18+
суббота, 25 июня
Общество

А. Фурсов: Наступает эпоха новых империй

Евразийский союз — единственный шанс России на выживание

  
1801

Прошедший год запомнился целым рядом знаковых событий — «арабская весна», кризис еврозоны, крах идеологии мультикультурности. Их последствия порождают целый каскад долгосрочных последствий. Какими могут быть эти последствия? Кто выиграет от перемен? Как отразятся на России процессы, разворачивающиеся сегодня в Европе и в мире? На эти и другие вопросы рассуждает директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук Андрей Фурсов.

«СП»: — Андрей Ильич, вас, как исследователя, что заинтересовало в первую очередь.

— Я бы выделил кризис еврозоны и подъём Германии, а также норвежский инцидент. Всё это происходило на фоне одновременного окончания двух эпох в мире и в России — неолиберальной революции и постсоветской эпохи.

Кризис еврозоны — одно из важнейших событий 2011 года, у которого несколько слоёв и «хвостов». Он свидетельствует о кризисе неолиберальной системы, а следовательно — глобализации в целом. Искусственность Евросоюза в том виде, в каком он конструировался, стала проявляться уже в конце 1990-х годов. Кризис 2008 года сделал эту искусственность более чем очевидной. Сегодня трещит по швам именно неолиберальная, мультикультурная Европа. И в ней явно выделяется постнеолиберальный лидер — Германия как центр «каролингского ядра» (Германия, Франция, Северная Италия).

«СП»: — Вы считаете, что это уже совершившийся факт?

— Думаю, да. Подъём Германии, в котором заинтересованы столь разные силы как «Чёрный интернационал» и Китай, «встроен» в каскадное событие «Закат Евросоюза». Каким будет закат — юридическим или фактическим, уже неважно. Ясно, что в 2012—2013 годах та Европа, которая оформилась после разрушения Советского Союза, уйдёт в прошлое. А ещё этот подъём Германии показывает «предел роста» глобализации, а по сути — её финиш.

Неолиберальная революция/глобализация достигла своих целей и тем самым исчерпала существующую систему и её формы организации, подорвав, например, национальное государство. Ну, и саму себя заодно. Сегодня ясно, что нужны другие, не просто не неолиберальные, а антилиберальные формы — хотя бы для того, чтобы пережить кризис и унять разгулявшуюся за тридцать лет финансово-рыночную и, что не менее важно, социально-психологическую, если не психическую стихию, остановить хаос.

«СП»: — Вы имеете в виду хаотизацию мировой экономики, финансов?

— Хаос в 1980—2000-е годы охватил не только финансовую сферу. Он сокрушил не только реальную экономику, национальное государство и политику. Но и — что особенно важно — сферу сознания. Неолиберальная революция разбалансировала сознание людей. Альтернативой и противодействием глобальному хаосу могут стать (отчасти уже становятся) центры постглобальной кристаллизации власти и богатства, не являющиеся глобальными по масштабу и в то же время территориально и демографически превосходящие уходящее в прошлое национальное государство.

Внешне это выглядит как распад глобальной системы на блоки, напоминающие имперские образования. Обозреватели даже заговорили о возрождении империй — Германской, Османской, Британской.

Германия — кандидат номер один на роль создателя такой «империи». Собственно, об этом уже пишут даже в газетах. Например, 17 августа 2011 года Daily Mail опубликовала статью «Возрождение Четвёртого рейха, или как Германия использует финансовый кризис для завоевания Европы». В статье говорится о том, что Германия создаёт Соединённые Штаты Европы, которые вовсе не будут демократическими, напротив.

Разумеется, отчасти в этом видны традиционные британские страхи перед немцами. Но только отчасти. В 1940 году Черчилль заметил, что британцы воюют не против Гитлера, а против духа Шиллера — чтобы он никогда не возродился. Похоже, один из главных русофобов и германофобов ХХ века ошибся: о духе сказать ещё трудно, а вот Германия уже возродилась. Именно немцы с их историческим неприятием универсализма/глобализма, будь то католический или просвещенческий, с их опытом гитлеровского Евросоюза и мощнейшего картеля «ИГ Фарбениндустри», традиционной склонностью к «орднунгу» и антилиберализму, идут в авангарде возрождения Европы. По крайней мере, её центральной части — этого вполне хватит для создания жизнеспособной антилиберальной импероподобной Европы. Речь должна идти именно об импероподобных образованиях, о возникновении нового, а не о возрождении старого.

«СП»: — Вы полагаете, именно эта форма может прийти на смену глобализации с её структурами?

— Время империй прошло. Но и время сменивших их национальных государств — тоже. Как и глобализации, подорвавшей эти государства.

Импероподобные образования (ИПО) — это наднациональная власть, суперконцерн и орден одновременно, комбинирующие институционально-иерархический и сетевой принципы. Это более или менее органичные наднациональные блоки с населением не менее 300−350 млн человек. Внешним субъектом управления ИПО будут госбюрократии со значительной ролью военных и спецслужб, роль которых в кризисных условиях растёт и которые схватились с финансовым капиталом, объявившим им войну в 2008 году и обречённым на подавление — компромиссного или бескомпромиссного типа.

На поверхности формирование ИПО может принять форму правой националистической (по крайней мере, антимультикультурной) политической революции. ИПО могут быть только антилиберальными (степень — это вопрос конкретно-исторических обстоятельств). А это означает, по крайней мере, для Европы, выход на первый план в условиях кризиса правых партий нового типа. Похоже, история повторяется: из мирового кризиса 1929−1933 годов Германия вышла как Третий рейх, из мирового кризиса 2010-х годов, который, как уже предупредила К. Лагард, будет круче 1929 года, Германия может выйти Пятым рейхом (Четвёртым рейхом была сетевая структура, созданная бывшими нацистами во второй половине 1940-х — 1950-е годы).

«СП»: — Какие последствия может иметь та реструктуризация Европы, о которой вы говорите?

— Возникновение ИПО «Европа» с германским ядром решит одни проблемы и создаст другие — как для соседей, так и для России. Нам едва ли стоит испытывать восторг по этому поводу. Реваншизма как исторического явления никто не отменял. Однако в краткосрочной, а возможно, и в среднесрочной перспективе подъём Германии является положительным фактором для России. В любом случае нам надо создавать своё ИПО, как бы оно ни называлось: историческая Россия или Евразийский союз — это наш единственный, хотя далеко не беспроблемный шанс.

Логика европейского равновесия потребует создания контрбаланса Германии, которым может стать англо-французский союз, менее вероятно — франко-русский (из-за связей Германии и РФ), ещё менее вероятно — англо-франко-русский — из-за традиционного исторического противостояния британцев и русских в Евразии, в частности, на Кавказе и в Центральной Азии. А поскольку в этих регионах сегодня разворачивается Большая Игра-2, в которой британские и российские интересы сталкиваются заново, то Антанта-2 едва ли возможна. В лучшем случае — британско-французский союз в духе того, что имел место в посленаполеоновскую эпоху.

Активизация британцев в Евразии и мире потребует изменения отношений с американскими «кузенами», а именно — серьёзного ослабления курса англо-американского единства, провозглашённого в 1890-е годы Сесилом Родсом и с тех пор активно развивавшегося. И тенденция к такому «разводу» налицо: в феврале 2005 года в Палате лордов прозвучал призыв к «бостонскому чаепитию» наоборот («Бостонское чаепитие» — эпизод из истории борьбы североамериканских колоний Англии за независимость. Решение английского правительства в 1773 году предоставить Ост-Индской компании право беспошлинного ввоза чая в североамериканские колонии, направленное на подрыв экономики колоний, вызвало негодование колонистов, особенно купцов, занимавшихся продажей контрабандного чая. В декабре 1773 года группа членов организации «Сыны свободы» проникла на прибывшие в Бостонский порт английские корабли и выбросила в море большую партию чая. Последовавшее закрытие Бостонского порта, запрещение собраний горожан и расквартирование в городе английских солдат ещё больше обострили конфликт между метрополией и колониями — «СП»). А на другом берегу Атлантики Обама — также не большой сторонник англо-американского единства в духе Родса.

«СП»: — И какие перспективы у Великобритании?

— Свободное плавание Великобритании как национального государства невозможно. У неё нет ни демографического, ни финансово-экономического потенциала. Единственный вариант — возрождение в виде ИПО Британской империи. Но для этого опять же нет достаточной финансовой базы. А в традиционных для деятельности британцев зонах они натыкаются на Россию и на Турцию, которая сама стремится превратиться в ИПО.

Объективно союзником британцев могут стать еврейский капитал и Израиль. Возможны игры на юге Африки. Однако на пути «ипоизации» Великобритании — серьёзнейшее препятствие. Этот процесс требует отречения от неолиберального курса, главным адептом которого выступает королевская семья Великобритании. Последний оплот, место, где спрятана «игла кощеевой смерти» неолиберальной глобализации — Букингемский дворец. На том Виндзоры стоят и не могут иначе. Стоят — несмотря на серьёзнейшие предупреждения, которые эта династия летом 2011 года получила сразу в двух странах — в Норвегии и в самой Великобритании.

«СП»: — Поясните…

— Речь идёт о норвежском расстреле, осуществлённом Брейвиком (и, как минимум, ещё тремя людьми, оставшимися «за кадром»). Было выдвинуто несколько версий этих событий и их причин. Представлю и я свою — версию человека, разбирающегося в династических схемах и геральдике и пытающегося связать их с политэкономией современного умирающего капитализма.

То, что Брейвик не одиночка — ясно. Чтобы понять скрытые шифры события, надо задаться вопросом: кто правит Норвегией? Династия Саксен-Кобургов. А кто правит в Великобритании? Какая неожиданность — тоже Саксен-Кобурги. Только называются они Виндзоры — поменяли «фамилию» во время Первой мировой войны — неловко править Великобританией, которая воюет с немцами, династии с немецким звучанием.

А не произошло ли чего-нибудь летом 2011 года эдакого и в Великобритании? Ещё как произошло: волна погромов, по сути — уличных боёв цветного населения, странным образом совпавшая с норвежским инцидентом. Хотя, конечно же, она не достигла его уровня жестокости. Отмечу, что я не единственный, кто связал события в Великобритании и Норвегии с династией Саксен-Кобургов и противостоянием в мировой верхушке. Это заметили и другие аналитики. Норвежское массовое убийство, жертвой которого стали юноши и девушки вовсе не из простонародья, так же как и серьёзные волнения в английских городах, являются, на мой взгляд, посланием (или последним предупреждением, «чёрной меткой», если угодно) одной части мировой верхушки — другой, являющейся лидером неолиберального курса. Послание исключительно жестокое. Его смысл прост: «Возьмём и детей». Это означает, что конфликт в мировой верхушке достиг такой степени остроты, что не щадят даже детей — такого раньше не было. Сигнал принят. Приняты беспрецедентные меры безопасности королевской семьи. Нанесёт ли «империя», то бишь династия, ответный удар? История с Дианой, да и вся история Виндзоров, показывает, что эти ребята способны на многое. Посмотрим.

«СП»: — И что мы получаем в итоге?

— Три события, которые представляются мне главными в 2011 году, — «арабская весна», кризис еврозоны и норвежский расстрел — события разномасштабные. Но у них один знаменатель — резко обострившаяся после 2008 года борьба внутри мировой верхушки за будущее. Таким образом, мы имеем клубок всё более острых противоречий разного уровня и масштаба. Это противоречия между:

— антилиберальной и неолиберальной стратегиями развития мировой верхушки и соответственно антилиберальным и неолиберальным кластерами;

— тенденциями глобализации 1980−2000-х годов и пробивающими себе путь импероподобными образованиями как форме преодоления глобального кризиса;

— госбюрократиями и финансовым капиталом и, соответственно, сетевыми и орденскими структурами, стоящими за первыми и вторым;

— США и Китаем;

— «закулисами» США и Великобритании (условно: Орден и Группа, поскольку реальная ситуация сложнее);

— внутри истеблишмента самих США — как по тактическим (очередные выборы), так и по стратегическим вопросам.

Есть и другие противоречия. Все они усиливаются и ускоряются нарастающим системным кризисом вкупе с ухудшением геоклиматической и геофизической ситуациями, причём земные и космические угрозы работают как раз на государственно-имперский (импероподобный), антилиберальный вектор развития. Проблема к тому же заключается в том, что в один клубок переплелись противоречия и конфликты уходящей эпохи, её тенденций, и противоречия новой эпохи — её сил и агентов не только со старым, но и между собой.

«СП»: — И что ждет в этом контексте Россию?

— Все кризисы, о которых шла речь, проецируются на РФ. Получается «двойная масса» кризиса. Для нас 2011 год был также крайне важным. Во-первых, обострились все мыслимые противоречия: между властью и обществом; внутри власти — между верхними и нижними сегментами; внутри верхнего сегмента — между различными группами («силовики» — «гражданские»), а внутри групп — между кланами. При этом, похоже, внутренние властные (административные) ресурсы всех групп практически исчерпаны. Последние выборы это ясно продемонстрировали. Указанная исчерпанность усиливается фактом проедания советского материального наследия — к середине «десятых» оно будет проедено совсем. Заканчивается «НЭП-2» девяностых и нулевых. Закончится ли он тем же, что и «НЭП-1»? Не знаю.

В любом случае мировая ситуация резко усиливает остроту внутренних российских конфликтов и не менее остро ставит вопрос о внешнем союзнике — государства в целом и различных властных кланов. В условиях кризиса, фрагментации, раздробления мировой верхушки это исключительно сложный и трудный вопрос (в 1990-е и даже в начале 2000-х годов ситуация была намного проще). В результате налицо риск дальнейшего дробления и так весьма далёкой от единства и целостности российской верхушки, превращение русской территории в поле битв держав, корпораций, орденов и сетевых структур за будущее (в ущерб коренному населению), в резервную территорию и полигон психобиологических и иных экспериментов. Слабым утешением является морально-волевая деградация западных верхушек как игроков. И это одна из причин, хотя и не единственная, по которой Хозяева Мировой Игры решились на зачистку сытой неолиберальной элиты Запада.

2011 год подвёл черту под постсоветской эпохой. И это, пожалуй, весьма важная черта ушедшего года: постсоветская эпоха в России и в мире закончилась безвозвратно. Мы вступаем в иную, очень опасную эпоху, для жизни в которой нужны воля и разум. Т.е., прежде всего, принципиально новая наука об обществе и человеке, предполагающая создание новых дисциплин, нового понятийного аппарата, новых форм работы со значительными по объёму информпотоками и, естественно, новых форм организации рационального знания.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье