ЦРУ — принял вербовочное предложение американцев на условиях выплаты ему единовременного вознаграждения в 25 тыс. долларов, а также 2 тыс. долларов ежемесячно. Получил псевдоним «Тони». Рассказал ЦРУ о составе и структуре ГРУ и о резидентах ГРУ и ПГУ в Бангладеш. Затем вернулся в Москву и с 1990 года искал для американцев информацию о бактериологических препаратах, имеющихся в распоряжении ГРУ. Пытался выехать из страны по фальшивому паспорту в Вену. В августе 1992 г. при прохождении пограничного контроля был арестован. При допросах дал признательные показания. На следствии говорил, что все выданные им секреты давно устарели. В 1993 году его приговорили к 6 годам тюрьмы. Выпущен на свободу досрочно в 1999 году.

1998 год

4 июля 1998 года по подозрению в государственной измене был задержан сотрудник МИД Валентин Моисеев. Задержание произошло во время агентурной встречи с советником посольства Республики Корея в Москве Чо Сон У, который являлся официальным представителем южнокорейских спецслужб в РФ.

14 августа 2001 г. Мосгорсуд вынес приговор по делу Моисеева, который был признан виновным в государственной измене в форме шпионажа в пользу Южной Кореи и приговорен к 4,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискацией имущества.

2006 год

9 августа 2006 г. Московский окружной военный суд приговорил полковника спецслужб России Сергея Скрипаля к 13 годам лишения свободы.

По данным следствия, во второй половине 90-х годов, находясь в долгосрочной загранкомандировке, он начал сотрудничать с английской разведкой MI6. Эти контакты не прекращались и когда Скрипаль вернулся на Родину и ушел со службы. Он регулярно встречался с куратором из MI6 и за свои донесения получал гонорары наличными.

(По данным Межрегионального общественного фонда содействия стратегической безопасности, FSSB. SU)

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье