18+
суббота, 10 декабря
Общество

Минский шик родом из 80-х

Белорусская мода застряла в прошлом столетии, и уходить оттуда не собирается

  
96

В крупные минские универмаги вроде ГУМа и ЦУМа белорусы водят своих российских гостей на экскурсии — настолько мало изменилось там со времен СССР.

Отделы мужской одежды похожи на похоронные бюро, в отделах женской — нет ничего, имеющего отношения к современной моде и хорошему вкусу. Фасоны, модели и ткани устарели еще 40 лет назад, но производителя это не смущает.

Больше всего торговые залы трех крупнейших минских универмагов ГУМ, ЦУМ и «ТД «На Немиге» напоминают склады: огромные ангары, где тысячи видов некрасивой одежды навешаны так плотно, что не у каждого хватит силы вытащить пальто или платье из общей кучи. Какой там мерчандайзинг, когда белорусские фабрики легкой промышленности шьют свою уродливую продукцию сплошным потоком, вне зависимости от спроса.

Цветовая гамма у товаров невелика, все попадают под определение «немарко». Верхняя одежда громоздкая, с несовременными фасонами. Пальто тяжелые, многие ткани уже покрыты катышками — и это только после примерок.

Но если уж белорусскому производителю позволить пользоваться цветом, он на одну ткань наляпает всю радугу — это можно наблюдать в «кварталах» ситцевых и фланелевых халатов, которые, похоже, не покидали стен магазина с 1975 года. В отделе головных уборов — полный спектр знаменитых «кандибоберов» — немыслимые сооружения из фетра тоже передают привет из советских времен.

Мужской отдел — это черные, серые, коричневые костюмы стандартного кроя, неинтересные свитера, некрасивые пальто и куртки. Шуба из бобра выглядит так, словно ее сняли с трибуны, на которой приветствовали митинги 7 ноября советские лидеры. Глядя на эти вещи, можно вообразить только образ советского мужчины 70-х годов, который одевался не в то, во что хотел, а в то, что можно было «достать». И, кажется, белорусский производитель считает, что такая ситуация — нормальна.

Представление о том, как выглядит нация, у местного легпрома очень смутные: самый популярный рост в женской секции - 164, а размер почему-то — 52-й. На 170, или, не дай Бог, 180 см найти одежку совершенно невозможно. В мужском же отделе считается, что не бывает мужчин ниже 180 см ростом, зато по размеру он совпадает с дамой — стройнее 52-го по улицам не ходят.

Продавцы в торговых центрах белорусской столицы поставлены там для того, чтобы ненавидеть покупателя и отвращать его от траты денег. Если вы устали от настойчивого московского сервиса, если вас утомляют фразы «Чем я могу вам помочь? Показать этот товар поближе? Что вас заинтересовало?», то приезжайте в Минск — здесь вы их не услышите. Торговых работников в залах универмагов немало, но заняты они, в основном, двумя вещами — задушевными разговорами между собой и слежением за тем, чтобы покупатель что-нибудь не спер. И если вам удается в ГУМе отвлечь барышню в униформе магазина от болтовни с подружкой, вас наградят таким взглядом, что особо мелкие формы жизни могут от него даже погибнуть. Со вздохом неудовольствия принесут пару обуви или покажут украшение. Им все равно — подойдет вам свитер, или нет, купите вы его, или уйдете с пустыми руками. Наверное, такое отношение впиталось в стены ГУМа и ЦУМа и передается всем новым поколениям сотрудников — иначе непонятно, откуда такой «совок» в поведении и головах совсем юных девушек, которые СССР не застали даже в младенческом возрасте.

Единственный раз удалось оживить этих зомби, когда корреспондент «СП» достал фотокамеру, чтобы сделать иллюстрации к этому материалу. Тут же на него набросились с криками «Фотографировать нельзя!» и даже позвали охранника. Правда, никто так и не смог внятно объяснить причину запрета на фотосъемку в этом открытом для массового посещения государственном учреждении, а за фотографиями пришлось возвращаться позже и с менее заметной камерой.

От минских универмагов создается тяжелое и душное настроение, шопинг в них не доставляет удовольствия,

При этом цены на товары не такие и низкие, особенно по белорусским меркам. Женские и мужские пальто стоят 4 000 -10 000 руб, костюмы — 2 000 — 7 000 руб, халаты — 600 — 1500 руб, зимняя обувь — 3 000 -7 000 руб. Понятие «скидки» в белорусской торговой сети отсутствует напрочь, хотя это смогло бы помочь продать залежалый товар.

Отечественный производитель для белорусов — совсем не бюджетный вариант: во время кризиса средняя зарплата по Минску составляет 5 000 -7 000 рублей, и уже практически во всех магазинах предлагают взять кредит (!) на покупку обуви или верхней одежды. Альтернатива небольшая: в Беларуси нет сетевых магазинов недорогой западной одежды (H&M, TopShop, Zara и тд), поэтому местные жители одеваются на вещевых рынках, а те, у кого есть возможность и шенгенская виза, — ездят за одежкой в соседние Литву и Польшу.

Поднимал национальную моду — сел в тюрьму

Причины такого коллапса в легкой промышленности те же, что в остальных областях белорусской экономики: «колхозный» подход к любому виду деятельности. Несмотря на то, что в Беларуси есть несколько университетов, которые готовят модельеров-конструкторов с высшим образованием, их выпускников к производству не подпускают — они же младше 40 лет, тогда как в мире западной, да и российской моды человек к 40 годам уже зарабатывает себе имя и популярность. Поэтому талантливые белорусские дизайнеры уезжают. Кто-то — в Москву, как успешные и признанные здесь, постоянно принимающие участие в Russian Fashion Week Игорь Чапурин, Елена Цоколенко, Ольга Самощенко, Инесса Колпашникова. А кто-то едет гораздо дальше: в университете Дакки преподает дизайн белорусский модельер Станислав Ботоногов, работать в Шанхай уехал дизайнер Егор Цодов. На Китай работает Иван Айплатов, у которого контракты с крупными китайскими фабриками. В общем, белорусские дизайнеры нужны везде, кроме родины.

Изменить эту ситуацию пытался местный модельер Саша Варламов, который придумал и, при поддержке государства, проводил фестиваль «Мельница Моды». Участие в нем для молодых дизайнеров было бесплатным, в качестве призов предлагались стажировки в западных домах моды, право на участие в европейских модных показах, стипендии от различных фондов на создание собственной линии одежды. Белорусские фабрики не интересовались свежим взглядом по-прежнему, хотя каждый год в конкурсе участвовали около 200 коллекций, и отсмотреть их не считали зазорным такие люди, как председатель фонда «Русский силуэт» Татьяна Михалкова. «Мельница моды» многим дала шанс на продвижение, но сейчас проведение фестиваля под вопросом, потому что в 2011 году директора фестиваля Варламова арестовали.

По версии МВД, он с 2007 по 2010 годы в целях совершения хищения давал указания подчиненным ему работникам осуществлять незаконный сбор денежных средств с родителей детей, принимавших участие в показах мод в качестве моделей во время проведения международных творческих мастерских за границей. Также присвоил денежные средства, выделенные участникам делегаций на суточные расходы. По данным следствия, на конец мая 2011 года, причиненный Варламовым ущерб оценивался примерно в 2,5 миллиона российских рублей, а в расследовании фигурировали более 500 свидетелей и пострадавших.

До сих пор непонятно — действительно ли руководитель «Мельницы моды» проворовался, или кому-то понадобилось тепленькое место с госфинансированием, но это уголовное дело внесло еще больше безнадежности и в без того нерадостную картину белорусской моды: сайт фестиваля заблокирован, а молодым дизайнерам в 2012 году совсем некуда пойти со своими идеями. Это значит, что по-прежнему моду в Беларуи будут диктовать вещевые рынки, а местные универмаги останутся музеями СССР для заехавших поностальгировать по былому жителей соседних стран.

Минск

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня