Общество

Авиабаза «Айни»: Против кого будут дружить русские, таджики и индийцы?

Факты указывают на то, что Индия тайно создала в Таджикистане первую зарубежную базу своих ВВС

  
396

На прошлой неделе мировые СМИ распространили неожиданную новость: оказывается, Индия в военных целях тайно использует старый советский аэродром «Айни», расположенный в 25 километрах к западу от Душанбе. Причем не просто использует, а уже разместила на нем боевые истребители и вертолеты, что превращает его в первую и единственную зарубежную военную базу Индии.

Вопрос имеет некоторую предысторию: в 2002 году с Индией был заключен договор на модернизацию аэродрома «Айни», серьезно пострадавшего во время гражданской войны в Таджикистане. Он предусматривал полную реконструкцию его инфраструктуры, взлетных полос и стояночных комплексов, рассчитанных на обслуживание современных истребителей. Как утверждает издание World Politics Review, у Дели в этом процессе был серьезный интерес.

«Индийский чиновник, имеющий непосредственное отношение к реконструкции аэродрома, рассказал World Politics Review, что на базу, находящуюся под совместным индийско-таджикским контролем, в настоящее время уже перебазировался контингент индийских ВВС, включая парк индийских вертолетов Ми-17 и арендуемых российских истребителей, — пишет журналист Саурав Джха (Saurav Jha), в статье „Индийская стратегическая опора в Центральной Азии: часть 1— Российская техника будет эксплуатироваться российскими подрядчиками, образуя тем самым „своего рода совместный контроль над этими объектами“. Эти заявления вторят недавним сообщениям о переговорах между тремя сторонами о совместном использовании базы».

Новость вызвала настолько высокий интерес со стороны других СМИ, что это даже вынудило Министерство обороны Таджикистана выступить во вторник, 20 декабря, с опровержением этого сообщения: «Между Таджикистаном и Индией нет подписанных документов по совместному использованию аэродрома „Айни“, и информация о размещенных в Душанбе индийских военных вертолетов необоснованна», — сообщил журналистам руководитель пресс-службы ведомства Фаридун Махмадалиев.

Но если у Таджикистана действительно и в мыслях нет передачи аэродрома ВВС Индии, как он об этом заявляет, тогда встает вопрос, с какой стати Индия вдруг решила заняться благотворительностью и выбросить 70 миллионов долларов (а стоимость модернизации оценивается именно в эту сумму) в укрепление чужой обороноспособности?

Тут можно вспомнить, что еще в 2005 году вице-премьер Сергей Иванов, занимавший тогда пост министра обороны РФ, заявил, что Россия будет использовать таджикский аэродром «Айни» совместно с Индией.

В июле 2007 года другое издание — The Times Of India — со ссылкой на свой источник в Министерстве обороны страны сообщало, что уже в ближайшее время на этой авиабазе будет размещена индийская боевая техника: эскадрилья вертолетов Ми-17, учебно-тренировочные самолеты «Киран» и истребители МиГ-29. В тот раз это также вызвало незамедлительную реакцию Таджикистана, выступившего с опровержением этой информации.

Более того, всего несколько месяцев назад, когда президенты России и Таджикистана подписывали соглашение о продлении аренды российской военной базы на 49 лет, агентство РИА Новости, ссылаясь на источник в министерстве обороны РФ, сообщило, что в 2012 году президенты подпишут новое соглашение о совместном использовании с третьими странами стратегически важного военного аэродрома «Айни».

В этой ситуации необычен уже сам факт присутствия индийских военных в Центрально-азиатском регионе: казалось бы, что Индия забыла на старом советском аэродроме в Таджикистане? Зачем для модернизации авиабазы, которая якобы будет использоваться российскими военными, гнать индийцев, — почему не нанять российских специалистов или тех же таджиков? Ответ станет ясен, как только мы посмотрим на карту региона: авиабаза буквально нависает над Афганистаном, Пакистаном и подпирает западную часть Китая. Именно с этих сторон Пакистан и Китай имеют наиболее слабую организацию системы своей ПВО, а если учесть, что боевой радиус Су-30МКИ, составляющих основу ВВС Индии, равен 1500 км, можно представить, какую угрозу создает их базирование в этом регионе.

Нельзя также забывать и о том, что на 2014-й год запланирован уход США из Афганистана, что грозит резким обострением обстановки в этом государстве и его возвратом под власть исламистских радикалов, серьезно подверженных влиянию Пакистана (если не сказать — контролируемых им).

Здесь же всплывает и другой вопрос: зачем Индии тратить свои 70 миллионов на полное обновление покрытия и расширение взлетно-посадочной полосы, организацию авиадиспетчерской службы, огораживание периметра и оборудование трех укрепленных убежищ, и это притом, что аэродром и так имеет одну из самых длинных взлетно-посадочных полос в мире — 3200 метров? На такую полосу можно посадить самолеты любых типов, в то время как для Су-30 достаточно ВПП длиной меньше километра. Если предположить, что авиабаза все же для России, то зачем она нам? Мы до Афганистана дотянемся и со своих баз.

На фоне этих соображений логично поверить многочисленным сообщениям, что аэродром предназначен все же для Индии, но тогда почему это отрицают таджикские власти? Дело в том, что в регионе в последние годы проявляют все большую активность китайцы, и появление такой серьезной сдерживающей силы со стороны одного из их главного геополитического противника может серьезно испортить отношения между КНР и Таджикистаном, чего последнему, конечно бы, не хотелось.

Что же стоит за всеми этими телодвижениями и сопровождающей их скрытностью?

С этими вопросами «Свободная пресса» обратилась к российским военным экспертам.

Свое мнение высказывает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин:

— Вообще вся эта история выглядит очень странно, но индийцам это не может быть не нужно. Во-первых: это будущая глобальная держава, поэтому их интересы выходят за пределы собственных границ, по крайней мере, в их близи так точно. Во-вторых, Индия не может не видеть, что Китай ее последовательно и очень плотно окружает со всех сторон, поэтому, конечно, в интересах индийцев это окружение прорвать. Я слышал, что они вкладывали значительные деньги в ее обновление, и вряд ли, они делали это для таджиков и просто занимались благотворительностью. И если база действительно предназначена для них, то тот факт, что это не афишируется легко понять: ответные меры вряд ли возможны, но раздражение со стороны Китая, конечно, будет.

Мнение руководителя Центра военного прогнозирования, кандидата военных наук, полковника Анатолия Цыганка:

— Еще 5 лет назад прозвучало предложение, чтобы российские военнослужащие учили индийских летчиков на базе «Айни». Мотивация очень простая: во-первых, индийцы не хотели оплачивать пребывание наших летчиков на индийской территории, во-вторых, мы действительно соглашались их учить, но при одном условии: если Индия согласится сделать все для того, чтобы восстановить базу до того состояния, в котором она была раньше. А раньше эта база была предназначена для стратегических бомбардировщиков. Предполагалось, что наши стратегические бомбардировщики, которые имеют место базирования на севере, могут использовать ее как аэродром подскока в южном направлении. Поэтому это очень хорошо и для Индии, и для России, и для Таджикистана, который мог бы запрашивать арендную плату с обеих стран.

Мнение президента Института стратегических оценок и анализа Александра Коновалова:

— На самом деле действительно может быть так, что дешевле привлечь Индию. Мы с ней уже многие проекты осуществляем совместно, по той причине, что нам самим трудно сделать это качественно. Например, ракета «Брамос» — совместная разработка. Также индийцы должны разработать математическое программное обеспечение для суперкомпьютера, который обязательно должен стоять на борту истребителя 5-го поколения: там требуется написать миллионы строк команд, а у них хорошие программисты. Возможно, и в этом случае работа по модернизации авиабазы в Таджикистане с их помощью обходится дешевле, чем если это делать нам самим.

«СП»: — Но зачем она Индии как военная база?

Здесь сложно делать предположения. У Индии есть один военный противник и одна серьезная военная угроза — это Пакистан. Эта страна мусульманская, Таджикистан — тоже, поэтому мне пока трудно представить, что одна мусульманская страна предоставит свою территорию для военных действий против другой мусульманской страны. Хотя, с другой стороны, некоторые говорят, что в случае, если Израиль начнет военное противостояние с Ираном, он может получить поддержку от Саудовской Аравии. Все равно я не очень вижу здесь перспективу для таджиков. Конечно, им очень нужны деньги, а модернизация любого военного объекта стоит больших денег. В данном случае этот объект останется на их территории и может им приносить прибыль за счет аренды, но все равно представить, что Таджикистан сам влезет в потенциальный конфликт между Индией и Пакистаном мне кажется маловероятным. Для нас это понятно, американцы также могут быть заинтересованы в этой базе, т.к. они сегодня активно ищут в регионе аэродромы подскока к Афганистану. Раньше у США в Средней Азии были две базы — в Узбекистане и Киргизии, — а сейчас осталась только одна — в Киргизии.

«СП»: — Но в свете принятого вчера решения, что в будущем иностранные военные базы на территории стран, входящих в ОДКБ, могут быть там размещены только со всеобщего согласия членов ОДКБ, можно ожидать, что Россия ни за что не позволит Таджикистану отдать «Айни» американцам.

— Так ли уж ни за что? Россия позволила им быть в Узбекистане и в Киргизии — это все произошло с благословения Москвы, потому что американцы в Афганистане сейчас решают задачи в интересах и нашей безопасности тоже. Потому что для нашей страны самая серьезная военная угроза выглядит следующим образом: если американцы сбегут из Афганистана, не подготовив там нормальное правительство, которое сможет обеспечить хоть какое-то подобие стабильности в стране, то произойдет то же самое, что произошло с правительством Наджибуллы, когда ушли советские войска. Причем произойдет еще быстрее. Тогда к власти пришли талибы, и на этой территории появилось множество лагерей подготовки Аль-Каеды. Сейчас может повториться то же самое. Может быть, это не приведет к немедленной агрессии по отношению к соседям, но идеологическая экспансия, распространение идеологии исламизма и экстремизма состоится безусловно. А это сразу дестабилизирует ситуацию в центрально-азиатских республиках, и тогда уже нам придется посылать туда своих солдат, проливать кровь и тратить деньги. Так что мы совсем не возражаем против того, чтобы американцы там присутствовали и прикрывали наше незащищенное подбрюшье.

«СП»: — Не могут ли индийцы взглянуть на эту проблему с тех же позиций, которые озвучили вы? Возможно ли, что они также понимают, что Пакистан и Афганистан — два брата-близнеца, и что поэтому Индии грозят те же проблемы после ухода американцев, которые описали вы применительно к России? Может быть, они заранее готовят плацдарм для своей защиты?

— А вот этого я бы не исключал, потому что при таком подходе руководство Таджикистана может рассматривать эту помощь Индии не как действия против мусульманского государства, а как удачный вариант противостояния талибам, боевикам Аль-Каеды и международному терроризму в целом.

«СП»: — Если анализировать этот шаг Индии с чисто военных позиций, он был бы правильным для противостояния угрозам, которые возникнут после ухода США из Афганистана?

— Да, с чисто военной точки зрения это было бы совсем не лишним. Пакистан и так не такая уж и мягкая страна, но в этом случае возможна его еще большая радикализация, а это серьезная угроза для Индии.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Эдуард Попов

Политолог, ведущий научный сотрудник Института русского зарубежья

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня