18+
четверг, 8 декабря
Общество

Хроника пылающего гипербомбардировщика

Россия и США наперегонки создают средства воздушного нападения, способные преодолевать любые системы ПВО

  
218

Вокруг американского военного ведомства возник скандал, связанный с очередной неудачей при испытаниях гиперзвукового беспилотного бомбардировщика FHTV-2 (Falcon Hypersonic Technology Vehicle 2). Некоторые политики даже ставят вопрос о закрытии программы создания гиперзвуковых средств доставки ядерного оружия, которая уже «съела» не один десяток миллиардов долларов.

«Соколы» не возвращаются

Реализация этой программы ведется в рамках проекта «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike). PGS предусматривает, в частности, создание двух типов гиперзвуковых летательных аппаратов: FHTV-2 и X-51А.

FHTV-2 является частью проекта Falcon («Сокол»), реализующегося с 2003 года совместно Агентством перспективных оборонных исследовательских проектов (DARPA) Пентагона и ВВС США. Цель — снабдить американские вооруженные силы сверхзвуковыми беспилотными самолетами, способными стартовать с обычных взлетных полос, и ракетами-носителями, которые могли бы разгонять эти беспилотные самолеты до сверхзвуковой скорости.

По замыслу, сверхзвуковой беспилотник должен преодолевать расстояние в 17 тысяч километров за два часа и нести нагрузку в 5500 килограммов при скорости до 15 М (так называемое число Маха, равное скорости распространения звука в воз­душной среде, то есть 1200 километров в час). Первый испытательный полет по этой части программы состоялся 20 апреля нынешнего года. В соответствии с планом аппарат FHTV-2 подняла в воздух ракета-носитель Minotaur IV. Программой испытаний предусматривалось преодолеть расстояние в 7,6 тысячи километров за 30 минут. Аппарат успешно отделился от ракеты, чтобы спланировать на гиперзвуковой скорости и упасть в Тихий океан, в районе атолла Кваджалейн. FHTV-2 развил максимальную скорость в 20 М, однако по ее достижении связь с аппаратом, а соответственно и контроль над ним были полностью утрачены.

Несколько месяцев конструкторы DARPA работали над усовершенствованием системы управления и конструкции корпуса гипербомбародировщика. И вот — новые испытания. И опять — неудача. Через девять минут полета связь с аппаратом была утеряна.

Самоликвидация X-51A

Другое направление в создании гиперзвуковых летательных аппаратов — ракетное — тоже терпит неудачу за неудачей. Гиперзвуковая ракета X-51A, разработанная компанией Boeing, на испытаниях повторяет сбои в работе, характерные для FHTV-2 .

Во время недавних испытаний на заданную высоту — 15 200 метров — ракету доставил стратегический бомбардировщик B-52Н. Предполагалось, что полет продлится 300 секунд, а гиперзвуковой прямоточный воздушно-реактивный двигатель SJX-61 компании Pratt & Whitney разгонит X-51А до 6 М. Однако в действительности после достижения скорости 5 М через 140 секунд полета связь с ракетой, как и в случае с FHTV-2, начала прерываться, а затем пропала совсем. Максимальная высота, достигнутая ракетой, составила 21 300 метров. Затем ракета самоликвидировалась.

Причины, вызвавшие перебои в получении телеметрической информации от FHTV-2 и X-51А, пока не определены. Некоторые ученые считают, что они непреодолимы, поскольку лежат в области свойств плазмы. Дело в том, что на больших скоростях вокруг гиперсамолета или гиперракеты образуется плазменное облако, которое препятствует осуществлению надежной связи с землей. Противодействия этому современной наукой не придумано. Вот почему некоторые американские политики считают дальнейшее осуществление программы бессмысленной тратой средств и времени. Похоже, американский гипербомбардировщик в самом прямом смысле горит синим плазменным пламенем.

В чем наш интерес?

Безусловно, закрытие программы создания американских гиперзвуковых средств доставки ядерного оружия для России — благо. Ведь современные российские зенитные ракетные системы С-400 способны поражать любые цели на скорости примерно до 14 Маха, поэтому если гиперзвуковой аппарат будет способен стабильно работать на скоростях свыше 4 800 м/с, возможностей перехватить его практически не останется. При этом вся наша противоракетная оборона становится совершенно неэффективной и даже бесполезной.

Но другим концом «плазменная проблема» может ударить и по российской программе гиперзвуковых летательных аппаратов. Она в нашей стране велась еще с 50-х годов прошлого века. Однако в самом начале 60-х первые проекты были закрыты на стадии проработки.

В 1979 году Центральный институт авиационного моторостроения (ЦИАМ) имени П. И. Баранова приступил к созданию гиперзвуковой летающей лаборатории «Холод» на базе ракеты 5В28 зенитной ракетной системы С-200 В. В ходе испытаний в 1991-м этот аппарат достиг скорости 5,6 М. До 1999 года было выполнено 7 полетов, причем максимальная скорость доходила до 6,5 М. Кроме того, в 90-х годах ЦИАМ разрабатывал «Исследовательский гиперзвуковой летательный аппарат» (ИГЛА) и гиперзвуковую летающую лабораторию ГЛЛ-8.

Научно-исследовательское предприятие гиперзвуковых систем (НИПГС) холдинговой компании «Ленинец» с конца 80-х годов вело проект гиперзвукового многоцелевого самолета «Аякс». Однако до стадии воплощения в «металл» и проведения испытаний эти проекты так и не доведены. Может быть, на «плазменную проблему» натолкнулись и наши учёные?

Российский вариант: неточно, но надежно

Однако сегодня наши конструкторы вновь начали работы по созданию гиперзвуковых летательных аппаратов. Об этом в ходе авиасалона «МАКС-2009» заявил генеральный директор корпорации «Тактическое ракетное вооружение» Борис Обносов. По его мнению, исследования в области гиперзвуковых летательных аппаратов позволят технически и технологически вывести российскую промышленность на принципиально новый уровень развития, поскольку их создание по сложности поставленной задачи сопоставимо с запуском первого человека в космос. Ведь гиперзвук — это всеобъемлющая тема, она предполагает разработку новых двигателей, нового топлива для них, новых материалов, новой бортовой электроники, новых боевых частей. Речь в данном случае идет о скоростях в 12−14 М. Такое оружие рассчитано на совершенно новые условия его применения. В России, подчеркнул гендиректор, пока есть определенный задел по этой теме и сейчас главное — не упустить время. «Мы работаем, — заверил Борис Обносов, — и в ближайшем будущем результаты будут».

Недавно в прессе появилось сообщение о том, что в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) состоялись исследования аэрокосмического комплекса, предназначенного для межконтинентальных перелетов со скоростью, близкой к первой космической — около 20 тысяч км/ч. Как сообщает пресс-служба ЦАГИ, система состоит из дозвукового самолета-носителя и воздушно-космического самолета (ВКС) с жидкостным ракетным двигателем. При дальности 16—17 тыс. км время полет воздушно-космического самолета проходит в три стадии — активное выведение на орбиту, космический полет с околоорбитальной скоростью и планирование в атмосфере. Причем этот перелет не займет больше чем 50 минут.

В качестве самолета-носителя могут использоваться Ил-76МФ и Ил-96−400Т. Именно транспортный самолет должен поднять основной разгоняемый модуль на большую высоту. После этого воздушно-космический самолет самостоятельно выберется на орбиту, наберет скорость до 20 тысяч километров в час, а потом спланирует в атмосфере к нужной цели.

Ранее ЦАГИ провел системный анализ различных вариантов многоразовой ракетно-космической системы (МРКС 1). МРКС-1 представляет собой частично многоразовую ракету-носитель вертикального старта на основе крылатой многоразовой первой ступени, выполненной по самолетной схеме и возвращаемой в район старта для горизонтальной посадки на аэродром 1-го класса, и на основе одноразовых вторых ступеней и разгонных блоков. Крылатый многоразовый блок первой ступени оснащается маршевыми жидкостными ракетными двигателями многоразового использования.

По некоторым данным, российские ученые, давно знавшие о существовании «плазменной проблемы», сумели обойти её самым простейшим образом. Несущий ядерный заряд гиперзвуковой летательный аппарат работает не по наводкам с земли, как у американцев, а по программе, заранее заложенной в бортовой компьютер. Вместо высокоточных ударов — стрельба по площадям, зато просто и надежно.

Зарубежные аналитики высоко оценивают возможности российского ВПК в этом отношении. «Основным российским технологиям, необходимым для этого, уже полстолетия, — считает американский эксперт по космосу Джим Оберг. — Русские экспериментировали с крылатыми космическими кораблями с 1960-х годов и даже вывели прототип на орбиту, но сегодня они ослаблены реформами. Поэтому все зависит от политической воли руководства страны и вооруженными силами».

А эта проблема, пожалуй, посложней технической. Но будем надеяться, что и она преодолима.

На снимке: Hypersonic HTV-2 отбросил обтекатель.

Фото: space.com

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня