18+
пятница, 9 декабря
Общество

«Минским террористам» осталось два дня

Несмотря на доводы следствия, вина подозреваемых вызывает немало сомнений

  
18

В среду, 30 ноября, в Беларуси ожидается оглашение приговора «минским террористам». Гособвинение требует для Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева, подозреваемых в организации теракта в метро в апреле нынешнего года, смертной казни. Тогда, напомним, погибли 15 человек, еще около 200 пострадало. Но чем ближе кульминация процесса, тем больше вопросов возникает у самих белорусов. Уже в первые часы после взрыва в Интернете появились версии, что за терактом стоят спецслужбы, которые таким образом пытались отвлечь внимание людей от разгорающегося в стране кризиса. Когда спустя всего сутки после взрыва силовикам удалось задержать подозреваемых, вопросов меньше не стало. Недоверие усилилось уже во время процесса. Обвинители до сих пор, хотя суд идет уже три месяца, не могут дать ответы на самые простые вопросы, например — как вышли на квартиру, в которой находились обвиняемые? Почему риелтор, сдававшая помещение, не смогла опознать ни одного из подозреваемых? О некоторых нестыковках дела о взрыве в минском метро «СП» уже писала ранее.

Процесс был настолько плохо слепленным, что представители спецслужб стали «на условиях анонимности» связываться с журналистами и якобы «сливать» им информацию, выставляющую процесс в выгодном для обвинителей свете, чтобы хоть как-то изменить общественное мнение, в котором крепнет уверенность, что Коновалов и Ковалев — козлы отпущения, которыми пытаются прикрыть преступные действия властей.

Дошло до того, что в стране был организован сбор подписей под петицией, которую собираются направить в комитет по правам человека ООН. В петиции требуют не допустить казни людей, чья вина не доказана, остановить процесс, бросающий тень на судебную систему Беларуси. В социальных сетях были созданы специальные группы, призываюшие поучаствовать в судьбе подозреваемых. За 10 дней петицию подписали уже 40 000 человек, но сложно сказать, успеет ли она как-то повлиять на судьбу обвиняемых, приговор которым огласят уже послезавтра.

Собирает подписи и мать Владислава Ковалева, под ее петицией подписались около 4000 человек. Любовь Ковалева говорит: «Я обращаюсь с этой петицией к вам с одной лишь просьбой: я прошу вас помочь не убить моего сына, Владислава Ковалева, и его знакомого, Дмитрия Коновалова, а вместо этого потребовать найти тех, кто действительно должен нести ответственность за совершенные преступления. На данный момент Беларусь — единственная страна в Европе, в которой существует смертная казнь. И пока мальчишки сидят за решеткой, те, кто организовал теракт, ходят на свободе».

Главный обвиняемый Дмитрий Коновалов, похоже, не сомневается в том, что его приговорят к смертной казни, затребованной гособвинитем. Когда ему предоставили последнее слово, он сказал только «Не надо!». Предполагаемый сообщник Владислав Ковалев был более многословен, он заявил о своей невиновности, извинился перед Коноваловым за то, что очернил его во время предварительного следствия под давлением дознавателей: «Я слышал крики Коновалова, и думал, что скоро примутся за меня. Нас очень часто допрашивали без протокола и всегда указывали, что говорить на допросах с видеофиксацией и очных ставках. Я сначала не мог понять, зачем обвинять Коновалова в других мелких преступлениях. Но потом понял, что версия о человеке, который в один прекрасный день вдруг взял и взорвал бомбу в метро, звучит неправдоподобно. Я уверен, что Коновалов не причастен к взрыву на „Октябрьской“. И я невиновен. Если я нахожусь в этой клетке, это не значит, что я совершил преступление».

С самого начала у общественности вызывал вопросы и тот странный факт, что очень долгое время журналистам и обычным белорусам не показывали видео с места событий, только какие-то разрозненные стоп-кадры, по которым сложно было понять общую картину. Адвокат Ковалева Станислав Абразей уверен, что это произошло из-за того, что видеозапись монтировалась — суд отклонил его ходатайство предоставить для рассмотрения первичные носители информации, винчестеры с видеозаписями с камер наблюдения в минском метро.

Он пытается спасти обоих подозреваемых, и построил защиту своего подопечного на защите Коновалова, утверждая, что раз тот не виноват, то и к Ковалеву претензий никаких не может быть. Абразей доказывает, что видеозапись, на которой построено все обвинение — смонтированная фальшивка: «На рассмотрение в суде видеозаписи были предоставлены переписанными на диски. Непонятно, почему выемка видеоматериала изначально была произведена только с трех станций метрополитена — „Октябрьской“, „Купаловской“ и „Фрунзенской“, словно следствие заранее знало, где искать подозреваемого. На записи мы видим, что во время движения по эскалатору человек, которого следствие считает Коноваловым, постоянно исчезает с пленки в ключевых моментах, и не видно, что же он делает в это время. Когда человек едет на эскалаторе — на сумке видна большая белая эмблема, потом он исчезает, идет монтажная склейка, и из вагона поезда выходит другой человек с абсолютно черной сумкой. Также на видео были обнаружены результаты грубой, неумелой ретуши — за несколько минут до взрыва на пленке буквально растворяется человек, похожий на того, что нес сумку, и, по версии следствия, находившийся на верху лестницы, а совсем не под ней, откуда его и стерли. Нет доказательств того, что человек на видео поставил сумку именно возле скамейки. Нет доказательств, что взорвалась именно сумка, не найдет пульт, с которого был произведен взрыв. ФСБ не установила портретное сходство лица на видео из метро 11 апреля 2011 года с Коноваловым. У этого лица на видео нет светлой эмблемы на брюках слева на всех записях 11 апреля, а на брюках Коновалова после задержания эта эмблема есть».

На видео есть и заметная «подсъемка». В 17:54:42 на лестнице еще обычная для часа пик толпа народа, потом идет резкая монтажная склейка, изображение дергается, и в 17:55:44, за пару секунд до взрыва, лестница уже практически пуста, и на ступенях у перехода стоят двое мужчин, а недалеко от них — человек в черном, подозреваемый. А в момент взрыва видно, что ни двоих беседующих, ни человека в черном на лестнице нет. Возникает ощущение, что кого-то просто одели, как мужчин с лестницы, бывших там до монтажа, досняли позже и вклеили в видеозапись. Тем более, что, несмотря на заявления следствия о том, что все, кто был рядом с террористом на его пути следования найдены и допрошены, данные мужчины в суде почему-то не выступали.

В результате Абразей делает вывод: если бы не признание Коновалова, полученное под давлением, то у следствия ничего не было бы для суда, никаких доказательств.

В виновность подозреваемых не верят даже некоторые потерпевшие! И им, так же как адвокатам, судьи постоянно и без причины отказывают в совершенно оправданных и логичных ходатайствах.

Например, потерпевший Самвел Саакян потребовал, чтобы в суд вызвали спецназовцев подразделения «Алмаз», которые задерживали Коновалова и Ковалёва. Однако судья Александр Федорцов потерпевшему отказал. Когда этот же человек потребовал вызывать в суд участвовавшего в задержании майора Королевича, судья снова отказался, сославшись на то, что указанный майор сейчас в командировке — словно слушается дело о хищении мешка картошки, а не о терроризме, и такая мелочь, как командировка, может служить уважительной причиной для отсутствия важного свидетеля в суде.

Пострадавший при взрыве в минском метро Андрей Тышкевич заявил, что суд зародил в нем серьезные сомнения в виновности Ковалева и Коновалова: «В заключении экспертов ФСБ говорится о такой мощности взрыва, что люди на расстоянии 35 метров получили баротравмы. Но на обвиняемом не было следов взрыва. Кроме того, один из пострадавших сидел на скамейке и он выживает. Хотя мощность взрыва — 12,5 кг тротила. Что же это был за взрыв?». Разумеется, вопрос остался без ответа, но присутствующие в зале суда выступление Тышкевича закончили аплодисментами, за что судья удалил некоторых с заседания.

Потерпевшая Людмила Жечко: «Есть огромное количество экспертиз, которые проводились чисто теоретически. Например, почему не проводилось ни одного взрыва на полигоне? Я спросила у эксперта: а вы вообще пробовали воспроизвести то, что Коновалов нарисовал и соединил? Это могло взорваться и нанести именно такой ущерб? Мне ответили: „Так задача не ставилась, я был приглашен чисто теоретически“. Я вообще не верю, что это Ковалев и Коновалов. Коновалов рассказывал на следствии, что он взрывчатку формировал руками. Но, позвольте, там же присутствует азотная кислота! Президент сказал: „Покажите людям этих уродов, покажите их лица обществу“. Я вижу лица, но я не уверена, что это они виновны. Я не понимаю, кто и что за этим стоит. Не думаю, что здесь все так просто»…

Несмотря на все эти вопросы, суд очень сильно торопится вынести приговор и привести его в исполнение, не обращая внимание ни на какие факты и доводы. Похоже, Коновалова и Ковалева хотят поскорее расстрелять и объявить дело закрытым. Тем более, что Лукашенко за много недель до окончания следствия наградил ряд представителей спецслужб за успешное раскрытие теракта. Им что, теперь ордена и медали возвращать?

Минск

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня