18+
пятница, 27 мая
Общество

Генерал Ивашов: Реформа превратила армию в воровскую организацию

По словам президента Медведева, преобразования оборонной сферы России завершены. Каковы итоги?

  
854

Во вторник, 20 марта, Верховный главнокомандующий Вооруженными силами РФ Дмитрий Медведев, по сути, подвел итоги военной реформы, которую сам же и затеял. Уже с мая подобными проблемами станет заниматься новый президент России. То есть — Владимир Путин.

Фактическое прощание Медведева с армией произошло на коллегии Министерства обороны РФ. На ней пока еще глава государства с видимым удовлетворением заявил: «Реформирование Вооруженных сил практически завершено, большинство частей и соединений готовы приступить к выполнению боевых задач в кратчайшие сроки, оптимизирован состав межвидовых группировок войск, а благодаря новой структуре округов повысилась эффективность планирования и управления их действиями».

В общем, по мнению Медведева, своему то ли преемнику, то ли предшественнику он оставляет армию сильной, боеспособной и современной. В подтверждение своих слов гарант Конституции отметил, что в 2008—2011 годах в войска поставлялись преимущественно современные образцы вооружений и военной техники. В результате их доля увеличилась с 10% до 16%, а интенсивность боевой и оперативной подготовки выросла в три раза.

Министр обороны РФ Анатолий Сердюков детализировал Верховного: за этот период удалось полностью перевооружить новыми и модернизированными образцами вооружений и военной техники более 250 воинских частей. В частности, по его словам, «с 2008 по 2011 год в войска поставлены 39 межконтинентальных баллистических ракет, две подводных лодки, четыре надводных корабля, пять боевых катеров, 374 летательных аппарата, 12 ракетных комплексов „Искандер“, 713 других образцов ракетно-артиллерийского вооружения, более 2,3 тыс единиц бронетанкового вооружения и техники, 79 зенитных ракетных комплексов войсковой ПВО, 106 комплексов ПВО ВВС, около 40 тыс автомобилей».

Нельзя не отметить, что реформа российских Вооруженных сил, начатая в 2008 году, действительно оказалась едва ли не главным детищем Медведева на посту президента. Изменения в военной организации страны произошли кардинальные. В отличие от осмеянной обществом реформы милиции, которая фактически свелась к переименованию ее в полицию. Вот только все ли изменения на пользу обороне?

Напомним, что военная реформа с самого начала была воспринята обществом, мягко говоря, неоднозначно. Прежде всего, это относится к масштабному сокращению численности армии с 1,2 млн до 1 млн человек, когда большую часть уволенных составили офицеры. Прапорщиков и мичманов извели вовсе. Другое приоритетное направление — перевооружение армии — также столкнулось с серьезными проблемами, в частности с хроническим невыполнением гособоронзаказа по целому ряду важных направлений и ценовыми скандалами между Минобороны и военно-промышленным комплексом.

За комментариями «Свободная пресса» обратилась к бывшему члену коллегии Минобороны РФ, в прошлом — начальнику Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ, генерал-полковнику Леониду Ивашову:

— Честно говоря, я рад, что закончились эти почти 25-летние реформы, начатые еще при Горбачеве и непрерывно продолжавшиеся все это время. Когда в июне 2001 года мы с тогдашним министром обороны Сергеем Ивановым возвращались из Минска, он заговорил о военных реформах. Я ему сказал: «Прекратите говорить об этом». Иванов удивился: «Почему?». Тогда я предложил ему эксперимент: пусть на следующий день, придя в свой кабинет, позвонит главнокомандующему какого-нибудь вида вооруженных сил и спросит, каковы главные задачи на июнь. Тот наверняка ответит: «Реформа». То есть через это волшебное слово как бы снимается ответственность за боеготовность армии, ее техническое состояние. Потому что главная задача — «реформа». Иванов провел этот эксперимент. Ровно такой ответ дали во всех видах Вооруженных сил, кроме моряков. И вот представьте: двадцать с лишним лет наша армия занимается только «реформами».

"СП": — Каков итог? Медведев заявил, что Вооруженные силы теперь «отвечают современным угрозам и способны дать ответ на потенциальные угрозы в наш адрес». Это так?

— Когда я слышу такие утверждения, у меня возникает простой вопрос: «Вы выявили масштабы и характер угроз военной безопасности России?». На сегодняшний день атласа угроз нет, а войска якобы готовы их отражать. Угрозы не указаны ни в военной доктрине, ни в других документах. Но если так, то встает вопрос: «А к чему войска и силы флота готовы?»

Если говорить об угрозах, — их упоминает Владимир Путин в предвыборной статье о национальной безопасности. Но если посмотреть на состав Вооруженных сил, то наши нынешние войска бригадного типа не способны противостоять вероятному противнику ни на Западе, ни на Юге, ни на Востоке. И совершенно не готовы отстаивать наши интересы в Арктике, где сегодня формируется новый театр военных действий в борьбе за ресурсы.

У нас уже фактически нет военной разведки как системы, способной обеспечить информацию о формировании угроз и подготовке к ударам. Уже идут споры о том, кому передать остатки Главного разведуправления Генерального штаба: то ли ФСБ, то ли СВР.

У нас нет военной науки, что признал начальник Генштаба. В новой конфигурации не сложилась система управления Вооруженными силами. Нет надлежащего военного образования. Когда в результате военной реформы не появляются, а, наоборот, разрушаются важнейшие элементы обороноспособности страны, говорить о каких-то успехах едва ли возможно. Плюс ко всему, когда торговец встал во главе Министерства обороны, он превратил всю систему Вооруженных сил в коммерческую организацию. Приведу пример: на острове Русский военное ведомство закупило 3400 квартир, выполняя решение партии «Единая Россия» и правительства. Но там число офицеров, которым требуется жилье, измеряется десятками, а не тысячами. Что это? Ошибка, профанация или явная коррупция?

Такая же ситуация у нас и по закупке вооружений: когда военный прокурор говорит, что в результате этих реформ сегодня каждый пятый бюджетный рубль, поступающий в Минобороны, разворовывается, становится страшно. Причем, прокуроры делают такие заявления на основе только установленных фактов. А сколько их не установлено? То есть в результате военной реформы у нас уже не армия, а воровская организация.

«СП»: — Что вы думаете об утверждении, что доля современных образцов вооружений и военной техники в войсках увеличилась с 10% до 16%?

— Это тоже «от лукавого». Когда у нас было много дивизий, процент современной техники был низкий, потому что новая техника практически не поступала. Теперь эти воинские части сократили. Причем сократили, разумеется, самую старую технику. В результате доля современных образцов повысилась, но реально современных образцов все равно поступают единицы. Кроме того, наша внешняя и внутренняя политическая стратегия довела нас до такого состояния, экономика превратилась в топливно-сырьевую и пропала индустриальная база для обороны. Нет электроники, нет приборостроения, точного машиностроения и т. д.

«СП»: — На заседании коллегии Анатолий Сердюков заявил, что напряженность в военно-политической сфере увеличивает риск втягивания РФ в различные военные конфликты. Первой из угроз он назвал развертывание элементов американской противоракетной обороны в Европе. На эту же угрозу обратил внимание и Медведев, сказавший, что к 2017−2018 годам Россия должна быть готова «в полном объеме» дать ответ на развертывание ЕвроПРО. Действительно ли это главная угроза для нас сегодня?

— Да, безусловно, это угроза. Но — не главная для страны. Это ложная цель, на которую нас отвлекают. Почему мы говорим только о европейской системе ПРО, но не обращаем внимание на морскую составляющую — группировку кораблей с системой «Иджис», курсирующую у наших берегов?

А концепция быстрого глобального удара (перспективная разработка вооруженных сил США, которая должна позволить им нанести удар неядерным вооружением по любой точке планеты в течение часа — прим. «СП»), которая примеряется на нас? Разве не угроза? Она введена в действие еще Бушем-младшим в 2003 году.

Кроме того, у нас сегодня нет серьезных военных союзников. С военно-стратегической точки зрения мы не знаем, кто нам ближе: Китай, Индия или блок НАТО? Потому и происходит постоянное заигрывание с Западом, несуразные заявления и решения. В результате у нас не осталось серьезных союзников. То есть нужного баланса сил мы не выстроили. По причине всего сказанного однозначно оцениваю результаты реформы негативно.

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье