Общество

Адвокат Трунов: Мы потребуем за каждую жизнь по миллиону

Страсбургский суд обязал российские власти выплатить пострадавшим от теракта на Дубровке от 9 до 66 тысяч евро

  
35

Российским властям придётся выплатить от 9 тысяч до 66 тысяч евро в пользу 64 потерпевших по делу о захвате заложников в театральном центре на Дубровке в Москве в 2002 году. Таково решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), главенство которого над своими судебными органами признаёт Россия. В общей сложности суд присудил пострадавшим 1,3 млн евро.

Страсбургский суд усмотрел нарушения в действиях силовиков при штурме театрального центра и признал Россию нарушившей статью 2 (право на жизнь) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, сообщило РИА «Новости». Заявители обвинили российские власти в необоснованном применении силы, неоказании заложникам своевременной медицинской помощи и недостаточно эффективном расследовании теракта. Однако российские суды отклонили их исковые заявления.

В 2007 году ЕСПЧ принял к производству поданную еще в 2003 году жалобу. В ней адвокаты попросили выплатить каждому из пострадавших по 50 тысяч евро в качестве компенсации за нарушение прав человека.

«СП» связалась с адвокатом, представляющим интересы пострадавших в суде, Игорем Труновым.

«СП»: — Какой была ваша первая реакция на решение Страсбургского суда?

— Конечно, положительной. Дело это длилось почти десять лет. И мы рады, что наша правота признана. Но есть и чувство горечи, от того, что так долго пришлось ждать. И это несмотря на то, что в ходе дела был ратифицирован дополнительный протокол, который должен был ускорить рассмотрение. Хочу заметить, что процесс по делу потерпевших от теракта на Дубровке будет продолжен.

«СП»: — Почему?

— Вердикт ЕСПЧ затрагивает только часть наших требований. Решение европейских судей — новое обстоятельство в деле. Оно даёт нам основание для пересмотра ряда состоявшихся вскоре после теракта на Дубровке судебных решений в части возмещения вреда. Суды отказали потерпевшим в возмещении вреда. Сейчас эти решения должны быть пересмотрены и все потерпевшие должны получить компенсации в полном объёме. Те суммы, которые они получат сейчас, Российская Федерация обязана выплатить им за нарушение европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Теперь же пострадавшие должны получить выплаты за то, что был причинён вред потерпевшим. Хочу напомнить, что во время теракта на Дубровке люди пострадали в основном от рук сотрудников правоохранительных органов и от халатности работников медицинской системы. Кроме того, мы располагаем документально подтверждёнными фактами мародёрства. И, несмотря на это, все десять лет ничего не происходило, виновных к ответственности не привлекли. Я считаю, что должна быть дана надлежащая оценка действиям должностных лиц, по вине которых погибло столько людей.

«СП»: — Чем вызван разброс в суммах компенсаций от 9 до 66 тысяч евро?

— Дело в степени ущерба. Кто-то просто пережил стресс, кто-то получил инвалидность, в некоторых семьях дети остались сиротами.

«СП»: — Каковы ваши дальнейшие действия?

— Сейчас мы будем ставить вопрос о том, сколько должна Российская Федерация выплатить потерпевшим за то, что так безобразно провели контртеррористическую операцию.

«СП»: — Какого порядка это будут суммы?

— Есть решение ЕСПЧ, обязательное в том числе и для России, о том, что в Европе жизнь человека оценивают в среднем — миллион евро. Мы будем исходить из этой суммы. Конечно, здесь надо учитывать, в какой степени пострадал тот или иной человек или семья. В любом случае мы будем базироваться на европейской оценке стоимости жизни человека, на серьёзных цифрах.

«СП»: — К тому, что в российских судах дело может лежать без движения годами, мы привыкли. Однако почему ЕСПЧ так долго рассматривал это в общем-то ясное дело? Ведь попало оно туда в 2003 году.

— Наше дело прошло через длительное согласование. Его объединили с другими делами. К сожалению, практика показывает, что Европейский суд по правам человека — медлительная организация. Был прецедент, когда жалобу одного итальянского гражданина рассматривали почти 20 лет.

«СП»: — Не исключаете ли вы, что в результате такого поворота, к 64 потерпевшим, подававшим иски, присоединяться новые потерпевшие?

— Сейчас подать иски по делу теракта на Дубровке, скорей всего, уже нельзя. Ведь срок давности уже истёк.

«СП»: — В мировой практике существуют подобные решения суда по схожим ситуациям?

— Да, в Англии был случай, когда силовики, проводившие контртеррористическую операцию, расстреляли автомобиль. А там оказались обыкновенные люди, которые к терроризму никакого отношения не имели. Английский суд отказался возбуждать уголовное дело, возмещать ущерб — тоже. ЕСПЧ встал на сторону потерпевших.

Нечто подобное было и по Турции. Там тоже сложная ситуация с курдскими группировками, не поймёшь, кто прав, кто виноват. Тем не менее мы, юристы, исходим из того, что если граждане страдают из-за неоправданных действий государственных структур, им должен быть возмещён ущерб.

Татьяна Карпова, председатель общественной организации «Норд-ост»

— Этого решения мы ждали долгие годы. Сегодня у нас большой праздник. Мы все патриоты, все выросли в России, нам стыдно, что нам пришлось выливать грязь на свою страну в Страсбургском суде. Но нас заставила это сделать та система, которая довела наши суды до безобразного состояния. Представьте, что испытывают 64 истца, когда их загоняют в восьмиметровую комнату. С 10 утра до 6 вечера нас отпускали с судебного заседания только на 15 минут. Мы вытерпели, хотя у нас многие теряли сознание.

Основная наша победа не в том, что мы получили деньги. Главное — правительство России обязано теперь провести судебное расследование, той «блестяще» проведённой спасательной операции, из-за которой погибли 130 россиян, а 69 детей остались сиротами.

«СП»: — Вы поддерживаете позицию адвоката Игоря Трунова о том, что теперь от российских властей надо потребовать выплаты миллиона евро за каждого погибшего из-за действий силовиков?

— Да, мы готовы к любым судебным разбирательствам. Но ещё раз говорю — не в деньгах дело. Нам очень хотелось за все эти годы получить хоть какое-то извинение от нашего правительства. Мы хотели, чтобы они признали, что операция была провалена. Сколько у нас хватит жизненных сил, столько и будем добиваться. Нам не безразлично, по чьей вине ушли из жизни наши дети. Водители автобусов грузили людей, как дрова и везли в первую попавшуюся больницу. Ничего не было организовано. В большинстве больниц не было токсикологического отделения, где могли оказать профессиональную медицинскую помощь при отравлении газами. Врачи готовились к травмам, то есть их никто не предупредил. Кроме того, газ был засекречен. Поэтому многие, кого можно было спасти, погибли. Никто из нас никогда не простит господину Путину, который был тогда президентом, слов о том, что всё возможное было сделано и операция проведена блестяще.

Напомним, что 23 октября 2002 года 40 чеченских террористов ворвались в здание Театрального центра и захватили в заложники 914 участников и зрителей мюзикла «Норд-Ост». Через двое суток большая часть заложников была освобождена сотрудниками силовых структур. Были применены спецсредства, от которых погибли все боевики, а также 130 заложников.

Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Олег Неменский

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня