18+
суббота, 3 декабря
Общество

Три дня ада в РОВД

Суд обязал Минфин выплатить изувеченному в милиции узбекскому рабочему 840 тыс. рублей

  
31

Российская Федерация, а точнее, финансовый департамент Воронежской области должен выплатить 840 тысяч рублей трудовому мигранту из Узбекистана Рашиду Раззакову. В такую сумму суд оценил трехдневное пребывание гастарбайтера в Железнодорожном РОВД Воронежа. Мужчину там жестоко пытали, требуя, чтобы он признался в убийстве, которого не совершал.

История, в общем-то, не новая. Об изуверствах правоохранителей сказано, написано и показано немало. Но дело Раззакова по-своему уникально: не так часто гастарбайтеры у нас ищут справедливости в суде. И уж вовсе беспрецедентный случай, когда решение принимается в их пользу.

Милиционеры же, которые выбивали из задержанного показания, оказались для закона не досягаемыми, несмотря на то, что своих мучителей потерпевший опознал. После переаттестации они стали полицейскими и продолжили свой карьерный рост.

Рашид Раззаков приехал в Россию лет десять назад, как и многие его соотечественники, чтобы подработать. На родине, в Узбекистане, у него остались старенькие родители, младшие братья и сестры. Как старший сын, он должен был заботиться о них. Оттого, наверное, собственной семьей к своим 38-и годам так и не обзавелся. В Воронеже Рашид получил регистрацию и право на работу (по профессии он плиточник), снял небольшую комнату у пожилой женщины.

Все знали его как работящего, скромного человека. Начальство говорило: «Мухи не обидит».

Все перевернул воскресный день 26 апреля 2009 года. Утром Раззакову позвонил его прораб и предложил встретиться на автобусной остановке вроде как для того, чтобы отдать зарплату. Но денег своих Рашид так и не увидел.

Он не знал, что за пару часов до этого с начальником серьезно «поработали» трое неизвестных, которые представились сотрудниками милиции. По их словам, они расследовали убийство дворника: его задушили, а потом бросили в реку.

«Эти люди сказали прорабу, что он может помочь им обезвредить опасного преступника и показали фотографию Раззакова, — рассказала „СП“ адвокат Ольга Гнездилова, которая представляет интересы потерпевшего. — Начальник засомневался: „Он тихий такой, спокойный, не пьет“. Но его все же вынудили договориться о встрече».

Рашид только подходил к остановке, когда на него налетели три человека в гражданской одежде, повалили на землю, скрутили руки и надели наручники. Затем затолкали в черную «Ауди» и отвезли в РОВД Железнодорожного района.

Там началось самое страшное.

«Трое суток задержанного били и жестоко пытали. Прерывались ненадолго только, когда сами уставали. Требовали, чтобы Раззаков признался в убийстве», — продолжает представитель потерпевшего.

«Кололи» подозреваемого без церемоний: раздели догола, связали, просунули между коленями и локтями лом и подвесили между двумя столами. Еще били по голове стеклянной бутылкой из-под пива, подключали к ушам ток, зажимали дверью половые органы, сломали два ребра.

По словам Ольги Гнездиловой, «эксперты насчитали на его теле не менее 13 повреждений».

После нескольких часов непрерывных истязаний Рашид был готов взять на себя все земные грехи.

— Убивал?

— Да, он на меня напал, я ударил, он упал на тумбочку, разбил голову и умер, — на ходу придумывал узбек.

— Неправильно. Все не так было, — недовольны дознаватели.

И пытки продолжаются…

«Они озвучили свою версию и заставили Рашида несколько раз ее повторить. Потом дали ему подписать какие-то бумаги (он подписал, но что в них, не знает) и отвезли на допрос к следователю, который вел дело об убийстве. И там, когда оперативные работники вышли, он сказал, что не делал того, в чем его пытаются обвинить», — говорит адвокат.

Раззакова, что выглядит почти неправдоподобно, отпустили. И с тех пор по делу об убийстве дворника его ни разу не беспокоили.

Но тогда, увидев своего квартиранта после трехдневного отсутствия, квартирная хозяйка пришла в ужас (она уже обзвонила к этому времени все городские больницы и морги). Бабушка буквально за руку потащила мужчину больницу, где зафиксировали побои, а потом заставила написать заявление на тех, кто его истязал.

Потерпевший принес бумагу в следственный отдел, но там, узнав, что гастарбайтер жалуется на сотрудников милиции, грубо выставили его, да еще пригрозили «сдать» миграционной службе.

Добиться справедливости Рашиду Раззакову помогли правозащитники. Они с большим трудом, но все же добились, чтобы его признали потерпевшим.

— Мы обращались в следственный отдел по Железнодорожному району семь раз. Но каждый раз выносилось постановление об отказе в возбуждении уголовного дело в связи с невозможностью провести следственные действия и с отсутствием подозреваемых. Притом, что Раззаков двух милиционеров опознал, - рассказывает Ольга Гнездилова.

«СП»: — Кто они?

— Один из них тогда был начальником криминальной милиции. Второй — стажер. Но они сослались на то, что у них есть алиби. И родственники подтвердили: в день задержания и избиения Раззакова оба были дома. При этом милиционеры не отказывались, что допрашивали Рашида на предмет причастности к убийству. Но, по их словам, они с ним только беседовали и с его же собственного согласия, а кто там избил его им неизвестно. Ну, в общем, знаете, все их показания, были форменным издевательством.

«СП»: — Но вы все же добились возбуждения уголовного дела?

— Дело возбудили в октябре 2009, спустя полгода. Однако в мае 2010 оно было приостановлено за отсутствием подозреваемых. То есть следствие установило, что человека действительно пытали и били в Железнодорожном отделе милиции, но кто именно — осталось невыясненным.

«СП»: — Может, не хотели выяснять?

— Скорей всего. Впечатление, что дело просто умело развалили. Ведь удалось же выяснить, что «Ауди», в которой Рашида везли в отделение, принадлежит сотруднику милиции. Но когда следователи захотели ее осмотреть, оказалось, что она сгорела. Кстати, мобильником, с которого звонили прорабу, тоже пользовался в то время один из оперов. Но он сказал, что забыл телефон на столе, и кто брал его, не знает.

«СП»: — Получается, истязателей видели в лицо, но идентифицировать не могут? И где они сейчас?

— Служат. Один даже на повышение пошел. Теперь возглавляет целый ОВД, но, правда, в другом районе.

«СП»: — А, вообще, почему на Раззакова пало подозрение, что именно он причастен к убийству дворника?

— На него якобы указала некая свидетельница. Но мы выяснили, что эта женщина, так скажем, не вполне здорова психически. Официально Рашид не был подозреваемым, потому что в этом случае оформляются соответствующие документы, которые дают человеку право на адвоката, а также право отказаться от дачи показаний. Так вот впоследствии, видимо, чтобы оправдать его незаконное задержание, был сфальсифицирован материал об административном правонарушении. Согласно этому Рашид оказался в отделении за нецензурную брань в центре города.

«СП»: — Ленинский районный суд Воронежа удовлетворил ваш иск о компенсации морального вреда не полностью. Почему?

— Мы требовали компенсировать моральный вред в размере 1,2 млн рублей, ориентируясь на суммы, назначаемые по аналогичным делам Европейским судом по правам человека. Суд удовлетворил иск частично, постановив выплатить Раззакову 840 тысяч рублей. Деньги должны быть выплачены истцу из бюджета области. Это предусматривает Гражданский кодекс РФ: если не установлены конкретные преступники, но вред причинен государственными органами, либо должностными лицами этих органов, то вред может быть взыскан с казны.

«СП»: — Когда же ваш подзащитный сможет получить деньги?

— Ответчики (в данном случае из областного департамента финансов) уже дали понять, что у них правило обжаловать каждое решение. Так что теперь будут ждать, как по этому поводу выскажется областной суд, куда они обратились с кассацией. Скорей всего, все прояснится только в следующем году. Ну, мы будем готовиться к кассационному рассмотрению также серьезно. Поскольку это не просто дело отдельного человека. Ситуация с пытками тяжелая, и, я думаю, не только в Воронежской области. Это до сих пор одно из основных средств получения доказательств, когда человек не сознается, но у сотрудников милиции (полиции теперь) есть убежденность в его виновности или когда срочно нужно раскрыть какие-то «висяки».

Не так давно Европейский суд по правам человека обнародовал статистику жалоб против России. Оказалось, что 15% из рассмотренных в Страсбурге жалоб касаются как раз нарушения третьей статьи Конвенции о правах человека, запрещающей пытки. Это в несколько раз выше, чем в среднем по Европе.

Сейчас, по данным правозащитников, в ЕСПЧ находятся, по крайней мере, десять подобных жалоб из Воронежа. Рашид Раззаков тоже решил дойти до Страсбурга.

Фото: *

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня