18+
суббота, 1 октября
Общество

Сорок лет мир в шоке

В августе 1971 года американские ученые доказали, что власть превращает людей в садистов

  
25

Сорок лет назад, в конце августа, 1971 года в стенах Стэнфордского университета в американском штате Калифорния, завершился один из самых шокирующих экспериментов в истории мировой науки о психологии.

Психолог Филипп Зимбардо исследовал реакцию человека на ограничение свободы в условиях тюремной жизни и влияние на его поведение навязанной социальной роли.

Эксперимент был заказан и оплачен ВМС США. Военных интересовали личностные метаморфозы морских пехотинцев: тех, кто оказывался на гауптвахтах, и тех, кто охранял штрафников. Последние уж слишком рьяно вживались в роль надсмотрщиков и с явным наслаждением издевались над своими товарищами по оружию. Также исследование должно было объяснить постоянные конфликты, возникающие в пенитенциарной системе Америки.

Идея была очень простой — взять группу добровольцев, разделить ее на заключенных и надзирателей, поместить их в модель тюрьмы и понаблюдать за результатами.

Импровизированная тюрьма была сооружена прямо в подвальном помещении университетского корпуса. Три тесные камеры (2 на 3), в каждой из которых по три койки. Плюс неосвещенный карцер-«одиночка». И еще зал для прогулок, аналог тюремного дворика. В соседнем крыле здания были комнаты отдыха для экспериментаторов и тюремщиков. Все помещения были оборудованы скрытыми видеокамерами.

Из 75 студентов, пожелавших за небольшое вознаграждение участвовать в игре, отобрали 24 добровольца. Все — представители среднего класса, незнакомые между собой, исключительно белые, дабы исключить расовый фактор. Все перед испытанием благополучно прошли тест на психическую устойчивость.

По жребию (методом подбрасывания монетки в 25 центов) Зимбардо разделил участников на охранников и заключенных. Те, кому была отведена роль тюремщиков, получили инструкции соблюдать режим тюрьмы и обеспечить порядок среди заключенных, к которым следовало обращаться исключительно по трехзначным номерам. Для достижения поставленной цели охранникам разрешалось применять любые средства, но, ни в коем случае не прибегая к насилию.

Стэнфордский тюремный эксперимент, как он вошел в историю, должен был продлиться две недели, но его пришлось прервать уже через шесть дней. Все охранники проявили садистские наклонности, начали изощренно издеваться над заключенными, особенно ночью, когда, по их мнению, камеры наблюдения были выключены.

На второй день эксперимента арестанты пытались устроить бунт, который был жестоко подавлен. Надзиратели расценили такое поведение как вызов своему авторитету, пресекли акцию протеста и стали насаждать свою власть.

Узников стали унижать, раздевать догола, надевать им на головы мешки. Их заставляли отжиматься и делать другие физические упражнения.

«Самой эффективной тактикой было лишение сна, а это известный пыточный прием, — рассказал Би-би-си один из „заключенных“ Клэй Рамси. — Я просто не мог выполнить те физические упражнения, которых от меня требовали. И я считал, что всем этим управляют люди, на самом деле лишенные рационального восприятия. Так что я начал отказываться от пищи».

У многих заключенных произошли нервные срывы, и им пришлось прекратить участие в эксперименте. У одного из таких людей на нервной почве пошла сыпь по всему телу.

«Эксперимент был правильной идеей, но его не стоило продолжать после второго дня, — говорит Зимбардо сегодня. — Как только у заключенного произошел срыв, мы уже доказали свои предположения о том, что различные ситуации могут оказывать очень сильное влияние на людей. Я не закончил все это, когда следовало».

Дэйв Эшлеман, игравший роль главного охранника, признается, что в результате эксперимента узнал о себе много нового: «Я понял, что в определенной ситуации, я, вероятно, способен на вещи, о которых я позже вспоминал со стыдом».

Когда в марте 2004 года разразился скандал в связи с издевательствами американских военных над заключенными тюрьмы Абу-Грейб в Ираке, многие эксперты сразу же заметили его сходство со Стэнфордским экспериментом. Самого же Зимбардо, как пишет Википедия, обеспокоило, что усилия официальных военных и правительства были направлены на то, чтобы обвинить в злоупотреблениях несколько «паршивых овец» вместо того, чтобы признать это как системные проблемы официально установленной военной системы исполнения наказания.

Фактически, Зимбардо оказался в команде юристов, которая защищала одного из надзирателей тюрьмы штаб-сержанта Айвена Фредерика. Он имел доступ ко всем следственным документам и документам с ограниченным доступом, а также свидетельствовал как свидетель-эксперт на военном трибунале. Фредерик был приговорен к восьми годам заключения.

Зимбардо и сейчас уверен, что его исследование было очень ценным для исследования психологии человека, поскольку среди прочего позволило понять причины злоупотреблений в Абу-Грейб.

В ценности рискованного эксперимента Зимбардо не сомневаются и российские ученые, правда, не со всеми выводами своего коллеги они согласны.

Заведующий лабораторией социально-психологических проблем сознания Психологического института РАО Игорь Дубов признает, что спустя 40 лет это исследование все равно вызывает интерес:

— Понимаете ли, все, что наукой добыто, оно не утрачивает своего значения практически никогда, оно все равно остается — научные факты есть научные факты.

«СП»: — Один из постулатов, к которым приходит Зимбардо на основе опыта: роль человека определяет поведение в большей степени, чем его личность? Вы согласны с этим?

— Думаю, что это не может иметь значения абсолютно. Зависит от многих факторов. У кого-то, да, роль определяет больше, чем личность, но у кого-то личность больше, чем роль. Здесь совершенно нет закономерности, которая касается всех людей. Зависит от личности.

«СП»: — То есть, все же личность определяет поведение человека, а не те условия, в которые ее загнали?

— Во многих случаях личность человека играет гораздо большее значение, чем роль. В какую бы ситуацию человек ни попал, он все равно остается тем, кем он есть. Но это должна быть личность c большой буквы, с устойчивой ценностно-нормативной сферой, c представлениями о должном, крепкими, хорошо продуманными и т. д. И тогда этот человек не потеряет себя ни в какой ситуации, и никакая роль на него не влияет. То, что я говорю — это абсолютно.

«СП»: — Но ведь в эксперименте Зимбордо участвовали не дети, а уже сформировавшиеся люди — студенты? Тем не менее, анализируя их поведение, он делает вывод, что «человеческая природа не всегда под контролем того, что принято называть свободным волеизъявлением».

— Заметьте, он и сам признает, что не всегда. Большинство из нас — да, и это святая правда. Наше большинство… Ну, если позволите, приведу пример: у меня была знакомая канадка, которая овладев русским языком, сказала одну фразу, меня поразившую до глубины души — это был такой настоящий русский язык. Она сказала: «Игорь, ну, что вы говорите, в России, во всем мире люди хамоваты, глуповаты и жадноваты». Понимаете, вот этот суффикс ат — он потрясающий. На самом деле он определяет род большинства людей. Да, большинство — это люди, которые, можно так выразиться, «слабоваты в коленках»: живут минутой, думают о простом. Поэтому когда мы говорим «не всегда», да, — не всегда. Большинство — да. Но не все и не везде, и не всегда.

«СП»: — Главный вывод, который делает Зимбардо: власть стремительно деформирует личность. Вы согласны?

—  Да, в большинстве случаев это так. Лично я очень плохо знаю патогенез индивидуального развития наших вождей. Но в жизни каждого из нас, наверняка, есть случаи, когда маленькие вожди — люди, которых мы знали с детства, — приобретая власть, вдруг менялись, становились жестче, нагловатее, меняли ценности, начинали больше любить деньги. У всех, я думаю, есть такие знакомые или друзья, которые дорвались до власти. Но опять же было бы неверным сказать, что власть деформирует любую личность. Нет, не любую. Но многих.

«СП»: — То есть, человек должен сопротивляться?

— Да, а для этого очень четкие нравственные устои. Нравственные устои, не просто пересказанные учителями или папой с мамой, а пропущенные через себя, проанализированные на уровне конкретных действий. Вы понимаете, это серьезная работа, это как мышцы качать, даже мышцы качать легче. Это человек должен себя тренировать и испытывать много-много раз, тогда он сформируется устойчивым, крепким, нравственно крепким человеком. Да, мы все знаем, что таких людей у нас очень мало. Но их вообще в мире очень мало. В нашей стране, может быть, даже меньше, чем в других странах. Но люди, которые прошли такую закалку, они, конечно, не зависимы от власти, у них есть инъекция прививки, и искушение властью их не может сбить с правильного пути. Но правильный путь должен быть хорошо усвоен.

«СП»: — Как этот путь выбрать? Как этой личностью с большой буквы стать?

— Дело в том, что все мы личности, просто разные, у всех разные ценностные структуры, нравственные ориентиры и условные нормы. У кого-то они размыты или же — не самые высокие. Люди как люди. Как стать человеком высоконравственным? Личностью, у которой есть отточенные нравственные критерии. Только в долгих боях с окружающим миром. На эту тему, кстати, написаны миллионы книжек. Но универсального рецепта, его нет. Это долгая работа души и ума. О чем и писали самые лучшие люди этой планеты: начиная — от писателей, заканчивая учеными.

Фото: socialpsychology.org

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Перезагрузка Трампа Перезагрузка Трампа

Кандидат от республиканцев в случае победы снимет санкции с России из опасения ее союза с Китаем

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье