Общество

Московский роман афганской Джульетты

Опасаясь преследования на родине, влюбленная пара перебралась в Россию

  
1071

Фарзад и Гулчехра живут в изгнании. Любовь против воли родителей вынудила их покинуть родину — Афганистан. Влюблённые нашли приют — Россия, но и здесь молодая семья не нашла покой.

Фарзад и я входим в уютную прихожую. Навстречу выбегают черноглазые малыши, а за ребятами идёт Гулчехра. В этой однокомнатной московской квартире живёт сразу две семьи: так дешевле. Гулчехра приглашает меня в «свою комнату». По мягким коврам мы проходим на кухню, где живут Фарзад с женой и их годовалый сын. Днём кухня используется по назначению, а ночью из углов достаются матрасы и на её месте появляется спальня. Другое «жилое» помещение этой квартиры снимают соотечественники Гулчехры и Фарзада. Мы садимся на ковёр. Вдруг Фарзад заметно забеспокоился. Он боится не московских властей — они и так знают его шаткое положение, а возможную депортацию в Афганистан.

Жизнь «до»: Афганистан

«СП»: — Кем вы были в Афганистане?

— Было время, я работал на автосервисе, в ремонте одежды, магазине. Раньше мы жили в Кабуле, теперь — в Кундузе.

В 2000-м году Фарзад покинул страну — не смог ужиться с режимом талибов: «они из человека делали животное». Периодически он приезжал домой.

«СП»: — А как вы увидели Гулчехру?

— Моя племянница дружила с ней. Случайно увидел её.

И началось общение по дороге в школу: девушка тогда ещё училась. Гулчехра и Фарзад улыбаются, вспоминая прошлое. Вскоре, по обычаю, Фарзад сообщил о намерениях жениться своим родственникам и они дали «добро» на свадьбу. Когда дело дошло до отца девушки, то тот резко отказал юноше в этом браке:

— Не знаю, почему он так сделал. Её отец — пуштун (афганец), а я — таджик.

«СП»: — Думаете, тут проблема в национальности?

— Может, это. Не знаю. Я уехал в Москву — работать, а мои родственники два или три года ходили к отцу Гулчехры, но он отказывал. В последний раз она мне позвонила и сообщила, что семья выдаёт её замуж и уже была помолвка. Скоро свадьба. Гулчехра плакала, сказала: «Делай что хочешь, не хочу выходить замуж за этого мужчину».

Дальше события развивались романтично для нашего времени: друзья Фарзада в Москве помогли ему сделать приглашение для Гулчехры, жених оформил визу, купил билеты, договорился с девушкой о месте встрече в Кабуле. «Мы почувствовали себя спокойно только в самолёте» — вспоминает Фарзад. Вся операция «похищение» проходила в строжайшем секрете, под постоянным страхом быть пойманными.

«СП»: — Фарзад, вы боитесь возвращения в Афганистан?

— Жених, брат, отец Гулчехры убьют её, если найдут. По афганским понятиям, она запятнала их честь. И теперь её должны забить камнями — это исламский закон. Если не это, то восемьдесят ударов палками — от этого тоже можно умереть.

Гулчехра почти всё время разговора сидит с нами на кухне, она не понимает русский язык, а как хочется спросить её, почему она пошла на такое: жизнь на кухне без завтрашнего дня, что её толкнуло? Но Фарзад сам заговаривает на это тему:

— Женщины в Афганистане, как дети — не имеют прав. Что им скажут мужчины, то они и делают. Часто люди только после свадьбы знакомятся друг с другом. Часто потом муж жениться второй раз.

Положение афганских женщин в обществе сильно зависит от семьи, в которых они родились: одни свободно ходят на работу, а другие не могут даже приближаться к окну. Почти 80% браков заключается «с закрытыми глазами». Почти все они — несчастливые. Афганские женщины в этой ситуации ничего не могут сделать. Им остаётся только смириться: разводов почти нет.

Я хотела спросить Фарзада, почему он для убежища выбрал Россию — она так далеко, да и культуры очень разные. Но он опередил меня:

— Если бы мы поехали бы в Иран или Пакистан, то там родственники Гулчехры могли бы нас найти.

«СП»: — Т.е., они могли бы искать вас?

— До сих пор ищут.

Конечно, история Фарзада и Гулчехры в Афганистане не первая, просто такие случаи не принято в этой стране придавать огласке. Казалось бы, пора написать: «они жили долго и счастливо», — но рано.

Жизнь «после»: Россия

По приезде в Москву Гулчехра и Фарзад поженились по мусульманскому обычаю в мечети, нашли жильё. Казалось бы, вот оно, долгожданное счастье, но влюблённые и не подозревали, что в России их основным занятием будет хождение по инстанциям и судам.

«СП»: — Фарзад, у вас с Гулчехрой есть какие-нибудь документы?

— У нас есть бумаги из ООН и «Гражданского Содействия».

Первая справка предлагает им помощь в получении статуса беженца, вторая — его неофициально подтверждает. Документы помогали Фарзаду при общении с милицией. Всё. Фарзад держит в руках огромную папку с бумагами. Здесь его двухлетние труды — постановления из районного суда, московского городского, письма, прошения:

— Сотрудники УФМС нам полностью отказали. Мы обращались в ООН — они нам: «ждите, ждите, ждите».

Фарзад и Гулчехра добивались «статуса беженцев», судились, но безуспешно. Как сообщил мне позже адвокат, Максим Крупский, Фарзаду и Гулчехре сотрудники УФМС отказали в «статусе беженцев» потому, что они не смогли предъявить документальных подтверждении своей истории в Афганистане — таков Федеральный Закон РФ «О беженцах».

— Кто-то думает: «как мне тут хорошо, в Москве». А у моего сына — кашель, насморк. Но мне даже не хочется в поликлинику идти. Регистрации, страхового полиса нет. И относятся к нам там как к животным. Когда бывает совсем плохо, Гулчехра говорит мне: «Зато мы вместе, мы счастливы».

Сын Фарзада и Гулчехры, он активно участвует в нашей беседе, родился через год после их приезда в Москву, в 2010 году. Но такому малышу уже много пришлось пережить.

— Он заболел после рождения, поликлиника отказала ему в лечении — нет полиса. Его начало тошнить — я вызвал скорую помощь.

Если бы не вмешался Департамент Здравоохранения Гулчехру с сыном «отправили» бы из инфекционной больницы, куда их привезла машина скорой помощи.

«СП»: — Фарзад, вы получаете какие-нибудь льготы на ребёнка?

— Ничего не получаем. В поликлинике нас не принимают, говорят — не граждане России.

Чтобы получить регистрацию, этот определяющий фактор для российских чиновников, Фарзаду и Гулчехре, как говорит Максим Крупский, нужно легализовать себя на территории РФ. Для начала получить «статус беженца», или «временное убежище». В одном Гулчехре и Фарзаду уже отказали.

Сейчас Фарзад работает нелегально в магазине портным — укорачивает вещи. Но если на рынок приходят проверяющие органы, а это бывает часто, Фарзад убегает — новый закон не разрешает работать иностранцам. Так он теряет рабочий день, а вместе с ним — заработок.

После консультации с тем же Максимом Крупским, я выяснила, что пока рассматривается ходатайство, а Фарзад и Гулчехра подали новое — на «временное убежище», Закон предоставляет им медицинское обслуживание, право устраиваться на работу, другие льготы, «но по факту их никуда не берут».

— Я не хочу, чтобы кто-то меня поддерживал. Разрешение на работу дайте мне, хотя бы временное, чтобы накормить своего ребёнка и жену.

Пока что Фарзад работает нелегально — 300 рублей в день. Десять тысяч в месяц Фарзад отдаёт на оплату «комнаты», молодожёны живут «в долг». Как говорит с горечью Фарзад, знакомые его избегают — никто не любит давать деньги «в никуда».

Беседа подходит к концу. Гулчехра наливает мне чай. Я спрашиваю Фарзада об Афганистане — пусть вспомнит что-то хорошее о доме. Он начал было, но у него ничего не вышло. В этой стране, по словам Фарзада, живётся неспокойно: сегодня людей умирает больше, чем во время войны. «Так, может, хорошо, что вы живёте в России, для ребёнка лучше?» — возникает у меня вопрос. Но Фарзад со мной не согласен: в Афганистане и России ни его сын, ни жена не смогут получить образования, он не видит нормальной жизни для них в этих странах:

— Я вырос в военное время и не смог получить полноценное образование, в Афганистане целое поколение не имеют его. И я хочу найти место на земле, где мой сын мог бы спокойно ходить в детский сад, школу, мог просто нормально жить.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня