Общество

Питерская полиция приготовила дубинки

Начальник ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу Суходольский пригрозил тем, кто собирается митинговать

  
99

В Петербурге продолжаются митинги и собрания, на которых неравнодушные горожане отстаивают свое право на честные выборы. В пятницу у стен Мариинского дворца собрались коммунисты, яблочники и справедливороссы. Официально мероприятие проходит в форме встречи с депутатами ЗакСа от КПРФ, поэтому полиция хотя и пригрозила, мол, незаконно! — но не стала вмешиваться в происходящее. Собравшиеся пришли с плакатами: «Мы не позволим украсть наши голоса!», «За победу!», «Фальсификаторов — под суд». Но завтра ожидается масштабное протестное мероприятие. Гражданское общество, о необходимости которого так долго говорили на всех уровнях власти, внезапно созрело и выразило себя. Властям это не нравится.

Особенно ярко выражает свое недовольство начальник ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области генерал-полковник полиции Михаил Суходольский. Он провел совещание с руководящим составом главка, начальниками подразделений ГУ МВД России и территориальных органов внутренних дел, где «дал оценку действиям личного состава, привлекаемого к охране общественного порядка во время проведения несанкционированных мероприятий в городе». Действия своих сотрудников он оценивает высоко: «С начала недели сотрудники органов внутренних дел неоднократно предотвращали попытки проведения не согласованных с органами власти массовых мероприятий и несанкционированных выступлений. В результате профессиональных действий сотрудников полиции, не было допущено нарушений общественного порядка. В ряде случаев граждане подчинялись законным требованиям сотрудников полиции и расходились сами, однако некоторых участников несанкционированных мероприятий приходилось задерживать»…Высказывания начальника полиции комментирует «Свободной прессе» председатель Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Васильевского острова, депутат Ленсовета 21-го созыва Владислав Лапинский.

«СП»: — Как вы можете оценить выступление Суходольского с правовой точки зрения?

—  Да как это можно комментировать? Я абсолютно с этим не согласен. В законе не содержится никакого «санкционирования», речь может идти только о согласии на какое-то мероприятие. Начальник милиции тут выступает совершенно безграмотно. А за ним все эту нелепость повторяют. В законе речь идет о согласии. Это не санкция. Это разные вещи. В чем разница? Санкционирование — это разрешение. Могут разрешить, могут нет. А по закону так: я вам сообщаю, и если вы промолчали в ответ, то тем самым вы дали согласие. Органы власти не могут запретить какое-то мероприятие, они могут только предложить другое место. То есть речь идет о согласии не на мероприятие, а на место его проведения. Потому что данное место, допустим, не соответствует критериям безопасности, например.

«СП»: — Строго говоря, органы власти могут и промолчать, а заявители вправе прийти на то место, которое обозначили?

— Да. Если возражений по месту нет, то проводить мероприятие в этом месте можно. Но санкции, о которых говорит начальник полиции, вообще ни при чем. Никакого санкционирования, никакого запрета в принципе быть не может.

«СП»: — Между тем, начальник полиции утверждает, что полиция обеспечила безопасность находившихся в местах массового скопления людей.

— Нет, я считаю, что бить по голове дубинкой — это не обеспечение безопасности людей. Наоборот, это необоснованное применение силы против безоружных граждан.

«СП»: — Суходольский сообщает, что органы правопорядка — «вне политики, что единственный фактор влияния для нас — это Закон, нарушение которого будет и впредь пресекаться с применением всего арсенала, предусмотренного для решения этих задач и применение которого разрешено законодательством».

— Никак не могу с этим согласиться. Вот вчера при мне полицейские схватили человека, который ходил в маске Путина. Он ее одел и ходил вдоль Гостиного двора. Его задержали. Он при этом молчал, не кричал, не ругался. Вообще ничего не нарушал. Просто ходил в маске, это никому не мешает, правильно? Это его гражданская позиция. Они хватают всех, кто стоит рядом, зевак, журналистов. Это все незаконно.

«СП»: — Кстати, о журналистах. Суходольский и о нас не забыл: «В погоне за сомнительной сенсацией представители СМИ нередко пытаются оказаться в самой гуще событий».

— Это их работа, записанная в Законе о СМИ.

«СП»: — Начальник полиции призывает журналистов надеть «жилеты представителей СМИ установленного образца». Но мы знаем, что Александр Петросян и другие журналисты были в этих самых жилетах. Однако их это от задержания не спасло.

— Это, во-первых. А во-вторых, я такого государственного акта о жилете не знаю, это была инициатива Союза журналистов Санкт-Петербурга, однако вовсе не значит, что журналисты обязаны его надевать.

Я объясню, в чем дело. Очень большая волна негодования идет во всех международных СМИ, в международных организациях, в Евросоюзе, в ООН.

«СП»: — Мы знаем, что в соседней Финляндии люди просто извещают органы власти о своих намерениях…

— Да, за час до начала мероприятия. Если участники акции выходят за рамки обозначенного мероприятия, или вышли на проезжую часть, то полиция может это пресечь.

Сергей Малков, кандидат в депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга

«СП»: — Сергей Александрович, начальник питерской полиции считает, что «некоторые социальные группы лиц пытаются создать искусственный ажиотаж относительно легитимности результатов прошедших выборов».

—  Я пришел на участок, где шло голосование таким образом, что наблюдатели не могли видеть урны — их посадили в противоположной стороне, урны от них перекрывала очередь. Я подхожу к председателю комиссии и говорю: «Это невозможно! Разрешите наблюдателям подойти поближе к урне». Она говорит: «Нет, они должны сидеть, где сидят, это решение комиссии». Я прошу показать мне решение комиссии. «Оно еще не готово». Тогда говорю ей, что дам команду избирателям подойти поближе к урне. Она отвечает: «Тогда я вас и наблюдателей удалю с полицией». Я подхожу к полицейскому и говорю, что такое поведение председателя комиссии является административным нарушением, и полиция обязана составить об этом акт. Полицейский отвечает: «Может быть, она что-то и нарушает, но нам дана команда выполнять указания председателей комиссий». Тогда говорю: «Хорошо, а если председатель комиссии будет кого-то убивать, вы чьи будете выполнять указания?». Он опешил и стал звонить своему руководству. Которое тут же велело ему выполнять указания председателя комиссии.

А председатели комиссий нарушали Закон о выборах повсеместно, практически на всех участках, где я был. Везде сажали наблюдателей в такие места, откуда контроль был невозможен. С помощью полиции удаляли наблюдателей из зала, запрещали фото и видеосъемку. А на 339-м участке 10-й территории Калининского района во время гашения неиспользованных бюллетеней было обнаружено, что во всех в них стоит галочка за «Единую Россию». Их просто не успели вбросить. И когда это заметили и подняли шум, то председателю комиссии под прикрытием полиции удалось вынести и спрятать эту коробку. И весь пересчет голосов шел под давлением сотрудников полиции, они стояли вокруг стола. Вот как действовала наша полиция. Я за каждое свое слово отвечаю. Но это зафиксировано и на видеосъемке, которая велась в этом помещении.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня