18+
суббота, 3 декабря
Общество

Детская туберкулезная больница хуже, чем СИЗО

Детский туберкулезный санаторий в Астрахани за 30 лет без ремонта превратился в руины

  
744

Детский туберкулезный санаторий имени Войкова в Астрахани — учреждение с давней историей (построен в 1938 году) и неплохой репутацией. Однако сделанные в лечебных корпусах санатория фотографии — они представлены в данном материале — не назовешь иначе как шокирующими. За 30 — 40 лет, что прошли с последнего значительного ремонта здания, палаты, коридоры, санузлы превратились в полуруины. По мнению многих специалистов, в таком состоянии корпуса не просто антиэстетичны, но и опасны для пациентов.

Фоторепортаж из санатория им. Войкова был сделан практически шпионским образом. Сотрудники астраханского бутика марки Benetton во главе с представляющей марку в области Еленой Бажан несколько лет помогали санаторию, но лишь однажды — в 2009 году — сумели оказаться в корпусах. Увиденное повергло спонсоров в шок, и они предали фотографии огласке в астраханском журнале «Прайм-тайм».

Из этого инцидента последовали три оргвывода со стороны руководства санатория и администрации. Во-первых, охрану объекта усилили, а правила посещения значительно ужесточили — теперь посторонним попасть в санаторий решительно невозможно. Во-вторых, отношение к спонсорам стало еще прохладнее, чем раньше. В-третьих, главный врач санатория Марат Сайфулин в начале 2010 года получил повышение — он стал главврачом областного противотуберкулезного диспансера, то есть курирует всю противотуберкулезную работу в регионе. Он член регионального политсовета правящей партии «Единая Россия».

Ремонта же в корпусах детского противотуберкулезного санатория с 2009 года так и не было.


— Знаете, я не поверю, что это отсутствие финансирования, — пишет в своем блоге жительница Астрахани, врач и активист-благотворитель Вера Дробинская. Посмотрите сайт госзакупок по Астраханской области, там все выглядит так, что с деньгами у области все в порядке. По словам Дробинской, прокуратура инициировала проверку, но «ничего не нашла».

В разговоре с обозревателем «СП» Вера Дробинская рассказала о ситуации подробнее:

«СП»: — В насколько плохом состоянии сейчас находится санаторий?

— Если честно, в плачевном состоянии. Как, впрочем, и другие больницы — например, областная детская. Но в случае с туберкулезным санаторием ситуация еще страшнее из-за особенностей заболевания. Ведь там нужна постоянная санобработка, нужно все время мыть и проветривать — а, глядя на эти стены и полы, мы видим, что мыть и проветривать тут невозможно. Хотя, конечно, персонал санатория делает все, что может в этих обстоятельствах.

«СП»: — А что творится в детских районных больницах, в сельских стационарах?

— Дело в том, что таких у нас уже нет. Это лет двадцать назад у нас были больницы на 20, 30 коек, и с несложными болезнями можно было положить туда. Сейчас есть только областная детская больница и еще один стационар, специализирующийся на неврологии и пульмонологии. Со всей области везут детей только в Астрахань.

«СП»: — Какова ситуация в регионе с туберкулезом?

— Насколько я знаю, статистика довольно неблагоприятная. У нас очень плохая ситуация с туберкулезом. Причина — сырые помещения, ветхие дома, скученность населения.

«СП»: — Инфекцию распространяют мигранты или жители Астрахани?

— У нас есть целые районы аварийного жилья, где живут очень скученно. Очень много, к сожалению, и общежитий. Это и есть главный фактор риска, речь не о мигрантах.

При этом по закону семьи, где обнаружился туберкулезный больной, власти обязаны экстренно расселять во избежание заражения членов семьи. Но этого не происходит — в качестве замены расселению врачи предлагают детям из семей, где обнаружена инфекция, лечь в тот самый санаторий Войкова. Формально поводом для помещения в этот санаторий может быть даже увеличенная реакция Манту. Это называется «положить на профилактику» — но очевидно, что в таких условиях ребенку может стать хуже, чем было. Большинство нормальных родителей отказываются от такой госпитализации.

«СП»: — Но само по себе лечение в санатории — качественное?

— Конечно, врачи и другой персонал делают все, что могут — даже пытаются своими средствами ремонтировать что-то. Но при лечении туберкулеза очень важны схемы принятия лекарств. Многие из них дорогие, часто их нет в наших аптеках или не выделяется финансирование на их покупку. Поэтому схемы зачастую срываются, лечение тормозится.

Я знаю случай, когда один пациент у нас в области едва не скончался от туберкулеза — болезнь была уже в открытой форме и прогрессировала, несмотря на лечение. Спасли его схемы и лекарства, выписанные из Москвы — человек вылечился за полтора месяца. У нас же его не могли поставить на ноги, поскольку не были доступны нужные лекарства.

А это не СИЗО, не послевоенный детприемник, здесь лечатся дети от туберкулеза, месяцами, годами, дети из детдомов и неблагополучных семей. Им некому принести покушать, их запрещают посещать. Наверное, для того, чтобы никто не видел это безобразие. И если у вашего ребенка окажется всего-то вираж реакции Манту, вам предложат положить его в ЭТИ палаты и будут недовольны, что вы отказываетесь.

С эпидемиологической точки зрения здание, находящееся в таком состоянии, действительно опасно для пациентов, признает глава Научно-исследовательского центра по профилактике и лечению вирусных инфекций Георгий Викулов. «Это опасно, потому что в таких условиях образуется плесень, — пояснил „СП“ эксперт. — Кроме того, в почти любом старом и неухоженном помещении создаются условия для наличия возбудителей разных заболеваний. А в подобном учреждении может быть самая опасная популяция возбудителей — обладающая перекрестной резистентностью к самым разным лекарственным препаратам». Это означает, что зараженных больничными туберкулезными палочками детей вылечить намного сложнее и дольше.

Кроме того, отметил Георгий Викулов, нельзя забывать и о психологическом факторе. «Лечиться в подобных условиях очень трудно. Такая обстановка действует ужасно депрессивно и на врачей, и на пациентов. Успех и вера в результат лечения нивелируются, когда вокруг себя видишь такие картины».


На момент написания материала «СП» не удалось получить комментарий ни в областном министерстве здравоохранения, ни у Марата Сайфуллина. Никак не прокомментировала ситуацию и уполномоченный по правам ребенка в области Медина Торбина.

Между тем, складывается впечатление, что сложившееся в санатории имени Войкова положение для чиновников от здравоохранения вполне естественно. Дело в том, что администрация лечебных учреждений и чиновники не только не выделяют средства на ремонт, но и не заботятся о привлечении спонсорской и волонтерской помощи.

«Мы помогали одному из отделений противотуберкулезной больницы, — рассказывает пастор Евангелической лютеранской церкви в Астрахани Вера Зауэр. — Отношение к нам как к спонсорам было стандартное: принесли, отдали, спасибо, до свиданья. О том, чтобы в какие-то лечебные учреждения у нас допускали волонтеров, я не слышала».

Между тем, в других регионах страны эта практика потихоньку получает всё большее распространение. Волонтеры — чаще всего это молодые люди, жители крупных городов — регулярно посещают детские дома, больницы, интернаты для престарелых, оказывая пациентам и врачам посильную помощь. Если несколько лет назад этим занимались разрозненные группы энтузиастов, то сейчас из них формируются уже сетевые структуры — благо интернет как способ связи волонтеров становится стандартом.

«Мы ездим по домам престарелых с 2007 года, изначально наша цель была сделать бабушкам и дедушкам приятное — они очень скучают и нуждаются в новых лицах, в общении, — рассказала „СП“ Елизавета Олескина, основатель движения „Старость в радость“. — Но почти сразу стало понятно, что нужна и волонтерская помощь — ремонтировать запущенные помещения, заменять кровати, подвозить новые одеяла и подгузники».


За аналогичный туалет в детской поликлинике № 1 Баженов недавно уволил главврача. А главврач туберкулезной больницы, если правду говорят бывшие спонсоры, после такого туалета получил повышение.


Однако не менее важной оказывается информационная помощь — волонтеры лучше и быстрее других могут поднять тревогу, если в детском доме или больнице происходит что-то неладное. Самой громкой историей, которую предали огласке именно волонтеры, была история больницы в селе Ямм Псковской области. Там, помимо общей запущенности и бедности, старикам, среди которых большинство были инвалидами, пришлось столкнуться с грубым обращением персонала и откровенным воровством со стороны руководства. После того, как волонтеры сделали ситуацию в Ямме достоянием общественности и фото попались на глаза президенту Дмитрию Медведеву, руководство области приняло экстренные меры и сменило руководство интерната.

Возможно, надлежащие меры будут вскоре приняты и в Астраханском туберкулезном санатории. Средств на это у области должно хватить — борьба с туберкулезом входит в список наиболее приоритетных занятий для любой государственной единицы. Однако еще раз стоит отметить — в который раз о чудовищной ситуации в учреждении здравоохранения становится известно фактически случайно, лишь благодаря неравнодушным волонтерам и блогерам. А это немало говорит об общем состоянии государственной системы.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня