18+
суббота, 3 декабря
Общество

«Бандитов, кажется, позвали свои»

Дачные скандалы: даже элементарная модель самоуправления в России пока работает со скрипом

  
104

В советские времена подобные случаи поэтично назывались «Письмо позвало в дорогу». В редакцию «СП» обратился столичный предприниматель Максим Антонов и рассказал, что стал объектом рейдерской атаки. Однако речь не о бизнесе самого Максима, а о садовом товариществе, председателем правления которого он является. «Я уже второй год пытаюсь разобраться в запутанных делах кооператива, но теперь у меня нет сомнения — мы перешли дорогу каким-то чиновникам», — сказал Антонов.

Действие происходит в Наро-Фоминском районе Московской области, недалеко от Киевского шоссе (М3). Фабула истории, со слов предпринимателя, такова: через территорию садоводческого некоммерческого товарищества (СНТ) «Тяжмашевец» повадились ездить строители соседнего коттеджного поселка «Шеломово-2». На эту строящуюся территорию можно проехать либо через шестисоточные участки «Тяжмашевца», либо через новый и дорогой поселок «Шеломово-1». Более влиятельные коттеджевладельцы тяжелую технику через свой поселок не пустили, строителям пришлось наступать на дачников попроще…

В результате за два сезона работы самосвалов и экскаваторов бетонная асфальтированная дорога к «Тяжмашевцу», понятно, основательно разбилась. Ее ремонтируют за свой счет — но при этом в какой-то момент общим собранием садоводов было решено не пропускать строителей к коттеджному поселку, пока те не согласятся платить за содержание дороги. Тут-то и подключились чиновники в лице команды, управляющей соседним городским поселением «Киевский» (это поселок из нескольких многоэтажек у железнодорожного узла Бекасово).

Вначале, как вспоминает Максим Антонов, глава Киевского и его заместитель просто требовали обеспечить строителям проезд по территории товарищества. Затем начались маневры: так, на одно из общих собраний «Тяжмашевца» явилась целая команда странных людей на минивэне «Соболь»: они пытались участвовать в голосовании, хотя никто из них членом кооператива не является.

Когда эта попытка не удалась, чиновники перешли к откровенным угрозам. «Они развесили на столбах в поселке объявления, где откровенно обещали „проблемы“ тем, кто выступает за запрет проезда к коттеджам», — пересказывал «СП» Максим Антонов. Иными словами, сосуществование треугольника — дачники «Тяжмашевца», строители коттеджей и администрация Киевского — уже вышло за мирные рамки.

Дело усугубляется тем, что эта часть Наро-Фоминского района — будущая территория Москвы, и цены на землю и недвижимость в этих местах сейчас нестабильные. А в силах местного муниципалитета устроить «тяжмашевцам» второй «Речник» — или иным способом подпортить дачникам жизнь.


«Тяжмашевец» начинается с новеньких автоматических ворот. Управляются они с пульта — у своих он есть прямо в машине, а гостям ворота открывает миловидная сторож Лена.

— Вон с теми коттеджами у нас война, — Лена показывает вправо. — Товарищи ездят по нашей дороге и ничего не платят. А у нас даже для членов товарищества взносы 50 рублей за «Газель» и 200 за КАМАЗ, ведь эту дорогу надо регулярно ремонтировать. Мы их просили не ездить хотя бы в апреле, когда грунт размыт. Не хотят… Теперь мы их просто не пускаем, держим оборону. Тут прямо настоящие бои идут, кто-то кому-то обещал коленки прострелить.

Смешное как будто ограничение — запрет на езду тяжелой технике в апреле-мае, когда самое начало строительного сезона — на самом деле вполне резонно. «Бетонка», пусть и залитая асфальтом, от тяжелой техники «плывет», как доски, положенные в деревенскую лужу. Попробуй потом поставь эти плиты точно на место…

Стройплощадка коттеджного поселка — очень среднего уровня, богатством и размахом здесь не особенно пахнет. Больше похоже на то, что кому-то средней руки достался неплохой кусок леса и этот «кто-то» смог добиться разрешения на строительство. А через кого вести коммуникации — никто не продумывал.

Пока «тяжмашевцы» держат оборону и технику на строительство не пускают. «У меня инструкции — без разрешения председателя не открывать ворота», — Лена решительно помахивает пультом.

«Каждое утро ездили, аж земля дрожала, — проходящая мимо немолодая женщина в вязаной шапке охотно поддерживает беседу. — Утром туда, вечером обратно. Мы им никакого разрешения не давали, у них должна быть дорога по Шеломову, а не через наше товарищество!»

Нина Николаевна — так зовут женщину — закуривает и задумывается. Между тем утренний поселок оживает — вот из ворот соседнего участка, как раз рядом со сторожкой и дорогой, где ездят КамАЗы, вышла еще одна обитательница «Тяжмашевца». Это Татьяна Николаевна — оказавшаяся, к тому же, и секретарем правления. «Они просили у нас разрешения, объясняя, что там есть какая-то дорога, но она длинная, кривая, объездная, и для строительной техники не очень подходит, — поясняет она. — Мы им отказали. Было решение собрания по этому поводу, но тем не менее, у них разрешение появилось, хоть собрание нашего кооператива проголосовало против»

На том самом собрании, где появились местные чиновники и фальшивые «садоводы», Татьяна Николаевна не была, зато Нина Николаевна там присутствовала. «Я была на том собрании, да, — подтвердила она. — Приехал какой-то человек, заместитель кого-то там в Киевском, привёз с собой каких-то людей и демонстрировал нам своё удостоверение под номером 001. Мы говорим, а какой же номер у твоего начальника? Три нуля что ли?»

В целом, тогда садоводы проявили бдительность и не дали незнакомцам голосовать, говорит Нина Николаевна. Но вот что интересно — подключается Татьяна — «приезжали какие-то люди, угрожали, причем, в какой-то бандюковой форме… это так неприятно и, собственно говоря, с какой стати? Они ощущали право на эту дорогу, может, кто-то из предыдущих председателей пообещал им дать разрешение пользоваться ею?

Обсуждение прежних председателей правления садоводства оказалось темой общеинтересной — практически все проходящие мимо дачники включались в разговор и все сходились в одном: при прежних председателях, хоть они и подворовывали, по общему мнению — всё было тихо и мирно. Скандалы начались именно с избранием на пост главы СНТ Максима Антонова — который, как говорят местные «оппозиционеры» из ревизионной комиссии, даже не является официальным владельцем своего участка, оформленного на мать предпринимателя Светлану.

Чем Антонов отличается от предыдущих председателей? Тем, что впервые за много лет решился на активные меры — расчистить от мусора дорожки и площадку, залить асфальтом дорожку до соседнего кооператива, поставить автоматические ворота. Интернет провел, как говорят. И все же против него — значительная часть жителей «Тяжмашевца».

"Лично я его не просила делать эти автоматические ворота. И номерки на дома тоже никому тут не нужны, — говорит жительница соседней «линии». — Вот кому, зачем то всё нужно? Мне лично кажется, что тут какое-то отмывание идет".

«Между нами говоря, у меня ощущение, что и бандитов этих сюда позвали свои, — говорит, когда люди начали уже расходиться, Татьяна Ивановна. — И чиновников тоже. Видимо, кому-то хочется то ли отомстить, то ли просто скинуть председателя. Да он и сам уже не рад — просил на последнем собрании его освободить».


Садоводческие товарищества (как и гаражные, и жилищные кооперативы, и отчасти ТСЖ) — вполне годятся на роль лаборатории местного самоуправления в российских условиях. Работающая демократия и вполне реальный список вопросов, подлежащих решению. Ресурсы налогоплательщиков и их распределение — причем в силу масштаба кооперативов «бюджетная политика» правлений очевидна почти всем. Склонность большинства правлений к переизбранию на второй и следующие сроки — до тех пор, пока им не устроят обструкцию оппоненты.

Взгляд на эту работающую, хоть и примитивную, модель реальной демократии в России, дает понимание нескольких основных моментов. Первый — и самый печальный — в том, что четких процедур, позволяющих оперативно оценивать и корректировать политику правления, люди в большинстве своем так и не создали.

Второй вывод — в том, что (по крайней мере, в правлениях) костяк «избирателей» составляют люди вполне консервативных убеждений, которым не нужны изменения, тем более революционные. Любые достаточно активные реформы — пусть они сто раз жизненно необходимы — будут встречать сопротивление и подозрения со стороны большой части «гражданского общества» кооперативного масштаба.

И, наконец, вывод третий — если почти неизбежный в кооперативе конфликт переходит в «горячую» фазу, то все конфликтующие стороны склонны привлекать на свою сторону внешние, часто недружественные по отношению к кооперативу в целом, силы. Например, чиновников — хотя практически все четко понимают, что чем меньше иметь с ними дела, тем спокойнее. Или, как это сделал сам Антонов — прессу.

Собственно, примерно так же действовали люди на этой земле и 500, и тысячу лет тому назад, и даже еще раньше. Может, потому и демократия у нас все время получается какой-то ущербной?

Фото: Антон Размахнин

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня