18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Сиротская доля

В Югре суд решил взыскать задолженность по банковскому кредиту с 10-летней девочки, мать которой погибла в ДТП

  
324

Говорят: смерть все спишет. Но, оказывается, на банковские долги данное выражение не распространяется, даже если легли они на плечи несовершеннолетнего ребенка, оставшегося сиротой. 10-летняя Оксана Т. (имя изменено по этическим соображениям), проживающая в западносибирском городе Мегионе, что в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре, унаследовала долг по кредиту своей умершей матери.

Еще в 2008 году, как сообщает ИА «URA.Ru», мама девочки взяла потребительский заем в размере 400 тысяч рублей в Ханты-Мансийском банке. Женщина исправно вносила все положенные взносы, но неожиданно скончалась — погибла в автомобильной аварии, — когда оставалось выплатить 200 тысяч рублей.

Оксана, которая росла без отца (он умер раньше), осталась сиротой, ее опекуном стала родная тетя. От матери девочке осталась двухкомнатная квартира, а также на нее перешла вся оставшаяся сумма невыплаченного кредита.

Это стало ясно после того, как кредиторы обратились в городской суд с иском о взыскании задолженности. А суд признал 10-летню сироту должником и обязал ее выплатить непогашенную перед банком задолженность.

Как пояснили в региональном Управлении федеральной службы судебных приставов (УФССП), куда в итоге поступил исполнительный лист на ребенка, судебное решение в пользу банка было вынесено в соответствии со статьей 1175 Гражданского кодекса РФ. Согласно этому положению наследники несут ответственность по долгам наследодателей, при этом возраст наследника роли не играет.

Тем не менее, по словам пресс-секретаря управления главного специалиста-эксперта Эрики Гайлис, в их практике это первый случай, когда с исполнительным листом пришлось идти к ребенку.

Надо отдать должное работникам службы: в данном случае они поступили и по закону, и по совести. Пристав-исполнитель, обязанный проверить имущество должницы, официально заявил о том, что ни доходов, ни имущества у девочки нет. Поэтому в итоге производство было окончено со стандартной формулировкой «за невозможностью взыскания» и Оксане ничего платить не придется.

В будущем возвращаться к вопросу выплаты долга по достижении ребенком совершеннолетнего возраста кредитное учреждение тоже не собирается.

«Долг будет списан», — заверил руководитель пресс-службы Ханты-Мансийского банка Роман Кичанов.

По его словам, на самом деле никто и не собирался взыскивать деньги с сироты. Но есть формальная юридическая процедура, которую нужно пройти, чтобы списать долг — а именно суд и службу судебных приставов.

Впрочем, вовсе не факт, что также гуманно в подобной ситуации поступят и другие банки. Тем более что они имеют полное право взыскать долги с малолетнего наследника даже спустя годы, когда он станет совершеннолетним.

«Срок давности по таким судебным делам — три года. И если в банке каждые три года будут возвращаться к взысканию этого долга, то они могут дотянуть до совершеннолетия», — пояснила Эрика Гайлис.

Вот тогда придется возмещать долг из любых источников дохода либо имущества.

— Вообще это вполне справедливо, что по долгам (любым — банка или каким-то иным) отвечает тот, кто вступил в наследство, — признает член совета адвокатской палаты Москвы, адвокат Виктор Буробин. — Банк, он ведь тоже субсидирует не свои средства, а наши с вами, по сути, дает взаймы деньги своих вкладчиков. Но в случае с этим ребенком, я считаю, банк поступил достойно, он сумел найти единственно возможный правовой выход — списать долг.

«СП»: — Что по закону невозможно изъять у должника?

— В Гражданско-процессуальном кодексе есть приложение, где как раз написано, что не подлежит изъятию в случае долга. Это квартира (если она одна), а также некоторые предметы быта, которые имеются в единственном экземпляре — одна стиральная машина, один пылесос, один телевизор, один стол и стул.

«СП»: — А если бы у ребенка, скажем, была дача. Ее забрали бы в счет долга?

— Дачу бы продали, конечно. Земельный участок бы продали. Машину. Предположим, мама девочки купила бы на эти 400 тысяч автомобиль. Его бы точно забрали. Купила бы квартиру, ее тоже должны были забрать. Вот что с девочкой делать в этом случае? Это другой вопрос. Хотя без крова ее скорей всего не оставили бы. Логика права здесь примерно такая: отвечает за долги тот, кто вступает в наследство, но если в наследственной массе есть только квартира, описать и продать ее нельзя.

«СП»: — Почему банк сразу не списал долг сироты. Зачем была нужна такая сложная процедура?

— Просто у банка есть определенные нормативы. Есть правовые процедуры, в конце концов. Иначе говоря, я сам принять такое решение не могу. Я его могу принять только тогда, когда в банке появляется документ, который называется «Постановление о прекращении исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания». В этот момент и только я имею право списать долг.

«СП»: — Как можно было бы обезопасить родственников заемщика от преследования банка-кредитора?

— Вариант только один — не вступай в наследство. Оцени свои возможности: если ты знаешь о том, что у наследодателя долг, ну, посмотри, надо ли тебе это. Правда, конкретно в этом случае ситуация отягощается тем, что это ребенок: 10-летняя девочка, конечно, не может понимать: надо ей это, не надо. Но взрослый человек, вступая в наследство, должен осознавать: ты вступил, это значит на тебе все права и все долги.

«СП»: — Виктор Николаевич, получается, ребенок, не может правильно оценить ситуацию, но нести ответственность по долгам родителей должен. Это же нонсенс?

— Да, пожалуй, это самое интересное. 10-летний ребенок, действительно, по закону не может нести ответственность за свои действия. Он не эмансипирован, и для гражданского права он не субъект, а значит, не существует. Так что, наверное, какой-то пробел здесь есть.

Юрист Надежда Серегина, в свою очередь, вообще сомневается в правомерности судебного решения, по которому долги погибшей женщины были возложены на ее несовершеннолетнюю дочь:

«Наследство от имени несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет принимают его законные представители: родители, опекуны, попечители. Этот законный представитель обычно и осуществляет погашение задолженности. В данном случае, таковым является, тетя девочки, которая стала ее опекуном. Своим имуществом ее, конечно, никто не требует расплачиваться, но в исполнительном листе все же должна была стоять ее фамилия, а не ребенка».

Похожий случай, правда, не со столь благоприятным финалом имел место прошлой весной в Нижнем Новгороде. Там приставы решили, что дети — восьмилетний Сергей и шестилетний Андрей Деулины — должны расплачиваться с кредиторами своей погибшей матери. От нее братьям досталась квартира и все ее долги — 176 тысяч рублей после неудачной сделки с недвижимостью.

За эти долги приставы отобрали у сирот все игрушки, одежду (включая тапки и носки) и даже ночные горшки. А затем арестовали еще и банковский счет, на который начислялись опекунская пенсия и пособия по потери кормильца. Никого из исполнителей не смутило, что по закону взыскание не может быть обращено на вещи индивидуального пользования, а также что в этом возрасте дети еще не успели заработать ни копейки, чтобы вернуть долг матери.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов довольно жестко высказался тогда:

«Надо добиться окончательного решения суда, который раз и навсегда прекратит эту порочную практику нападения на имущество несовершеннолетних детей по долгам родственников. И надо вынести решение, которое будет юридически значимым актом, который поставит точку и разъяснит всем остальным, что так действовать нельзя».

Увы, омбудсмена, видимо, никто не услышал. Порочная практика продолжается.

Фото: ИТАР-ТАСС

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня