18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Крым: Поле битвы счастливых людей

Под Севастополем грянула самая масштабная реконструкция первого сражения Крымской войны

  
94

Полтора века назад на черноморские берега России пришли враги. С тех пор мы почему-то позволили убедить себя, что проиграли Крымскую войну. Из поколения в поколение буквально вталкивали в историческую память — севастопольская страда есть «тяжелейшее поражение Отечества». Мол, царь-сатрап, дикость и закономерный крах Империи. Но разве враг дошел тогда до Волги или хотя бы до Москвы?

Пропорционально численности своего населения Франция, Англия и Турция потеряли в Крыму намного больше, чем Россия. Вражеская коалиция углубились лишь на 15 км русской территории, заняла несколько незначительных прибрежных городков и южную сторону Севастополя. Северная сторона города-крепости оставалась непокоренной, в ходе войны сюда спокойно приезжал молодой император Александр II. Очень скоро в севастопольской бухте отшвартуются новые броненосцы Черноморского флота, а казаки Скобелева ворвутся в предместья Стамбула…

Сегодня в Крыму снова гремят пушки, и дым ружейных залпов стелется по виноградникам. Здесь грянула четвёртая по счёту и самая масштабная реконструкция первой битвы Крымской войны — знаменитого Альминского сражения. Полтораста бойцов из военно-исторических клубов Севастополя и Евпатории, Курска и Киева, Воронежа и Петербурга привезли воссозданное оружие, военную форму и другие атрибуты бивуачной жизни середины XIX века. Вместе с нашими солдатами на поле брани вышли англичане, итальянцы и французы — 57-й полк королевской пехоты Великобритании, Савойская бригада, 3-й зуавский полк.

…Итак, непобедимый английский флот испугался крупнокалиберной морской артиллерии севастопольских равелинов. Армада западных войск высадилась в степи под Евпаторией и пешим маршем валит обратно на юг, к главной базе Черноморского флота. Это начало Крымской войны — горечь и слава России.

Адмирал Нахимов предлагал поднять паруса российской эскадры и погибнуть в бою, но главнокомандующий князь Меньшиков приказал затопить корабли у входа в бухту. Таким образом с моря Севастополь оказался неприступен, зато на суше совершенно не готов к бою.

Их было больше шестидесяти тысяч — гордые солдаты Британской империи и французы, страстно желавшие реванша за наполеоновский позор. Бородатые французские стрелки-зуавы носили красные африканские тюрбаны и метко стреляли из новеньких нарезных штуцеров. Они очень спешили, чтобы с ходу захватить город.

Союзники знали, что численность русских бойцов всего тридцать тысяч. К тому же, прицельная дальность западноевропейского штуцера была на триста шагов дальше, чем российского гладкоствольного ружья. Московитов можно было расстреливать легко и безнаказанно, как зверей на осеннем лугу.

В день Рождества Богородицы севастопольские полки отслужили молебен и двинулись навстречу неприятелю, превосходившему в два раза. В городских храмах остались матери, жены и дети.

Маленькая бахчисарайская речушка Альма. Русские заняли низкие холмы. Ключевым левым флангом командовал генерал Кирьяков, редко бывший трезвым. На приказ князя Меньшикова встретить атаку французов фронтальным огнем он ответил:

— Не беспокойтесь, ваше сиятельство, шапками закидаем…

Это здесь, на Альме родилась знаменитая «шапкозакидательская» фраза, слишком дорого обошедшаяся нашему Отечеству. Ополумевший от коньяка генерал скомандовал необъяснимое отступление. Французские роты практически беспрепятственно взобрались на оставленную позицию и обрушили убийственный штуцерный огонь по центру российских войск.

Семь часов продолжался бой у моста через Альму. Наши держались штыком и картечью. Отступили, потеряв лишь три пушки и портфель с бумагами главнокомандующего. С поля битвы удалось вывести 81 орудие, а главное, были сохранены знамена.

Французы и англичане, потрясенные масштабом своих потерь, не решились на преследование. В первом же столкновении пали до пяти тысяч союзников, то есть каждый десятый солдат. Для европейцев слишком много. Британцы говорили: «еще один такой бой, и у королевы Англии не останется армии». Подсчитав убитых, они всерьез обсуждали отход из Крыма. Однако было принято решение продолжать кампанию.

Альминская битва остановила продвижение войск союзников к Севастополю так надолго, что город успел подготовиться к 349 дням беспримерной обороны. Можно ли называть это поражением?

…Первый выстрел по савойцам делает рядовой Бородинского егерского полка — в обычной жизни начальник дежурной смены Московского пожарно-спасательного отряда. — Как зовут? Алексей! — а фамилия тонет в грохоте нового залпа.

Банит орудийный ствол лауреат конкурса «Лучший пекарь Севастополя» Андрей Васильевич — теперь он в пушечном расчете, который стоит насмерть. Скоро пушку разобьют французы, и придется банником отбивать штыковую атаку.

Евпаторийский боцман Михаил Неумывако обошел весь мировой океан, кроме Северного Ледовитого. Старый моряк отложил 500 долларов на гренадерский мундир, но пошить форму к битве не успел, а потому тащит заряды просто так, «по гражданке»:

— Что за народ на этом поле? Не для прессы — мы еб… тые! Так и запиши — мы счастливые люди!

Крымский вице-спикер Константин Бахарев восторженно отчитывается прессе, что Верховный Совет автономии возродил День памяти русского воинства, отмененный после 1917 года:

— Завидую ребятам-реконструкторам! Знаете, я тоже мечтаю встать в стрелковую цепь Владимирского мушкетерского полка…

Посол Франции на Украине Жак Фор — элегантный седой бородач в белой рубашке-апаш и черном пиджаке с цветным платком:

— Мой выбор — русский казак! Нет, не из-за экзотики. Я слишком стар, чтобы служить в пехоте, а на лошади еще могу!..

Помощник французского военного атташе, молодой мичман Мишель Франциз предпочел роль экзотического зуава, которые дерзким рейдом захватили русскую батарею. Зато ответ генерального консула РФ в Симферополе Владимира Андреева показался, мягко говоря, странным:

— В реконструкции Альминской битвы участвовать не хочу, даже если имел бы такую возможность. Но если получу приказ сверху — участвовать буду. И тогда мы в этой битве победим!

Организовал реконструкцию Альминской битвы-2011 киевский богач и известный ресторатор Алексей Шереметьев — настоящий фанатик военной истории нашего Отечества. На Альме он одевает форму русского генерала Крымской войны. В Киеве ездит по Крещатику на советском бронетранспортере с красным флагом Победы.

Год назад Шереметьев открыл лучший в СНГ частный музей. Михайловский артиллерийский равелин на Северной стороне Севастополя стал огромной экспозицией истории города-героя. Впечатление ошеломляющее. За год новый севастопольский музей посетили больше 70 тысяч человек. Ни о какой прибыли речь тут не идет. Зато человек не зря потратил свои деньги.

Фото автора

Крым

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня