18+
среда, 24 августа
Общество

Как убили Военно-Воздушную академию

Будущие командиры авиационных полков и дивизий в Воронеже учатся рыть окопы в песчаной почве

  
2081

16 декабря «Свободная пресса» опубликовала эксклюзивное интервью с главнокомандующим Военно-воздушными силами РФ генерал-полковником Александром Зелиным под заголовком «Главком ВВС — „Свободной прессе“: Правду могу сказать только я». Среди прочего мы спросили главкома о судьбе Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, которую еще к 1 сентября перебазировали из Москвы и Подмосковья в Воронеж. Это решение вызвало большой скандал в обществе и Вооруженных силах. Многие подозревали и продолжают подозревать, что в основе приказа лежат вовсе не интересы совершенствования нашей военной авиации. Скорее — коммерческая жажда поскорее распродать огромные участки дорогущей подмосковной земли и множество столичных зданий, в которых учились поколения советских и российских боевых летчиков, авиационных инженеров, конструкторов, космонавтов.

Более того. Многие уверены, что фактически прославленной академии Военно-воздушных сил больше нет, осталось одно название. Причина в том, что в короткий срок на новом месте просто невозможно воссоздать уникальную учебную и научную базу. К тому же большинство военных ученых и профессорско-преподавательского состава, как и следовало ожидать, отказались переезжать из Москвы и Монино в Воронеж. Как это уже в ближайшем будущем скажется на подготовке командных и инженерных кадров российских ВВС — не стоит и гадать.

Тем не менее, как следует из упомянутого интервью, генерал-полковник Зелин полон оптимизма и нашей тревоги не разделяет. В упомянутом интервью он, в частности, заявил: «Весь мир не имеет такого количества военных учебных заведений, сколько имеется у нас в России. В Соединенных Штатах три высших военно-учебных заведения. По виду войск: академия военно-воздушных сил, академия сухопутных войск, академия военно-морских сил. Если говорить о ВВС, в единой академии будет обучаться и летный состав, и наземный персонал. И это правильно. Это позволит, во-первых, экономить расходы. Но даже это не главное: такой подход позволит создать современнейшую учебно-материальную базу. Учить офицеров не так, как мы это делали до сих пор: на пальцах, с мелом в руках у доски…

Я был в США, Греции, Японии, Южной Корее, Китае, Сингапуре, Финляндии. Мы своими глазами увидели, что отстали во многих вопросах организации обучения и в оснащённости учебно-материальной базы. Мы до сих пор все на пальцах объясняем. А в мире давно созданы передовые системы. В Военно-авиационном университете в Воронеже они внедрены. Там уже существуют современные компьютерные программы, которые позволяют обучить, провести тестирование, провести контроль. На них наглядно идет не только изучение, но и зрительно человек все усваивает, т.е. получается комплексный процесс.

Да, конечно, жалко и академию Жуковского, и академию Гагарина. Но когда мы все объединим… Кто говорит, что будет легко? Начатый процесс объединения — это объективная реальность, а не какие-то субъективные желания".

Ответ генерал-полковника Зелина вызвал бурную реакцию наших читателей, среди которых немало ветеранов ВВС и нынешних военных авиаторов. Суть большинства претензий выразил «СП» председатель докторского диссертационного совета Военного учебно-научного центра ВВС «Военно-воздушная академия им. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» (ВУНЦ ВВС «ВВА»), генерал-лейтенант запаса Иван Найденов. Генерал-лейтенант в 1997—2005 гг. являлся заместителем начальника Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина по учебной и научной работе. О том, что сегодня происходит с академией и с подготовкой кадров для наших ВВС, он знает не понаслышке.

Его мнение вкратце: при участии главнокомандующего Военно-Воздушными силами генерал-полковника Зелина идет катастрофическое разрушение системы образования командных кадров ВВС. По сути, ее уже уничтожили.

«СП»: — Почему это происходит?

— Первое. Когда министром обороны назначили гражданского человека, бог бы с ним — выполнял бы свои политические функции, а военными вопросами занимался бы Генеральный штаб… Подобная практика существует в мире. Но процесс пошел дальше. Впервые в истории отечественного военного образования начальником соответствующего управления Минобороны была назначена дама — Тамара Фральцова. Причем, никогда в жизни не занимавшаяся ничем подобным. Это вызвало у военных большие вопросы. Но Фральцова на удивление постаралась разобраться в системе подготовки кадров. Призвала себе в помощь «старейшин» в этой области, и мы ей помогали. Постепенно начала вникать. Когда вникла, стала тормозить процесс, поняв, что творится беззаконие. По всей видимости, именно поэтому её быстро убрали.

Тогда на горизонте появилась новый начальник этого управления Екатерина Приезжева. Кто она в военном образовании? Никто не знает. Работала в «обойме» министра обороны в налоговой сфере по табачной и алкогольной продукции. Зачем ее назначили? Начинаешь с Приезжевой разговаривать и сразу складывается впечатление, что это полный дилетант. Те ответы, которые она даёт на насущные вопросы подготовки военных кадров, и те документы, которые подписывает министр обороны с её подачи, «подставляют» не только его, но и самые высокие органы государственного управления. Приведу пример. В одном из подготовленных Приезжевой докладов министра обороны секретарю Совета Безопасности России Николаю Патрушеву сказано: «…профессорско-преподавательский состав академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А.Гагарина находится в предпенсионном и пенсионном возрасте, что отрицательно влияет на учебный и научный процесс…». Неужели Приезжева не знает, каков пенсионный возраст в наших Вооруженных силах: 45 лет — подполковник, 50 — полковник, 55 — генерал. Откуда взялся вывод, что пенсионный возраст преподавателя «отрицательно влияет на учебный и научный процесс»? Тогда ей следует рекомендовать президенту России разогнать Российскую академию наук. Там-то многие сотрудники вообще возрастом ближе к 80-ти.

«СП»: — По мнению госпожи Приезжевой, преподавателям военной академии должно быть лет по двадцать пять?

— По всей видимости нынешние высшие чиновники в сфере военного образования занимаются просто обманом министра обороны.

«СП»: — Не трудно обмануть того, кто и сам обманываться рад. Но почему руководство страны допускает такое?

— Судите сами. Президент России 18 марта 2011 года даёт указание секретарю Совета безопасности Николаю Патрушеву о заслушивании министра обороны по реформе военного образования. В процессе подготовки к совещанию, в частности, была достигнута договорённость с заместителем Патрушева генералом армии Юрием Балуевским и заместителем Сердюкова генералом армии Николаем Панковым о том, как минимизировать потери от перевода академии в Воронеж. Решили, что необходим переходный период до 2015 года. В течение этого периода преподавательский состав академии обеспечил бы плавный перевод учебного процесса на новое место. Также было принято решение не обсуждать данный вопрос на Совете Безопасности.

Однако дальнейшее развитие событий показало, что это был прямой обман. 12 июля 2011 года появился приказ министра обороны № 1136 о переводе учебного процесса с 1 сентября из академии в военно-авиационный университет города Воронежа. Всего за два месяца! Безо всякого переходного периода! Кроме того, как я полагаю, сам приказ является незаконным, потому что решение о ликвидации академии может принимать только правительство Российской Федерации, а не министр обороны. Никаких распоряжений правительства на сей счёт до сих пор нет.

«СП»: — Давайте перейдем к самой академии. Что с ней сейчас происходит?

— Сначала я должен пояснить, что происходящее прямо связано с реформой военного образования в целом, которая осуществляется сегодня. Саму реформу начали, не имея вообще никакой концепции и программы. Какие цели собирались достичь по ее окончании, что нужно для этого делать? Понимания как не было, так нет. Лишь решено, что в Минобороны нужно иметь три военных учебно-научных центра в каждом виде Вооружённых сил и всего десять системообразующих ВУЗов.

В соответствии с этим решением в 2008 году слили две академии: Военно-воздушную инженерную академию имени Н.Е. Жуковского и Военно-воздушную академию имени Ю.А. Гагарина. Академия имени Н.Е.Жуковского для академии имени Ю.А. Гагарина — alma mater. Она была создана в 20-х годах прошлого века, когда страна была голодной и холодной. Но руководство страны даже в тех условиях понимало, что авиация в будущих войнах будет играть главенствующую роль. В 1940 году, накануне Великой Отечественной войны, из «Жуковки» выделили командный факультет, который перевели в Монино. В дальнейшем, для усиления уровня подготовки командных кадров ВВС, на его базе и была создана Военно-воздушная академия имени Ю.А. Гагарина.

Однозначно можно утверждать, что ни о каком слиянии этих академий сегодня на самом деле и речи нет. Реально произошла ликвидация как академии имени Н.Е. Жуковского, так и в дальнейшем академии имени Ю.А.Гагарина.

Судите сами: созданный Военный учебно-научный центр ВВС «Военно-воздушная академия имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» в Монино приказом № 1136 министра обороны от 12 июля 2011 года исключен из образовательного процесса, что реально означает его ликвидацию. В соответствии с этим же приказом высококвалифицированных профессоров, преподавателей, служащих академии немедленно уволили. Несмотря на обращения к президенту страны, премьер — министру Российской Федерации, в Верховный суд, Следственный комитет, Генеральную прокуратуру, Совет безопасности РФ, к министру обороны, главнокомандующему ВВС о незаконности происходящего, никто не дал вразумительного ответа о целесообразности указанных действий Министерства обороны. Вместо этого 27 сентября появляется распоряжение правительства № 1639, в котором сказано, что ВУНЦ должен представить свой новый устав как уже казенного учебного заведения.

«СП»: — Подождите, ведь с 1 сентября учебный процесс переведен в Воронеж.

— Совершенно верно. Оказывается, правительство не в курсе такого перевода. Нас уже нет, а нам говорят, чтобы мы представили устав. И в этом распоряжении есть четкие слова: «С сохранением всех основных видов функций (а для нас основная функция — образовательная), предельной штатной численности и места работы». А функции уже переданы, сокращения уже состоялись, но Приезжева дает команду начальнику ВУНЦ подготовить устав, как будто ничего не произошло.

«СП»: — То есть, вам дают приказ скрыть от правительства, что академии больше нет?

— Именно так. Тогда мы выносим этот вопрос на голосование конференции преподавательского состава ВУНЦ ВВС «ВВА». И с результатом 179 — за, 1 — против, 10 — воздержавшихся принимаем решение, что мы за такой устав голосовать не будем. Пусть нам представят объяснение, почему без распоряжения правительства происходят такие вещи?

Тогда, узнав о нашем решении, отдельные руководители ВУНЦ тайно сообщили наверх, будто мы провели конференцию о принятии устава. Мы подняли шум. При встрече с заместителем министра обороны генералом армии Панковым мною было заявлено, что совершено уголовное преступление. Панков заверил, что все делается без его ведома. Дальше Приезжева дает команду любыми путями принять устав. И вот начальство академии начинает делать всё, чтобы «неугодные люди» на конференцию не приходили, а пришли только «угодные» и т. д. В конечном итоге устав принимают хоть и с большим количеством голосов «против». Не сомневаемся, что министр обороны тут же его утвердит.

«СП»: — Зачем всё это? В чем цель слияния академий ВВС, перевода в Воронеж того, что осталось от них? В чем интерес?

— Чтобы однозначно ответить на этот вопрос, необходимо поработать Счетной палате и прокуратуре. Но 1600 гектаров, которые занимала Военно-Воздушная академия им. Ю.А. Гагарина, 400 гектаров, которые занимала академия им. Жуковского, — это лакомый кусочек. Какова будет их судьба, никто пока не знает. Дело в том, что недавно появился подписанный президентом Медведевым закон, который запрещает Министерству обороны продавать землю и другое имущество. Но по распоряжению министра обороны часть объектов на территории академии Ю.А. Гагарина уже продана.

Возникает вопрос: почему министр обороны в отсутствие законных документов о ликвидации академий проводит продажу её объектов?

«СП»: — А почему именно Воронеж решили сделать авиационной столицей России? Туда ведь не только академии перевели. На аэродроме Балтимор, под самыми окнами горожан, с некоторых пор — крупнейшая в европейской части страны авиабаза. Недавно туда же перегнали еще и эскадрилью новых фронтовых бомбардировщиков Су-34. Что это — результат высоколобых расчетов Генштаба?

— Ничего высоколобого здесь нет. Просто сумма интересов отдельных людей, в том числе, подозреваю, и коммерческих интересов, сложилась так, что для них оказалось выгодно главную базу наших ВВС и главный учебный центр создать в этом городе.

Отдельного рассказа заслуживает история того, как наши сотрудники уезжали в Воронеж. Прибыл полковник Акентьев из департамента военного образования Минобороны, собрал весь профессорско-преподавательский состав — более 400 человек — и сказал: «Товарищи, в силу таких-то и таких-то причин происходит перебазирование академии в Воронеж. Тех, кто согласен продолжить работу там, прошу остаться в аудитории — мы продолжим разговор. Остальные могут быть свободны».

Из зала вышли практически все — осталось только два адъюнкта. Тогда Акентьев стал вызывать конкретных людей и говорить: «Все равно здесь ничего не будет. В Воронеже вы защитите диссертацию и продолжите службу. В противном случае ничего не получите и будете уволены в запас без жилья».

В дальнейшем, главком ВВС на встрече с руководителями кафедр сделал «накачку»: «Я вас отправлю служить на подводную лодку, вы никуда не денетесь. Уволю без квартир». Вот так они наскребли 29 человек из 400. Большинство либо адъюнкты, либо те, кому осталось дослужить один — два года. Например, начальником кафедры боевой подготовки и безопасности полетов назначен хороший офицер, но не проведший ни одного часа занятий. Ему самому требуется становление как преподавателя. В нормальных условиях, чтобы дорасти до начальника кафедры, нужно преподавать не меньше 10 лет. Знаете, каков итог всего этого безобразия? Поскольку 1 сентября было приказано провести в Воронеже первые лекции со слушателями, а ничего не готово, тема первого занятия с будущими командирами была посвящена тому, как рыть окопы в песчаной и глинистой местности. И это слушал будущий высший командный состав наших ВВС!

«СП»: — А почему такая странная тема?

— Да потому что такую лекцию там раньше читали курсантам Воронежского военно-авиационного университета. Лекции на другие темы слушателям-офицерам оказалось элементарно некому читать. Сейчас они восстанавливают планы, программы обучения. Но восстанавливай — не восстанавливай, пока читать летные дисциплины для высшего командного состава все равно некому.

«СП»: — В академиях и Жуковского и Гагарина всегда училось много иностранцев, у вас даже были факультеты для обучения иностранных летчиков. Сейчас они поедут в Воронеж?

— Да, у нас обучался лётный состав из более чем 25 стран. Сейчас слушателей-иностранцев тоже заставляют ехать в Воронеж. По имеющейся у меня информации, они уже отказываются посещать занятия, потому что те не соответствуют запросам специалистов такого уровня подготовки. Говорят, что послы отдельных стран выходили на министра иностранных дел РФ Лаврова и заявляли, что они направляли своих летчиков в академию мирового уровня, а не в малоизвестный учебный центр в Воронеже. Говорили: «Нам нужен диплом академии Жуковского и Гагарина». И тогда было решено присвоить воронежскому центру имя академии Жуковского и Гагарина, чтобы на дипломе стоял мировой бренд.

«СП»: — А на самом деле их будут учить рыть окопы в песчаной почве?

— Да, и причем еще долго будут учить. Наша академия как намоленный храм. Чтобы создать в Воронеже вуз, подобный нашему, понадобится не менее 12−15 лет.

«СП»: — А за эти 15 лет майоры-капитаны, которые сегодня поступили в академию, станут генерал-майорами, займут высшие командные посты, но будут уметь лишь рыть окопы в песчаной почве?

— Все верно, другого не может быть.

«СП»: — То есть мы может закупать современные самолеты хоть тысячами, но если командование соответствующей подготовки не имеет, толку все равно не будет?

— Разумеется, и Зелин, по моему мнению, — яркий тому пример: его неудачное назначение главнокомандующим уже привело к тому, что он практически разрушил ВВС как вид Вооруженных сил. Знаете, как люди у нас в Монино настроены? Минувшие выборы это показали. В нашем военном городке 43% проголосовали за КПРФ, 19% - за «Справедливую Россию», 15% - ЛДПР и 13% - за «Единую Россию». В результате из 15 депутатских мандатов кандидаты от КПРФ получили 12, и только 2 достались «Единой России».

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Эльдар Касаев

Востоковед, дипломат

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье
Открытое письмо Открытое письмо

Председателю Всероссийской политической партии «Единая Россия», Председателю правительства Российской Федерации Д. А. Медведеву